Суббота 7 декабря 2019
Войти

Регистрация


Облачно

0°C

Нижний Новгород

Облачно

Игры системы?

  • Пятница, 01 ноября 2019 10:13
  • Автор 

"Заноза" продолжает анализировать резонансное "похоронное" дело Кондрашова и Привалова. Похоже, ситуация со взяткой бывшему сити-менеджеру и его заместителю куда запутаннее, чем казалось на первый взгляд.

Основная часть письменных доказательств обвинения по уголовному делу экс-замглавы администрации Нижнего Новгорода Владимира Привалова (основной фигурант дела бывший глава администрации города Олег Кондрашов был недоступен для следствия) и их доверенных лиц, бизнесменов Сергея Муравлева и Юрия Гришина оглашена в зале суда. Примерно понятна доказательная база и можно сделать первые выводы. Вызывает сомнение квалификация обвинения подсудимых по ст. 290 УК РФ («Взятка»).

Во время следствия обвиняемые отказались от дачи показаний, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ. В этих условиях следствие «порезвилось» на славу, обвинив Привалова в получении взяток, а Муравлева и Гришина — в пособничестве в получении взяток. Создается впечатление, что следствие в таких комфортных условиях не очень глубоко анализировало обстоятельства дела. Что, впрочем, вполне объяснимо, когда защита пошла в глухой отказ что-то сообщать по делу. Видимо, настоящее разбирательство мы увидим в суде, когда слово перейдет к защите.

Что такое взятка? Есть классическое определение. Взятка — это принимаемые должностным лицом материальные ценности за действие или бездействие в интересах взяткодателя, которое это лицо не могло или не должно было совершать в силу своего служебного положения. Глава администрации Нижнего Новгорода Олег Кондрашов имел полное право поменять руководителя МП КРУН. Он имел право совершать действия по созданию условий для строительства крематория. В материалах дела указывается, что проблема строительства крематория для города-миллионника является актуальной. Это утверждал и взяткодатель Мамука Лосаберидзе. Таким образом, инвестор в похоронный бизнес никаких незаконных действий от сити-менеджера не просил, и тот ничего противозаконного в пользу Лосаберидзе не делал. Следствие ведет речь о покровительстве и попустительстве. Но и этого не было. К новому инвестору Кондрашов и Привалов предъявили даже повышенный стандарт требовательности. Из-за чего по истечении года работы по результатам аудита и проверок уволили руководителя КРУН Паршина — человека Лосаберидзе. Это ведь только версия самого Лосаберидзе, что его выгнали за отказ внести 2 миллиона евро. Речь идет в разговорах Привалова и регбиста о плохих результатах работы и отсутствии инвестиций. А Кондрашову в 2015 году надо было отчитаться за работу в том числе и по муниципальным кладбищам.

Интересно, что сам взяткодатель Мамука Лосаберидзе стал использовать термин «взятка» только в 2015 году, а не 2012 — 2013 годах, когда вел здесь похоронный бизнес. Лосаберидзе в 2012 — 2013 годах сделал скрытые аудиозаписи своих разговоров с Кондрашовым, Приваловым и Муравлевым. Для чего? Для того, чтобы отчитаться перед партнерами-инвесторами о том, что деньги передаются, для того, чтобы администрация не «кинула» его по бизнесу, для собирания компромата на сити-менеджера по согласованию с главой города Сорокиным. Но не для передачи аудиозаписей в правоохранительные органы. Он грозил любыми разборками, но не обращением в компетентные органы. Сам взяткодатель удивлялся тому, что чиновники высокого уровня «по углам рассовывают деньги по карманам», а не стремятся легализовать их через квазизаконные выплаты физическим лицам.

В свою очередь, Привалов и Кондрашов, а также их доверенные лица Муравлев и Гришин, совершенно не беспокоились на тот счет, что их могут «писать» или «снимать». Вряд ли это беспечность, когда они имели дело со «знакомым Сорокина». Наконец, глава города Олег Сорокин, который, кстати, подписывал контракт с главой администрации города Олегом Кондрашовым, то есть, являлся его непосредственным работодателем, знал о выплатах Кондрашову и Привалову не только от Лосаберидзе, но и от самого сити-менеджера. На аудиозаписях Мамуки много раз звучит информация о том, что Сорокин согласился с тем, что регбист может единовременно внести 2 миллиона евро, вместо ежемесячных выплат по 1 миллиону рублей. Странные взятки, если не сказать более, когда их обсуждают высшие чины администрации, типа взяточники, с главой Нижнего Новгорода, который всегда был непримирим к взяткам. Значит, Сорокин понимал, что Кондрашов не мог действовать иначе, но тем не менее, собирал на него при этом компромат на всякий случай? Что же это за явление такое? Кто его породил, что Кондрашов и Привалов согласились собирать деньги, а Сорокин знал и молчал?

Таким образом, в версии следствия, а потом и обвинения что-то не так. Предположу, что еще до Кондрашова в Сером доме сложилась система сбора средств с бизнеса, с инвесторов на различные цели, которые необходимы были в наличной форме. Например, на выборные кампании для «Единой России», на хоккей и футбол, на информационную политику в Москве и Нижнем Новгороде, то есть, выплаты московским и местным журналистам и экспертам, на нелегальные доплаты высшему слою чиновников Серого дома из-за небольших официальных затрат и прочие цели. При Кондрашове эта практика сохранилась. Короче говоря, не он это придумал, не стал он ее и отменять. Считаю, что смелость Привалова объясняется тем, что тот знал следующее: добро на создание «внебюджетного фонда наличных» давал лично губернатор Валерий Шанцев, который понимал, что без неучтенной наличности каких-то задач не решить.

С высокой вероятностью можно сказать, что инициатива сбора денег с бизнеса и инвесторов не принадлежала Владимиру Привалову и даже Олегу Кондрашову. И это точно не был их сговор на хищение средств. Привалов сам был, как и Муравлев и Гришин, посредником, по указанию руководства на нем была задача переговоров с бизнесменами и инвесторами и контроля за сбором средств. Предположу, что Кондрашову и Привалову были даны гарантии безопасности на любой случай, если только их не возьмут прямо при передаче им денежных средств. Поэтому, они и привлекли своих доверенных лиц-предпринимателей. Кто им мог дать такие гарантии? Моя оценка: только губернатор Шанцев, который имел договоренность с региональными силовиками. Но как только сменился губернатор, это все стало криминалом, хотя до того по понятиям криминалом не являлось? Получается, что на скамье подсудимых оказались лишь «стрелочники», а именно, посредники в передаче денежных средств наверх под деликатные задачи.

Один из моих знакомых часто говорит, что государство само ставит чиновников регионального и муниципального уровня в такие условия, что они вынуждены для решения ряда деликатных задач формировать разного рода «внебюджетные фонды». В том числе, в наличной форме. Например, навязывая регионам и муниципалитетам содержание спортивных команд, где результатов добиваются зачастую криминальными действиями: подкуп судей, договорные матчи, работа со спортивными функционерами и так далее. А потом государство само наказывает чиновников за это, объявляя их действия преступными. Для решения каких-то новых политических задач, например, для объявления Нижнего Новгорода «токсичным» городом в 2011 — 2017 годах.

Очевидно, что это все не о взятках в интересах Кондрашова и Привалова, а о кривых поборах Системы, в которой они лишь исполнители. Судить Владимира Привалова по ст. 290 УК РФ, Сергея Муравлева и Юрия Гришина по ст. 291 УК РФ — так себе история. В любом случае, посмотрим, что заявят подсудимые и защита.

Виктор Деменев

Прочитано 721 раз

Последние комментарии

  • Гость сказал Ещё
    А почему Московская область и Краснодарский край... 3 часов назад.
  • Гость сказал Ещё
    Да ладно, вон уж и Незыгарь пишет что затея с... 5 часов назад.
  • Гость сказал Ещё
    И Соловьева туда же.. 6 часов назад.
  • Гость сказал Ещё
    Панова на кичу...собаку 6 часов назад.
  • Гость сказал Ещё
    обрезание делал 6 часов назад.