Версия для печати

Последнее

Вечер пятницы обернулся для нашей редакции ужасом, как и для всего города. Когда появилась новость, что женщина сожгла себя у здания областного ГУМВД, конечно мы обратили внимание, но никто не подозревал и не думал о том, кто такая эта женщина. Это оказалась прекрасный журналист, один из немногих (если не единственный) в городе журналистов свободных и независимых – Ирина Славина.

Все запланированное на вечер утратило всякий смысл и само по себе было отменено, жизнь встала. Мы три часа молча сидели и смотрели то друг на друга, то в телефоны. Никто не хотел верить, что это она, да и не верили, что это она. Обзванивали знакомых, кто мог что-то знать, правоохранителей, которые могли что-то знать, но одни не знали, другие не говорили. Да и не факт, что знали. Верить в последнюю страшную запись на в фейсбуке Ирины не хотелось, равно как и невозможно было ее видеть. Понятное дело, что если человек такое написал, тем более, человек такой смелый, волевой и решительный, какой была Славина, то значит он все для себя решил и сам на попятную ни за что не пойдет. На видео, которое мы не будем публиковать по этическим соображениям, отчетливо видно, как прохожий парень пытается остановить ее, пытается своей курткой сбить огонь, но Ирина оттолкнула его – она определенно пришла на это место умирать, и определенно не хотела ни помощи, ни спасения.

Даже когда прошло достаточно времени, с того момента как пришли ужасные новости, мы отчетливо понимали, что будь с Ириной все в порядке, она бы, несмотря на изъятые у нее смартфон и ноутбук, опровергла эту информацию, обязательно нашла бы способ сообщить, что она жива, даже тогда не хотелось верить, что это все правда.

Правда оказалась сильнее ожиданий. Иначе ведь и не бывает. Ведь Славина всю свою жизнь посвятила борьбе за правду, какой бы она ни была – неудобной для кого-то, нежеланной, слишком сермяжной… это никогда для нее не имело значение, значение было только лишь в том, что если черное является черным, то она невзирая ни на какие уговоры и угрозы не написала бы, что это, например, серое. Собственно эта ее страсть к правде, ее стремление называть вещи своими именами и предопределили то, что нет ни одного человека, кто бы относился к ней равнодушно. Ее очень любили, ее ненавидели, ее боялись и избегали, но определенно все ее уважали, и точно никто не был равнодушен к ней.

Как только страшная новость разошлась по сети, посыпалась масса сообщений со словами сожаления и поддержки близким, находились люди животные, которые считали нормальным и возможным надругаться над смертью и оттоптаться на трупе. Писали простые люди, которые знали Ирину по ее публикациям, писали люди, знавшие ее близко и не очень, писали люди, которые могли и вовсе не знать даже ее издания (Венедиктов, Шлосберг, Архангельский, Долин, Ерофеев и многие другие), и только официальные лица отмалчивались, с трусоватым безразличием наблюдая за тем, что же будет дальше. Например, губернатору, понадобилось целых два дня, чтобы вспомнить, что год назад он ее награждал, и чтобы понять, как же сильно он хочет, чтобы любовь оказалась сильнее смерти. Это одно из немногих сообщений, под которым Глеб Сергеевич благоразумно отключил комментарии, поскольку прекрасно понимал, что прочитает там не самые лестные слова в свой адрес.

View this post on Instagram

Ирина Славина добровольно и страшно ушла из жизни. Я не могу в это поверить. Есть ситуации, когда лишние пустые слова просто неуместны. Но я решил для себя, что промолчать и не выразить человеческое отношение к произошедшему просто не могу. Хотя бы потому что я знал Ирину лично. Мы общались по разным поводам. С самого начала моей работы в регионе она задавала неудобные вопросы. Я отвечал честно, и, думаю, поэтому в итоге мы общались конструктивно и по-человечески! Знаю, что со взаимным уважением. Как-то Ирина предложила мне поехать вместе с ней в отделение паллиативной помощи в 30-ой больнице. «А давайте вместе посмотрим, как там на самом деле?!» - так звучало ее предложение. В результате в паллиативном отделении был сделан ремонт и закуплено оборудование. Потом была дискуссия о судьбе березовой рощи в Верхних Печерах, где хотели построить торговый центр. Ее позиция по этому вопросу помогла сохранить зеленую зону. Именно за профессиональную журналистскую работу и неравнодушие в 2019 году вручал ей официальную благодарность губернатора (именно этот момент на фото). Она была ярким и неравнодушным человеком. Я предприму все усилия для того, чтобы расследование обстоятельств, приведших к трагедии, было на контроле на самом высоком уровне. Впервые за время существования моего аккаунта в инстаграме к этому посту не будет комментариев. Не тот случай. Я искренне скорблю вместе с теми, кто не может смириться с уходом Ирины и с той страшной формой ухода, которую она выбрала. Осознаю, что любые слова сейчас будут восприняты по-разному. Но важно не это, а то, какие уроки и выводы будут сделаны. Говорят: любовь сильнее смерти. Хочу, чтобы так было и в этот раз.

A post shared by Глеб Никитин (@gsnikitin) on

Ирина ушла так же, как и жила – смело, ярко, свободно и бескомпромиссно. Из всевозможных средств она предпочла самое страшное, и, пожалуй, самое мучительное – огонь. В огне сжигали в средние века людей, которых признавали еретиками за то, что те не принимали позицию церкви (читай государства), в огне себя сжигали староверы, ставшие после церковной реформы Никона раскольниками, и не желающие отказываться от своей веры, огонь всегда был важнейшим элементом жертвоприношения, во все времена люди почитали огонь, и боялись его, как сильнейшую стихию. Почему Ирина предпочла огонь – можно догадываться, выстраивать множество теорий. Может быть она решила, что любая другая причина смерти не вызовет такого резонанса, а может быть она дала нам всем понять, что наше общество остается средневековым, где правят феодалы и опричники.

Сегодня люди прощаются с Ириной Славиной, но все равно, по-прежнему невозможно поверить в то, что ее с нами больше нет, да мы и не верим. Ее уход стал огромной потерей для всех нас – для затухающей профессии журналиста, для общества, которое могли взбодрить ее публикации, не говоря о ее семье.

Ирины с нами больше нет, но она оставила после себя яркий след, яркую память. Горечь утраты пройдет, время все залечит, и тогда ее дети и ее муж будут гордиться ей. Ирина все для этого сделала. Как и для того, чтобы зажечь наши сердца.

P.S. Жизнь Ирины была яркой, поэтому, несмотря на всю трагичность ее ухода, мы поставили именно цветное, а не черно-белое фото в качестве обложки к этому материалу. Пусть в нашей памяти Ирина Славина останется как яркий, честный, влюбленный в жизнь человек. Ведь именно такой она и была.

Прочитано 2997 раз