Понедельник 20 сентября 2021
Войти

Регистрация


Избранное

Предвыборный дивертисмент

  • Среда, 15 сентября 2021 09:15
  • Автор  Виктор Корнеев

До выборов остаются считанные дни и, казалось бы, участники этого мероприятия должны суетливо носиться, словно соискатели награды «За неуемное служение России» имени Миклухо-Маклая, лихорадочно запихивая в избирательские головы остатки неиспользованной саморекламы. Однако все спокойно, все стоят стройными рядами, все по местам. Выборы проходят так, словно нет ни конкуренции, ни проигравших, ни победителей.

Явятся ли на них главные, как это должно быть, действующие лица, голосующие, избиратели?

Ряды и когорты

 Сегодня мы с вами являемся свидетелями – если не участниками – некоего избирательного кризиса.

30 лет назад сам по себе феномен выборов воспринимался на ура. Десятилетиями до этого выборы проходили без выбора, без альтернативы, а поэтому – и практически без агитации. После этого простой факт, что посредством бросания своего бюллетеня в избирательную урну ты можешь каким-то образом повлиять на будущее страны, ошеломлял.

Откуда ни возьмись, вместо заунывных правоверно-партийных лиц понавыбегали неожиданные персонажи, выкрикивая как коробейники на базаре – «Выбери меня! Выбери меня!».

Агитационное меню было разнообразно. Телевизор предлагал зажигательные дебаты кандидатов и представителей партий, избирателю попроще подкладывали почти китчевые газеты с броскими лозунгами и заголовками. Создавалось впечатление, что на наших глазах – и при нашем участии – клокочет какая-то кипучая движуха, что время двинулось вперед, а назад уже не вернется. И самый главный персонаж этого действа – всемогущий Гражданин России – творит историю своими неравнодушными руками.

Сегодня же все иначе. Сегодня людей (вот так вот) приучили к тому, что выборы – это видимость, иллюзия, которую нам создают, чтобы продлить ничем не обеспеченную и не подкрепленную веру в демократию, которая якобы есть. Есть она или нет? А кто его знает. Определенно побеждает тот, кого побеждать назначили, а на выборы приходит в основном только тот, кто по-прежнему верит, что что-то меняет.

Социологи в лице трех матерых контор – ВЦИОМ, Фонд общественного мнения и «Левада-центр», а также сравнительно молодой, но уже успевшей заслужить некий авторитет четвертой конторы – Институт социального маркетинга, Инсомар, прогнозируют, что победителями будут все те же четверо, что и раньше, в 2007, 2011, 2016-м. Это КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», видоизмененная присутствием в рядах Захара Прилепина, а во главе, конечно, выступают стройные адепты «Единой России».

Они же, социологи, никак не сойдутся во мнении, сможет ли преодолеть 5%-ный барьер партия «Новые люди», чтобы стать пятой силой в обновленном парламенте страны, а заодно – и в парламенте Нижегородской области.

Так смогут ли зайти на нашу авансцену люди, в политике новые, и в чем залог победы людей политически старых?

Частичная перезагрузка

Агитки, листовки, кандидатские партийные газеты, которые читают сейчас в основном на селе и не читают в городах, телевизионные ролики, которые избегают простым перенажатием кнопки на пульте, билборды, которые облюбовывают вороны, – казалось бы, все теперь не работает.

18%-ная явка на выборы нижегородской Думы – яркий сигнал наверх и везде, что народ изнемог и устал. «Голосуй не голосуй – все равно получишь власть», – как говаривал в свое время кандидат в мэры Нижнего Юрий Лебедев.

Любопытно, что сам Лебедев штурмовал Серый дом нижегородского Кремля, драпируясь в одежды бунтаря и оппозиционера, играя «под Климентьева», однако на деле оказался вполне форматным и теперь благополучно пополняет колонны «Единой России», отчасти приписывая себе в заслуги юбилейные, 800-летние свершения в Сормове.

Это очень показательно – когда кажущиеся бунтари на поверку оказываются карманными и форматными. Это – знамение времени.

Но власть пока ничего нового предложить не может. Ничего ни красивого, ни громкого, ни яркого, не говоря уже – свежего она не способна дать избирателю. Все те же лица, все те же плоские, как ледяная корка, идеи.  Не мудрено, что народ разучивается отправляться на выборы.

Впрочем, власти это как раз на руку. В партии Владимира Жириновского, как и в партии КПРФ, считают, что если бы явка была высока и голосовать пришло большинство избирателей, то перемены в политическом спектре были бы возможны.  ЛДПР при этом все грезит о прошлом: в 1993 году на выборы в ГосДуму пришло больше 60% избирателей – и жириновцы опередили всех, включая и КПРФ, и проправительственный «Выбор России».

Другое дело сегодня: на выборы идут немногие, и «Единая Россия» получает карт-бланш и квалифицированное большинство в парламентах любого уровня.

Впрочем, ветер перемен все же оказался заметен на этих выборах – и заметен практически для всех.

У «Единой России» перемены спровоцировала сама власть, сделав некоторую перезагрузку в своей партии. Слишком уж долгие годы костяк партии составляли предприниматели, которые в свое время сообразили, что лучший бизнес – это бизнес с политической «крышей», особенно если в роли политика выступает сам бизнесмен.

Нижний Новгород в этом отношении мог бы послужить яркой иллюстрацией, которую впору включать в учебники политологии: в какой-то момент город захватили, порезав его, как тортик, на удобные кусочки, два Олега-бизнесмена, Кондрашов и, в большей степени, Сорокин. Кончилось это, вестимо, невесело для обоих: осваивать мегаполис как бизнес-проект до конца у Олегов не получилось, оба хапнули в витоге проблем с законом. Невесело было и горожанам.

Теперь в «Единой России» появился новый тренд: предпринимателям пришлось слегка потесниться, уступая место в избирательной обойме общественникам и бюджетникам. Так в числе кандидатов оказываются медики Апоян и Цопов. Выручает номенклатуру то, что в качестве общественников рассматривают в основном не каких-нибудь волонтеров с улицы, а волонтерскую верхушку, таких своеобразных новых «комсомольских лидеров ХХI века» с гладкими лицами и выглаженными дорогими пиджаками/платьями.

Партийные раздраи

Некоторый собственный раздрай наблюдается и в рядах КПРФ.

На верхушке Геннадий Зюганов, некогда узурпировав лидерские позиции, уступать их никому не намерен, продолжая дожидаться ухода из большой политики Владимира Путина, чтобы выступить, как ему представляется, реальным кандидатом на последующих затем президентских выборах.

Однако «свежая кровь» ему и партии не помешала бы, и он это понимает, возлагая в начале предвыборного цикла некие надежды на Захара Прилепина и его, как тогда казалось, задорную команду. Однако будучи, в общем, конструктом президентской администрации, Прилепин как политический проект органически не мог усилить коммунистов, выступив в роли «свежей крови» для партии Сергея Миронова да еще взяв в союзники Геннадия Семигина, заклятого друга Зюганова, пытавшегося сместить его с поста лидера ЦК.

Что касается нижегородских коммунистов, то здесь фактически раз от разу доводят до белого каления местного лидера Владислава Егорова: тот уже давно перерос региональный уровень и его наверняка раздражает партийные необходимость и дисциплина, вынуждающие его раз, два, три отдавать заветный мандат от региона в ГосДуму в пользу каких-то столичных Блоцких.

На этих выборах у Егорова, который всегда был приличным человеком, случился даже какой-то приступ паранойи, когда он посчитал, что против КПРФ существует заговор в СМИ и даже не пускал ряд журналистов на встречу с приехавшим в область Зюгановым.

В отличие от Зюганова Жириновский в нижегородский регион не приезжал. Кризис ЛДПР заключается в том, что все здесь заточено на единоначалие, вертикали здесь похлеще государственных. Сам Владимир Вольфович уже, увы, сдает как политик, и это сказывается на партии.

Что же до нижегородцев, то элдэпеэровцы вынуждены были ранней весной делегировать в ЦИК такого видного нижегородского вечного кандидата во все и вся, как Александр Курдюмов. Без привычного Курдюмова в роли кандидата, НРО ЛДПР оказалось в парадоксальном положении. С одной стороны, на Владислава Атмахова, выдвинутого партией в ГосДуму, ложится новая колоссальная ответственность. Он должен обеспечить либеральным демократам присутствие в российском парламенте ЛДПР-нижегородца. С другой стороны – с него и взятки гладки: если вдруг не получится, он всегда может заявить, что, мол, чего вы хотите, в такие короткие сроки заменить раскрученного Курдюмова я не могу…

«Справедливая Россия» выборы от выборов продолжает терять своих избирателей, свои голоса и проценты. Задуманная как вариант карманного управляемого социализма в память и на обломках целого ряда партий – партии пенсионеров, партии Жизни, даже партии «Родина», – СР своим вилянием от заигрывания с народом до полной лояльности власти подвыхолостила свой электоральный потенциал и нуждалась в накачке «свежей кровью».

И помощь пришла. СР превратилась в СРЗП (последние две буквы так и тянет прочитать не как «За правду», а как «Захар Прилепин» – впрочем, так и было, возможно, пиарчески задумано). И на этой партии сегодня висит тяжкая, как ни у кого, ответственность: Прилепин и прилепинцы должны показать и доказать, что они чего-то да стоят.

Однако судя по всему это пока не слишком получается: никакой крышесносной повестки новое образование не предложило, при этом, как видим мы в Нижегородской области, на выборы СР и ЗП идут скорее врозь, чем стройно вместе. И даже если какая-никакая победа будет одержана, не факт, что пакт между этими двумя политическими конструкциями будет иметь силу в дальнейшем и две партии, вкупе с затесавшимися между ними «патриотами»-семигинцами, продолжат движение рука об руку.

В свою очередь «Новые люди» в каком-то смысле уже далеко и не новые. Запрос на правую партию, способную каким-то образом зажечь и объединить склонный к либерализму класс, существовал в России на протяжении многих политических сезонов. Что и объясняет попытки создания таковой Борисом Немцовым, Михаилом Ходорковским и Михаилом Прохоровым, из которых успешным оказался только вариант бывшего нижегородского губернатора.

В этот раз с проектом правой партии выступил олигарх Алексей Нечаев, владелец компании косметики, парфюма и женской одежды Faberlic, который так не вовремя, не в тренде, решил поставить политику на службу собственному бизнесу: тренд этот, как мы уже отметили, сегодня потихонечку сходит на нет.

Социологи сообщают, что «Новые люди» сегодня балансируют на грани прохождения в ГосДуму, что находится все-же под большим вопросом. Конкретно в Нижегородской области партия не сделал практически ничего. Запомнилось, что в июле 2021-го г-н Нечаев обещал водрузить в Нижнем какой-то впечатляющий арт-объект, чего сделано не было. И по сути все, что остается в памяти – что на выборах в горДуму год назад именно «Новые люди» поймали за руку и засняли на видео как секретарь УИК № 2569 Наталья Двуреченская пыталась подменить папки со списками избирателей на другие. Случай получил огласку и непосредственно Центризбирком аннулировал результаты голосования на участке, хотя других последствий (за такие дела можно, согласно УК РФ, получить до четырех лет лишения свободы) случай за собой не повлек.

Не сделав почти ничего, партия рискует в нижегородском регионе пролететь как фанера над ГосДумой, однако, имея некоторую благосклонность со стороны администрации президента, на какую-то часть политического пирога все-таки может рассчитывать.

Честно. Прозрачно. В чистоте

 А что же у нас по части прозрачности и честности выборов, о которой так много говорит оппозиция и, что удивительно, власть и ее партия? Хотя ничего удивительного тут нет: и власть, и партия власти часто используют чужую благородную риторику, чтобы подчеркнуть акценты про гражданское общество и демократию.

В части гражданского общества у нас наблюдается голосование в три дня, затрудненное видеонаблюдение и голосование в электронном виде – набор, который делает наблюдение за выборами очень затруднительным. Что же возражают на эти доводы лояльные к власти специалисты, политологи, эксперты, социологи?

Что, в частности, три дня – это фигня, и если есть желание чем-то там поманипулировать, то и одного дня достаточно с лихвой. Что видеонаблюдение по факту остается, и если есть желание насладиться видео с участков, то добро пожаловать в избирательные штабы партий или в большой зал Общественной палаты. И наконец, что электронное голосование очень, очень защищено. То есть, защищена информация, которая посредством этого голосования в центральные органы стекается.

Что же касается того, что эти цифровые сигналы можно с легкостью фальсифицировать, тот тут никакого внятного ответа никто не дает.

Ответ один: нужно верить государству. Верить в его добрую волю.

Что мы, конечно, все поголовно и делаем. А что нам еще остается?

Это все равно что подселить к оказавшимся на льдине голодного медведя – и пообещать, что он, как истинный джентльмен, ни в коем случае вас не съест.

Прочитано 319 раз

Последние комментарии

  • Гость сказал Ещё
    Рожают по разным мотивам. 8 минут назад
  • Гость сказал Ещё
    А Вицин с Моргуновым куда? 24 минуты назад
  • Гость сказал Ещё
    никто не верит , для этого и вводили электронное и... 25 минут назад
  • Гость сказал Ещё
    Не может такого быть. В округе 7 победил какдидат от... 27 минут назад
  • Гость сказал Ещё
    Больной на всю голову,насмотрелся боевиков с... 46 минут назад