Суббота 16 октября 2021
Войти

Регистрация


Избранное

ЦИК уехал: как Нижний тихой сапой стал эталонным середнячком

  • Четверг, 23 сентября 2021 09:11
  • Автор  Виктор Корнеев

ЦИК уехал, клоуны остались. Напомним, Зеркало делает небольшой поствыборный цикл из нескольких материалов, в котором оценивает прошедшие выборы с разных сторон (они будут выходить на этой и следующей неделе). Ищите их по тегу «ЦИК уехал» или поиском по сайту.

Кроме всего прочего (о чем я писал в прошлой статье цикла - "Голоса и призраки"), минувшие выборы показали: Нижегородская область перестала быть полигоном реформ, полем экспериментов, оплотом умеренного фрондерства, умеренного протеста. Тихой сапой Глебу Никитину удалось-таки превратить островок относительного свободолюбия в среднестатистическую тихую заводь, по которой можно сверять федеральные часы.

Мы потеряли свою уникальность и стиль - и стали сероватым середнячком, не заслуживающим особого внимания.

Регион веселых и находчивых

Если посмотреть на сводные таблицы, как голосовали регионы страны, видно, что Нижегородская область избежала крайностей. Социологи, статистики и политологи сформировали рейтинги «самых-самых»: кто из регионов оказал наибольшую поддержку власти (здесь, традиционно, – республики с кавказским и восточным уклоном, Башкирия, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Чечня), кто – наименьшую (Республика Марий Эл, Республика Коми, Ненецкий автономный округ, Хабаровский край, Якутия). Пятерым губернатором, по словам околокремлевских инсайдеров, вообще грозит отставка из-за проигрыша ЕР на выборах

А Нижегородской области ни в одном рейтинге, ни со знаком плюс, ни со знаком минус (с точки зрения столичного Кремля) в списках не значится.

Почему же?

Тут интересно начать с внешних, наиболее ярких признаков. В частности, очень наглядны визиты главы государства в наш регион перед выборами.

Действительно: накануне наиболее важных избирательных событий главы России – Владимир Путин, Дмитрий Медведев, Владимир Путин, – уже два с лишним десятилетия неизменно отправлялись в Нижегородскую область. Чтобы прогуляться по Покровке, встретиться с губернатором, с номенклатурным активом, а в последнем случае Владимира Путина – даже выслушать от «рабочего» (на деле – профсоюзного функционера) Артема Баранова просьбу снова стать Президентом – и дать историческое согласие избраться.

(Другой доброй приметой для Путина стало посещение перед выборами очередной игры КВН, так что в каком-то смысле наш регион сравнялся и породнился с Клубом веселых и находчивых).

Эти визиты были знаковыми, – с этим согласны все. Однако причины этих визитов и этой знаковости указывали различные. Дело ведь не только в том, что Нижний Новгород – крупный мегаполис, который расположен неподалеку от Москвы. И, конечно, не в том, что нам нравиться называть себя третьей столицей.

Одни утверждают, что Нижегородская область выбрана лидерами страны для предвыборных посещений из-за своей типичности, среднестатистичности. Тут и сельское хозяйство, некогда кормившее кроме самих себя всю Московскую область вкупе со столицей, и мощная, развитая промышленность, и сосредоточие научных и образовательных учреждении, обилие НИИ и вузов, и незаурядная культура – не случайно всемирно известный фестиваль искусств имени Сахарова проходит именно у нас.

Однако это только часть правды. Именно многочисленное студенчество, развитые научные сообщества, интеллигенция покрыли регион определенным флером фрондерства, несогласия, бунтарства.

Мы не были такими как все. Особенно остро это ощущалось в ходе очередных выборов..

В качестве характерного примера можно привести выборы в Государственную Думу декабря 1999-го года. «Несогласный» Союз правых сил получил на нижегородской земле ни много ни мало 25% голосов, в то время как в среднем по стране – вдвое меньше, порядка 12%.

Лидеры государства отправлялись накануне выборов именно сюда. К слиянию двух рек, чтобы личным присутствием отчасти охладить горячие фрондерские головы, добиться слияния двух энергий – свободолюбивой творческой и усмирительной управленческой, дабы эффект синергии задал общий тон, в каком-то смысле придал региону, а вместе с ним и стране новый, но «правильный» толчок для движения.

Сегодня необходимость в таких визитах отпала.

Из обладающего определенной уникальностью региона мы превратились в середнячка. Интерес центральных властей к нижегородцам вследствие этого сильно ослаб. Мы перестали находиться в центре внимания. И в списках уже не значимся.

В списках не значится

В чем же феномен сегодняшнего нижегородского политического дня?

В первую очередь над новым профилем региона поработали главы региона. И эффективнее всех – губернатор Глеб Никитин. Как же произошло взятие и покорение пусть и ограниченно, но вольного города пришлым губернатором?

Секрет прост: чтобы победить, губернатору нужно… подчиниться. Слушаться. Слушаться «старших товарищей».

Валерий Шанцев, например, хотел ломать всех об колено, играть на старательно создаваемый имидж властолюбивого медведя, поначалу – просто злого, затем, поняв, что все больше и больше раздражает нижегородцев, стараниями главного пиарщика нижегородского белого дома Романа Скуднякова – отчасти медведя и доброго, распевающего по телевизору в домашнем свитере задушевную песню про Нижний Новгород.

Ломать у Шанцев получалось не совсем хорошо. Как и всякому медведю, ему не хватало отточенности, выверенности действий, математического расчета.

Выстроить собственную карьеру в Москве не получилось, Шанцева отправили в нижегородскую ссылку, где он и пытался реализовать свои амбиции. Область он возглавил, стал здесь усиленно осваивать строительные плацдармы, но осадок от неудачи в столице остался.

Крупные политические проекты проваливались один за другим. Так, столичная команда, которую Шанцев насадил в нижегородский Кремль, один за одним дискредитировали себя: Англичанинов, Живихина и далее по списку.

По сути, самым главным и успешным управленческим решением в шанцевском кабинете стало очередное возведение на местный Олимп в ранге замгубернатора Евгения Люлина. Однако сделано это было под давлением замглавы президентской администрации Сергея Кириенко. Результат оказался ожидаемо положителен: Люлин стал стабилизатором нижегородской политики, добившимся большего примирения местных элит и залетных «варягов», чем оно было до него.

Однако даже это не смогло понизить градус несогласия и недовольства ниже критической планки. Уровень коррупции оставался высоким и это продолжало злить промышленников и предпринимателей, подогревало фронду сверху. Был очевиден социальный негатив : после введения системы «Платон» транспортный налог можно было на территории области отменить, однако у нас оставалось и то и другое; региональный материнский капитал был одним из наиболее низких в стране и т.п.

Операция «Булавинов», когда «хозяину» хотелось избавиться от мэра, в котором он видел потенциального конкурента, вроде бы получилась, однако имела непредсказуемые (Шанцевым) последствия: своими руками губернатор вырастил для себе конкурента не в пример более безжалостного и захапистого, чем Булавинов – Олега Сорокина.

А главное – Шанцев, пытаясь подчинить местные элиты, ввязался тем самым в их интриги и игры с ними – и увяз в этом болоте.

Никитин действует по-другому. Его амбиции лежат вне региона. Поэтому с местными элитами он не интригует, не играет, а просто методично, «технократично» делает все, что ему укажут в столице.

В коррупционные схемы он не ввязан, поскольку тщательно следит за своей политической репутацией, за своим «резюме».

И кроме прочего, он имеет прочное прикрытие, «крышу»: это и Ростех, и господа из закрытого клуба друзей Президента, и в каком-то смысле, страшно сказать, – сам глава государства. Не случайно же раз от разу возникают слухи о том, что Глеб Никитин – один из возможных преемников.

Так или иначе, градус раздражения и несогласия снизился, а контроль, тихо и незаметно, серой пеленой все настоятельнее облекал все нижегородские социальные и политические институты.

А чтобы плотнее контролировать непосредственно выборы, на руку властям подоспела… пандемия, которая принесла занятные новшества – электронное голосование, голосование в три дня. Заодно сократили и масштаб видеонаблюдения. Хотя исполнение гражданского долга по Интернету делает чудеса и «качает» результат, что позволяет меньше обращать внимания на избирательные урны и устаревающие бюллетени.

Так, тихой сапой, Нижегородский регион остепенился, стал более выхолощен и бесцветен. Хотя бы на время.

Может быть, когда-нибудь Нижний еще вытащит фигу из кармана, но пока еще (уже) не значится в списках заслуживающих пристального внимания.

Прочитано 542 раз

Последние комментарии

  • Гость сказал Ещё
    Точно! Полная аналогия с макаровым министром... 13 часов назад
  • Гость сказал Ещё
    Возьмём к примеру Казань,Чартеры;дубай. Доминикана.... 13 часов назад
  • Гость сказал Ещё
    Чистый воздух когда у нас будет? 14 часов назад
  • Гость сказал Ещё
    В Египте кругом шакалы, Кто был тот поймёт, 14 часов назад
  • Гость сказал Ещё
    Раньше из нн летали везде, сейчас Тирана и Египет,... 14 часов назад