Вторник 28 января 2020
Войти

Регистрация


Облачно

-11°C

Нижний Новгород

Облачно

Приговор Сорокину как срез эпохи Избранное

  • Вторник, 31 декабря 2019 07:08
  • Автор  Редакция

Уважаемые нижегородцы! Уважаемые читатели!

Нижегородские общественные деятели одним из самых важных и громких событий 2019 года называют обвинительный приговор бывшему Главе города Нижнего Новгорода Олегу Валентиновичу Сорокину. Жизнь в городе и области разломилась пополам – до Сорокина и после его посадки. Потому что Сорокина в жизни города и области было ну очень много, чересчур много.

Сорокин влиял на многие важнейшие решения в жизни региона от кадровых назначений до определения места строительства объектов в том числе федерального масштаба (например, футбольного стадиона). Сорокин – там, Сорокин – сям. Те, кто видел или чувствовал его руку, его деньги в том или ином событии, назывались другими чудаками и параноиками. И вот Сорокина посадили, суд постановил приговор.

В соответствии с законодательством приговор, постановленный в открытом судебном процессе, должен быть размещен судом в сети Интернет. Суд отказывается его публиковать, хотя обязан это сделать. Но этот приговор в открытом доступе отсутствует. Единственное место, где он размещен в виде фотокопии это Сайт Нижегородского комитета против пыток. Молодцы, спасибо.

Мы искренне считаем, что с этим документом должен ознакомиться каждый, кто так или иначе интересуется новейшей историей нашего региона и, в частности, тем, что происходило в регионе в 2010-2017г.г.. Можно ничего не читать по этому вопросу – читайте приговор Сорокину, и Вам все станет понятно, как тут «решались вопросы».

И в этом приговоре суда наконец обнаружились очень интересные вещи и для юристов-правоведов. Почему? Потому что на основании вступившего в законную силу приговора суда можно пересмотреть ранее вынесенные судебные постановления по вновь открывшимся обстоятельствам. Это может быть интересно участникам сделок с многочисленными сорокинскими фирмами, участникам судебных споров и с его компаниями. Это может быть полезно органам прокуратуры, которые призваны и обязаны оспорить разные конкурсы и аукционы в защиту государственных и общественных интересов. Но органы прокуратуры пока, как мы видим, бездействуют. Возможно, апатия и пассивность правоохранительных органов связана отсутствием текста приговора в публичном пространстве.

Поэтому мы намерены, во-первых, восполнить пробелы в знаниях у пытливых историков-читателей, во-вторых, помочь нуждающимся в поисках текста публичного постановленного приговора суда. 

Сам приговор был постановлен 07 марта 2019 года Нижегородским районным судом города Нижнего Новгорода, 12 апреля 2019 Апелляционным определением Нижегородского областного суда он был оставлен в силе, в приговор были внесены изменения.

Почитайте, уважаемые, уверяем вас, очень интересно.

С уважением, редакция.

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Н.Новгород                                                                                                   07 марта 2019 года

Нижегородский районный суд г.Н.Новгорода в составе: председательствующего судьи Кислиденко Е.Н.,

с участием государственых обвинителей Шкаредной Е.Д., Трусовой П.Г., Амосова М.С.,

потерпевшего Новоселова А.В.,

представителя потерпевшего — адвоката Серебряной Т.В.,

 подсудимых Сорокина О.В.,Воронина Е.Е.,Маркеева Р.С.,

 защитников подсудимого Сорокина О.В. - адвокатов Богдана В.И., Бурмистрова М.В., Нагорного И.Е., Лебедева С.Ю., Артемьева Д.В., Кравченко Д.В.,

 защитников подсудимого Воронина Е.Е. - адвокатов Юдина А.И., Горгадзе Ш.О., Платовой Н.Г., Стассий А.Д., Мамхегова А.В.,

защитников подсудимого Маркеева Р.С. - адвокатов Коптелова К.Е., Бастракова А.В., Каталымовой И. А.,

при секретаре Мироновой К.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по обвинению

Сорокина Олега Валентиновича,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.5 ст. 33, п.п. «а», «б» ч.3 ст.286, п.п. «а», «в», «г» ч.2 ст.126, ч.6 ст. 290 УК РФ,

Воронина Евгения Евгеньевича,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б» ч.3 ст.286, ч.3 ст.33, п.п. «а», «в», «г» ч.2 ст.126,

Маркеева Романа Сергеевича,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б» ч.3 ст.286, п.п. «а», «в», «г» ч.2 ст.126,

УСТАНОВИЛ: 

Сорокин О.В., Воронин Е.Е., Маркеев Р.С., совершили умышленные преступления при следующих обстоятельствах.

Богородской городской прокуратурой Нижегородской области 01 декабря 2003 года возбуждено уголовное дело №69727 по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.1 ст. 105 УК РФ, по факту покушения на убийство Сорокина О.В. Организация оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию данного преступления поручена заместителю начальника оперативно-розыскной части - начальнику отдела по раскрытию заказных и серийных преступлений против личности первой оперативно-розыскной части по раскрытию преступлений против личности Криминальной милиции ГУВД Нижегородской области (далее - отдел по раскрытию заказных и серийных преступлений против личности 1 ОРЧ КМ ГУВД Нижегородской области) полковнику милиции Воронину Е.Е., назначенному на указанную должность приказом начальника ГУВД

Нижегородской области от 18 сентября 2003 года №284-л/с.

В соответствии с приказом начальника ГУВД Нижегородской области от 18 сентября 2003 года № 284-л/с, должность старшего оперуполномоченного отдела по раскрытию заказных и серийных преступлений против личности первой оперативно- розыскной части по раскрытию преступлений против личности Криминальной милиции ГУВД Нижегородской области занимал капитан милиции Маркеев Р.С.

Согласно Положению о первой оперативно-розыскной части криминальной милиции ГУВД Нижегородской области (по раскрытию преступлений против личности), утвержденному приказом начальника ГУВД Нижегородской области №1185 от 24 декабря 2003 года, указанное подразделение криминальной милиции ГУВД Нижегородской области находилось в оперативном подчинении управления уголовного розыски ГУВД Нижегородской области и осуществляло мероприятия по организации раскрытия преступлений против личности. В структуру указанной оперативно-розыскной части входил отдел по раскрытию заказных и серийных преступлений против личности. Деятельность оперативно-розыскной части должна была осуществляться в соответствии с принципами законности, гуманизма, уважения прав и свобод человека, конспирации, сочетания гласных и негласных методов и средств оперативно-розыскной деятельности; руководители оперативно-розыскной части и ее структурных подразделений в объеме предоставленных им прав несли персональную ответственность за действия подчиненных сотрудников.

В соответствии со статьями 1, 2, 8, пунктами 1, 4 статьи 10, п. 16 статьи 11, статьями 12-15 Закона РФ от 18 апреля 1991 года №1026-1 (в редакции от 08 декабря 2003 года, с изменениями от 23 декабря 2003 года) «О милиции» (далее - Закон РФ «О милиции»), милиция входила в систему Министерства внутренних дел Российской Федерации и являлась системой государственных органов исполнительной власти, призванных защищать права и свободы граждан, интересы общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств и наделенных правом применения мер принуждения в пределах, установленных Законом РФ «О милиции» и другими федеральными законами; основными задачами криминальной милиции являлось предупреждение, пресечение, выявление и раскрытие преступлений; для выполнения возложенных на нее обязанностей милиции было предоставлено право осуществлять оперативно-розыскную деятельность в соответствии с федеральным законом, применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие только в случаях и порядке, предусмотренных Законом РФ «О милиции».

Статьей 1 Федерального закона 12 августа 1995 года №144-ФЗ (в редакции от 30 июня 2003 года) «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее - ФЗ «Об ОРД») установлено, что оперативно-розыскная деятельность является видом деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями уполномоченных государственных органов в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства oi преступных посягательств.

В соответствии со статьей 25 Закона РФ «О милиции», абзацем 3 статьи 16 ФЗ «Об ОРД», сотрудники милиции, в том числе осуществлявшие оперативно-розыскную деятельность, подчинялись только непосредственному и прямым начальникам; при получении приказа или указания, противоречащего закону, указанные должностные лица обязаны руководствоваться законом.

Таким образом, Воронин Е.Е. и Маркеев Р.С., проходя службу в правоохранительном органе на вышеуказанных должностях, постоянно осуществляли функции представителей власти, были наделены правом предъявлять требования и принимать решения, обязательные для исполнения гражданами и предприятиями, организациями и учреждениями независимо от их ведомственной принадлежности, подчиненности и форм собственности; Воронин Е.Е. также выполнял организационно­-распорядительные функции в отношении подчиненных ему сотрудников.

Статьей 2, пунктами 1, 2 статьи 21, пунктом 1 статьи 22 Конституции РФ провозглашено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита нрав и свобод человека и гражданина - обязанность государства; достоинство личности охраняется государством; ничто не может быть основанием для его умаления, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию; каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

В соответствии со статьями 3, 4, 5 Закона РФ «О милиции», статьями 3, 4, 5 ФЗ «Об ОРД», деятельность милиции, в том числе оперативно-розыскная, строилась в соответствии с принципами уважения прав и свобод человека и гражданина, законности, гуманизма; милиция в своей деятельности должна была руководствоваться Конституцией РФ, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации; милиции было запрещено прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению; всякое ограничение граждан в их правах и свободах милицией допускалось лишь на основаниях и в порядке, прямо предусмотренных законом.

Согласно статьям 12, 13, 14 Закона РФ «О милиции», применение физической силы допускалось только для пресечения преступлений и административных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, преодоления противодействия законным требованиям, если ненасильственные способы не обеспечивали выполнения возложенных на милицию обязанностей; при применении физической силы сотрудник милиции был обязан предупредить о намерении их использовать, за исключением тех случаев, когда такое предупреждение в создавшейся обстановке являлось неуместным или невозможным. Для пресечения оказываемого сотруднику милиции сопротивления, задержания лица, застигнутого при совершении преступления против жизни, здоровья или собственности и пытающегося скрыться, для доставления задержанных лиц в милицию, конвоирования и охраны задержанных, а также лиц, подвергнутых административному аресту и заключенных под стражу, когда они своим поведением давали основание полагать, что могут совершить побег либо причинить вред окружающим или себе, или оказывали противодействие, сотрудники милиции имели право применять специальные средства - наручники, имевшиеся на вооружении милиции.

В соответствии с абзацем 4 статьи 16 ФЗ «Об ОРД», причинение вреда правоохраняемым интересам должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, допускалось только при правомерном выполнении указанным лицом своего служебного или общественного долга по защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, а также для обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.

При осуществлении в 2004 году подчиненными Воронину Е.Е. оперативными сотрудниками отдела по раскрытию заказных и серийных преступлений против личности 1 ОРЧ КМ ГУВД Нижегородской области оперативно-розыскной деятельности в целях раскрытия покушения на убийство Сорокина О.В. не позднее 21 апреля 2004 года была получена информация об осведомленности Новоселова А.В. о лицах, причастных к совершению данного преступления.

Осознавая, что известные ему сведения Новоселов А.В., намерен скрывать от сотрудников правоохранительных органов, Воронин Е.Е., желая преуспеть по службе, добившись получения информации о лицах, причастных к посягательству на жизнь Сорокина О.В., и для раскрытия этого преступления, путем совершения действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, совершенных с применением насилия и с угрозой его применения, с применением специальных средств, решил организовать оказание на Новоселова А.В. силами подчиненных ему сотрудников и иных привлеченных лиц неправомерного психологического воздействия, применить к нему насилие и угрозы, нарушить личную неприкосновенность и свободу Новоселова А.В., для чего похитить его, переместить в безлюдное место в лесной массив, а также создать для него обстановку, угрожавшую его жизни и здоровью, находясь в которой Новоселов А.В. был бы вынужден сообщить все известные ему сведения.

Для реализации задуманного Воронин Е.Е., скрывая от руководства ГУВД Нижегородской области свои преступные намерения, подготовил постановление о проведении в отношении Новоселова А.В. оперативного эксперимента, целью которого указал документирование преступных замыслов и действий предполагаемого заказчика совершенного покушения на убийство Сорокина О.В., а также письмо в адрес Сорокина О.В. о предоставлении автомашины, использовавшейся им для личного передвижения.

Указанные документы Воронин Е.Е. представил 21 апреля 2004 года на подпись и.о. начальника криминальной милиции ГУВД Нижегородской области Цыганову В.С., убедив последнего в наличии оперативной необходимости для проведения данного мероприятия и скрыл истинные намерения совершить преступления. Подписав в тот же день представленные ему документы, Цыганов В.С. поручил Воронину Е.Е. организовать проведение оперативного мероприятия.

В период с 21 по 26 апреля 2004 года в здании ГУВД Нижегородской области по адресу:  г.Нижний Новгород, ул. М.Горького, д.71, Воронин Е.Е. довел до Сорокина О.В. свой замысел, предложив ему содействовать в оказании на Новоселова А.В. неправомерного психологического воздействия и насилия для получения требовавшейся информации, предоставив для похищения находившийся в его пользовании автомобиль.

Желая самому узнать заказчиков и исполнителей покушения на его убийство, а также испытывая личную неприязнь к Новоселову А.В., который мог утаивать сведения об этих лицах, Сорокин О.В. согласился с предложением Воронина Е.Е. содействовать, в совершении сотрудниками милиции действий, явно выходящих за пределы их полномочий с применением насилия и с угрозой его применения, с применением специальных средств, осознавая при этом общественную опасность планировавшихся совместных действий, предвидя и желая наступления общественно опасных последствий в виде существенного нарушения законных прав гражданина, а также допуская возможность существенного нарушения интересов общества и государства.

Далее Воронин Е.Е. составил детальный план совершения преступления, подыскал других соучастников и распределил между ними роли. Согласно этому плану, подчиненный Воронину Е.Е. старший оперуполномоченный отдела по раскрытию заказных и серийных преступлений против личности 1 ОРЧ КМ ГУВД Нижегородской области Маркеев Р.С. совместно с неустановленными лицами, скрывая свою принадлежность к правоохранительному органу и действуя под видом охраны Сорокина О.В., должны были произвести, в том числе в случае необходимости с применением насилия и специальных средств, захват Новоселова А.В., переместить его на предоставленном Сорокиным О.В. автомобиле «Мерседес», известном Новоселову А.В. в заранее выбранное безлюдное место в лесном массиве Балахнинского района Нижегородской области и удерживать там Новоселова А.В. После прибытия к месту, куда будет доставлен Новоселов А.В., Сорокин О.В. вместе с остальными лицами, продолжавшими удерживать Новоселова А.В. вопреки его воле, должен был лично принять участие в выяснении у него известных тому сведений об обстоятельствах покушения на убийство, а в случае невыполнения Новоселовым А.В. этих требований - применить к нему насилие и угрозы применением насилия, создавая обстановку, в которой Новоселов А.В. опасался бы за свою жизнь и здоровье, реально воспринял угрозы со стороны Сорокина О.В. и лиц, действовавших под видом его охраны. Сообщенные Новоселовым А.В. сведения планировалось записать на аудио- и видеоносители.

В период времени с 21 по 26 апреля 2004 года Воронин Е.Е. довел детали данного плана до Маркеева Р.С., Сорокина О.В. и иных неустановленных лиц, которые приступили к его реализации. Отдавая подчиненному ему старшему оперуполномоченному Маркееву Р.С. заведомо незаконный устный приказ участвовать в совершении преступления, Воронин Е.Е. действовал явно за пределами своих полномочий и вопреки требованиям статей 3, 4, 5. 12, 13, 14 Закона РФ «О милиции», статей 3 и 5, абзаца 4 статьи 16 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Осознавая противоправный характер запланированных мероприятий, Маркеев Р.С. путем совершения действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, совершенных с применением насилия и с угрозой его применения, с применением специальных средств из ложно понятых интересов службы согласился выполнить полученный от Воронина Е.Е. незаконный приказ, желая также добиться раскрытия совершенного в отношении Сорокина О.В. преступления и рассчитывая в этом случае на положительную оценку у руководства служебной деятельности их подразделения.

Утром 27 апреля 2004 года на территории г. Нижнего Новгорода Сорокин О.В., действуя умышленно, содействуя похищению Новоселова А.В., передал Воронину Е.Е. находившийся в его личном пользовании автомобиль «Мерседес». На данном автомобиле Маркеев Р.С. и неустановленные лица в тот же день около 08 часов утра прибыли к дому 12 по ул. Коминтерна г. Нижнего Новгорода, где проживал Новоселов А.В., и стали вести наблюдение. Обнаружив, что Новоселов А.В. в 09 часов 05 минут вышел из дома, они продолжили за ним слежение, выбирая наиболее подходящее место для осуществления его похищения.

После того, как Новоселов А.В. около 10 часов того же дня на маршрутном автобусе прибыл на пл. Свободы г. Нижнего Новгорода, Маркеев Р.С. вместе с двумя неустановленными лицами, являвшимися непосредственными участниками похищения и действовавшими с ним, Ворониным Е.Е. и Сорокиным О.В. в составе группы лиц по предварительному сговору, вышел из машины и на остановке общественного транспорта возле дома 3 по пл.Свободы остановил Новоселова А.В. Скрывая свою принадлежность к правоохранительным органам, Маркеев Р.С. предложил Новоселову А.В. проехать с ними.

Поскольку Новоселов А.В. от их предложения отказался и стал звать на помощь, Маркеев Р.С. и указанные неустановленные лица, действуя умышленно, в соответствии с разработанным Ворониным Е.Е. планом, нарушая требования статей 3. 4. 5, 12, 13, 14 25 Закона РФ «О милиции», статей 3-5, абзаца 4 статьи 16 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», совместно применили к нему насилие для преодоления сопротивления и помещения его в салон автомобиля, а именно: один из неустановленных соучастников похищения нанес удар ногой по ноге Новоселова А.В., другой - заломил ему средний палец на правой руке, а Маркеев Р.С. в это время нанес Новоселову А.В. кулаком не менее двух ударов в живот, чем причинили Новоселову А.В. физическую боль и телесные повреждения. После этого двое вышеуказанных неустановленных лиц схватили Новоселова А.В. за руку, Маркеев Р.С. взял его за ноги и в горизонтальном положении против воли сопротивлявшегося Новоселова А.В. поместили его на заднее сидение в салон автомобиля «Мерседес», припаркованного на остановке общественного транспорта. Затем те же неустановленные лица сели на заднее сидение с двух сторон от Новоселова А.В. и продолжили избивать его, каждый нанеся не менее чем по одному удару в живот, грудь и по голове, после чего с целью удержания Новоселова А.В. надели ему на руки специальные средства - наручники, лишив возможности покинуть салон автомобиля.

После того, как Маркеев Р.С. сел на переднее пассажирское сиденье, автомобиль под управлением третьего неустановленного лица начал движение по улицам г.Нижнего Новгорода. Маркеев Р.С. и вышеуказанные лица перевезли Новоселова А.В. против его воли в лесной массив, расположенный на расстоянии 1,1 км при движении по второстепенной дороге от поворота налево с трассы М7 «Москва-Владимир-Нижний Новгород» в 3,6 км от поворота с трассы «Нижний Новгород-Балахна». В лесу они продолжили удерживать Новоселова А.В., руки которого оставались скованными наручниками, в салоне автомобиля, ожидая прибытие на это место Сорокина О.В.

Действуя совместно и согласованно с Ворониным Е.Е., Маркеевым Р.С. и иными неустановленными лицами в целях подавления воли похищенного Новоселова А.В. к сопротивлению и его дальнейшего удержания, а также способствуя названным сотрудникам милиции в превышении их должностных полномочий, Сорокин О.В. спустя незначительное время 27 апреля 2004 года прибыл на автомашине совместно с иными неустановленными лицами на вышеуказанное место в лесу в Балахнинском районе Нижегородской области, намереваясь лично применить в отношении Новоселова А.В. насилие, опасное для его здоровья, угрожать применением насилия, опасного для жизни и здоровья, в том числе предметом бытового назначения, используемым в качестве оружия для усиления угрозы причинения вреда потерпевшему.

Продолжая удерживать Новоселова А.В. и создавать своими действиями для него обстановку, находясь в которой Новоселов А.В. имел реальные основания опасаться за свою жизнь и здоровье, Маркеев Р.С. и неустановленные лица вывели Новоселова А.В. из салона автомобиля, а Сорокин О.В. и прибывшее вместе с ним неустановленное лицо, на голову которого была одета маска, подвергнув Новоселова А.В. избиению, сопровождая свои действия угрозами и требованиями отвечать на их вопросы, стали выяснять у Новоселова А.В. известные ему обстоятельства покушения на убийство Сорокина О.В. и сведения о причастных к этому лицах.

Так, указанное выше лицо в маске нанесло Новоселову А.В. удар по голове неустановленным в ходе следствия металлическим предметом, от чего Новоселов А.В. упал на землю. Затем этот же человек схватил Новоселова А.В. рукой за волосы и заставил встать на колени, после чего Сорокин О.В. умышленно нанес Новоселову А.В. удар ногой в грудь, а человек в маске - дополнительно не менее 10 ударов кулаками в грудь, по спине и голове, чем оба причинили потерпевшему физическую боль и телесные повреждения. После этого неустановленное лицо в маске одело на голову Новоселова А.В. полимерный пакет, препятствуя процессу дыхания и вызывая у потерпевшего удушье. Дополняя его действия, Сорокин О.В. достал из салона автомобиля, на котором приехал в лес, топор и, демонстрируя его Новоселову А.В., высказывал угрозы отрубить ему ногу.

Будучи подвергнут насилию, опасному для здоровья, жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению, реально воспринимая все высказанные ему угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в том числе путем демонстрации предметов, использовавшихся в качестве оружия, Новоселов А.В., опасаясь за свою жизнь, здоровье и дальнейшей агрессии со стороны нападавших, согласился сообщить известные ему сведения, в частности о просьбах Дикина М.В. содействовать в перемещении автомашины, использовавшейся для совершения нападения на Сорокина О.В.

Принудив Новоселова А.В. рассказать интересовавшие их сведения, Маркеев Р.С.,

Сорокин О.В. и остальные соучастники потребовали от него сесть в салон автомобиля и  освободив его руки от наручников, собственноручно письменно изложить ту же самую информацию на листах бумаги, одновременно Маркеев Р.С. осуществлял в соответствии с разработанным Ворониным Е.Е. планом видеозапись составления Новоселовым А.В. письменного документа и его ответы на задаваемые Сорокиным О.В. вопросы.

 

После того, как Новоселов А.В. выполнил все предъявленные ему требования, то есть когда цели его похищения были достигнуты, Маркеев Р.С., Сорокин О.В. и другие неустановленные лица решили освободить Новоселова А.В. На той же автомашине «Мерседес», использовавшейся ранее для его перевозки, Новоселов А.В. около 14 часов в сопровождении Маркеева Р.С. и иных неустановленных лиц был доставлен к зданию ГУВД Нижегородской области по адресу: г. Нижний Новгород, ул. Максима Горького, д. 71, где согласно  ранее данным ему Маркеевым Р.С. указаниям должен был самостоятельно дать аналогичные пояснения встречавшему его Воронину Е.Е.

В результате совместных преступных действий Воронина Е.Е., Маркеева Р.С., Сорокина О.В. и иных неустановленных лиц потерпевшему Новоселову А.В., согласно заключению эксперта №9-ДОП от 02 февраля 2018 года, были причинены физическая боль и следующие телесные повреждения: кровоподтек на передней поверхности грудной клетки слева, два кровоподтека в области правого лучезапястного сустава с переходом на тыльную поверхность правой кисти, два кровоподтека правого бедра в средней трети на передней наружной поверхности,  кровоподтек левой голени в верхней трети по задней поверхности, два кровоподтека в области левого коленного сустава по передней поверхности, кроводтек левой голени по передней поверхности в верхней трети, два кроводтека правого плеча в средней трети по передне-внутренней поверхности, точечное кровоизлияние под слизистую оболочку левого глаза, ссадина в проекции вышеуказанного кроводтека левой голени по передней поверхности в верхней трети, не причинившие вреда здоровью;  закрытая черепно-мозговая травма в виде ушиба головного мозга легкой степени, причинившая средней тяжести вред здоровью по признаку длительного расстройства здоровья; ушиб правой почки, причинивший легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.

Также  умышленные противоправные совместные действия Воронина Е.Е., Сорокина О.В., Маркеева Р.С. и других неустановленных лиц повлекли существенное нарушение прав и законных интересов Новоселова А.В., предусмотренных статьями 2, 21 и 22 Конституции Российской Федерации, гарантирующими защиту от насилия, другого жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения и обязанность государства обеспечивать право граждан на свободу и личную неприкосновенность, а также существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в подрыве авторитета органов власти и дискредитации правоохранительных органов в целом.

 

Кроме того, Богородской городской прокуратурой Нижегородской области 01 декабря 2003 года возбуждено уголовное дело №69727 по признакам преступления, предусмотренного ч.3  ст. 30, ч.1 ст.105 УК РФ, по факту покушения на убийство Сорокина О.В. Организация оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию данного преступления поручена заместителю начальника оперативно-розыскной части – начальнику отдела по раскрытию заказных и серийных преступлений против личности первой оперативно-розыскной части по раскрытию преступлений против личности Криминальной милиции ГУВД Нижегородской области (далее-отдел по раскрытию заказных и серийных преступлений против личности 1 ОРЧ КМ ГУВД Нижегородской области) полковнику милиции Воронину Е.Е.

При осуществлении в 2004 году подчиненными Воронину Е.Е. оперативными сотрудниками отдела по раскрытию заказных и серийных преступлений против личности 1 ОРЧ КМ ГУВД Нижегородской области оперативно-розыскной деятельности в целях раскрытия покушения на убийство Сорокина О.В. не позднее 21 апреля 2004 года была получена информация об осведомленности Новоселова А.В. о лицах, причастных к совершению данного преступления.

Осознавая, что известные ему сведения Новоселов А.В. намерен скрывать от сотрудников правоохранительных органов, Воронин Е.Е. желая преуспеть по службе, добившись получения информации о лицах, причастных к посягательству на жизнь Сорокина О.В., и для раскрытия этого преступления, решил организовать оказание на Новоселова А.В. силами подчиненных ему сотрудников и иных привлеченных лиц неправомерного психологического воздействия, применить к нему насилие и угрозы, нарушить личную неприкосновенность и свободу Новоселова А.В., для чего похитить его,

переместить в безлюдное место в лесной массив, а также создать для него обстановку, угрожавшую его жизни и здоровью, находясь в которой, Новоселов А.В. был бы вынужден сообщить все известные ему сведения.

Для реализации задуманного Воронин Е.Е, скрывая от руководства ГУВД Нижегородской области свои преступные намерения, подготовил постановление о проведении в отношении Новоселова А.В. оперативного эксперимента, целью которого указал документирование преступных замыслов и действий предполагаемого заказчика совершенного покушения на убийство Сорокина О.В., а также письмо в адрес Сорокина О.В. о предоставлении автомашины, использовавшейся им для личного передвижения. Указанные документы Воронин Е.Е. представил 21.04.2004 года на подпись и.о. начальника криминальной милиции ГУВД Нижегородской области Цыганову В.С., убедив последнего в наличии оперативной необходимости для проведения данного мероприятия и скрыв истинные намерения совершить преступления. Подписав в тот же день представленные ему документы, Цыганов В.С. поручил Воронину Е.Е. организовать проведение оперативного мероприятия.

В период с 21 по 26 апреля 2004 гола в здании ГУВД Нижегородской области по адресу: г. Нижний Новгород, ул.М.Горького, д 71, Воронин Е.Е. довел до Сорокина О.В. свой замысел предложив ему предоставить находившийся в его пользовании автомобиль для похищения Новоселова A.В.

Желая самому узнать заказчиков и исполнителей покушения на его убийство, а также испытывая личную неприязнь к Новоселову А.В., который мог утаивать сведения об этих лицах, Сорокин О.В. согласился с предложением Воронина Е.Е. оказать сотрудникам милиции пособничество в похищении Новоселова А.В. путем предоставления автомобиля, осознавая при этом общественную опасность планировавшихся совместных действий, предвидя и желая наступления общественно опасных последствий в виде существенного нарушения законных прав гражданина, а также допуская возможность существенного нарушения интересов общества и государства.

Далее Воронин Е.Е. составил детальный план совершения преступления, подыскал других соучастников и распределил между ними роли. Согласно этому плану, подчиненный Воронину Е.Е. старший оперуполномоченный отдела по раскрытию заказных и серийных преступлений против личности 1 ОРЧ КМ ГУВД Нижегородской области Маркеев Р.С. совместно с неустановленными лицами, скрывая свою принадлежность к правоохранительному органу и действуя под видом охраны Сорокина О.В., должны были произвести, в том числе в случае необходимости с применением насилия и специальных средств, захват Новоселова А.В., переместить его на предоставленном Сорокиным О.В. автомобиле «Мерседес», известном Новоселову А.В., в заранее выбранное безлюдное место в лесном массиве Балахнинского района Нижегородской области и удерживать там Новоселова А.В.

В период времени с 21 по 26 апреля 2004 года Воронин Е.Е. довел детали данного плана до Маркеева Р.С., Сорокина О.В. и иных неустановленных лиц, которые приступили к его реализации. Отдавая подчиненному ему старшему оперуполномоченному Маркееву Р.С заведомо незаконный устный приказ участвовать в совершении преступления, Воронин Е.Е. действовал явно за пределами своих полномочий и вопреки требованиям статей 3, 4, 5, 12, 13, 14 Закона РФ «О милиции», статей 3 и 5, абзаца 4 статьи 16 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Осознавая противоправный характер запланированных мероприятий, Маркеев Р.С. из ложно понятых интересов службы согласился выполнить полученный от Воронина Е.Е. незаконный приказ, желая также добиться раскрытия совершенного в отношении Сорокина О.В. преступления и рассчитывая в этом случае на положительную оценку у руководства служебной деятельности их подразделения.

Утром 27 апреля 2004 года на территории г.Нижнего Новгорода Сорокин О.В., действуя умышленно, содействуя похищению Новоселова А.В., передал Воронину Е.Е. находившийся в его личном пользовании автомобиль «Мерседес». На данном автомобиле Маркеев Р.С. и неустановленные лица в тот же день около 08 часов утра прибыли к дому 12 по ул.Коминтерна г.Нижнего Новгорода, где проживал Новоселов А.В., и стали вести наблюдение. Обнаружив, что Новоселов А.В. в 09 часов 05 минут вышел из дома, они продолжили за ним слежение, выбирая наиболее подходящее место для осуществления его похищения.

После того, как Новоселов А.В. около 10 часов того же дня на маршрутном автобусе прибыл на пл.Свободы г.Нижнего Новгорода, Маркеев Р.С. вместе с двумя неустановленными лицами, являвшимися непосредственными участниками похищения и действовавшими с ним, Ворониным Е.Е. и Сорокиным О.В. в составе группы лиц по предварительному сговору, вышел из машины и на остановке общественного транспорта возле дома 3 по пл.Свободы остановил Новоселова А.В. Скрывая свою принадлежность к правоохранительным органам, Маркеев Р.С. предложил Новоселову А.В. проехать с ними.

Поскольку Новоселов А.В. от их предложения отказался и стал звать на помощь, Маркеев Р.С. и указанные неустановленные лица, действуя умышленно, в соответствии с разработанным Ворониным Е.Е. планом, нарушая требования статей 3. 4. 5, 12, 13, 14 25 Закона РФ «О милиции», статей 3-5, абзаца 4 статьи 16 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», совместно применили к нему насилие для преодоления сопротивления и помещения его в салон автомобиля, а именно: один из неустановленных соучастников похищения нанес удар ногой по ноге Новоселова А.В., другой - заломил ему средний палец на правой руке, а Маркеев Р.С. в это время нанес Новоселову А.В. кулаком не менее двух ударов в живот, чем причинили Новоселову А.В. физическую боль и телесные повреждения. После этого двое вышеуказанных неустановленных лиц схватили Новоселова А.В. за руку, Маркеев Р.С. взял его за ноги и в горизонтальном положении против воли сопротивлявшегося Новоселова А.В. поместили его на заднее сидение в салон автомобиля «Мерседес», припаркованного на остановке общественного транспорта. Затем те же неустановленные лица сели на заднее сидение с двух сторон от Новоселова А.В. и продолжили избивать его, каждый нанеся не менее чем по одному удару в живот, грудь и по голове, после чего с целью удержания Новоселова А.В. надели ему на руки специальные средства - наручники, лишив возможности покинуть салон автомобиля.

После того, как Маркеев Р.С. сел на переднее пассажирское сиденье, автомобиль под управлением третьего неустановленного лица начал движение по улицам г.Нижнего Новгорода. Маркеев Р.С. и вышеуказанные лица перевезли Новоселова А.В. против его воли в лесной массив, расположенный на расстоянии 1,1 км при движении по второстепенной дороге от поворота налево с трассы М7 «Москва-Владимир-Нижний Новгород» в 3,6 км от поворота с трассы «Нижний Новгород-Балахна». В лесу они продолжили удерживать Новоселова А.В., руки которого оставались скованными наручниками, в салоне автомобиля, ожидая прибытие на это место Сорокина О.В.

После того, как Новоселов А.В. выполнил все предъявленные ему требования, то есть достигнув цели его похищения, Маркеев Р.С., Сорокин О.В. и другие неустановленные лица решили освободить Новоселова А.В. На той же автомашине «Мерседес», использовавшейся ранее для его перевозки, Новоселов А.В. около 14 часов в сопровождении Маркеева Р.С. и иных неустановленных лиц был доставлен к зданию ГУВД Нижегородской области по адресу: г.Нижний Новгород, ул. Максима Горького, д. 71, где согласно  ранее данным ему Маркеевым Р.С. указаниям должен был самостоятельно дать аналогичные пояснения встречавшему его Воронину Е.Е.

В результате совместных преступных действий Воронина Е.Е., Маркеева Р.С., Сорокина О.В. и иных неустановленных лиц потерпевшему Новоселову А.В., согласно заключению эксперта №9-ДОП от 02 февраля 2018 года, были причинены физическая боль и следующие телесные повреждения: кровоподтек на передней поверхности грудной клетки слева, два кровоподтека в области правого лучезапястного сустава с переходом на тыльную поверхность правой кисти, два кровоподтека правого бедра в средней трети на передней наружной поверхности,  кровоподтек левой голени в верхней трети по задней поверхности, два кровоподтека в области левого коленного сустава по передней поверхности, проводтек левой голени по передней поверхности в верхней трети, два кроводтека правого плеча в средней трети по передне-внутренней поверхности, точечное кровоизлияние под слизистую оболочку левого глаза, ссадина в проекции вышеуказанного кроводтека левой голени по передней поверхности в верхней трети, не причинившие вреда здоровью, ушиб правой почки, причинивший легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.

 

Кроме того, Сорокин Олег Валентинович в соответствии с постановлением избирательной комиссии муниципального образования «Город Нижний Новгород» «Об установлении общих результатов выборов депутатов городской Думы города Нижнего Новгорода пятого созыва» №21 от 19 октября 2010 года был избран депутатом городской Думы города Нижнего Новгорода пятого созыва по одномандатному избирательному округу №22, в соответствии с решением городской Думы города Нижнего Новгорода «Об избрании главы города Нижнего Новгорода» №55 от 25 октября 2010 года избран главой города Нижнего Новгорода и до 07 октября 2015 года занимал указанную должность.

 Согласно п.7 ст.26, п.1 ст.38 Устава города Нижнего Новгорода (далее по тексту – Устав), утвержденного Постановлением городской Думы города Нижнего Новгорода от 23 ноября 2005 года №91 (в редакции от 25 ноября 2009 года), Сорокин О.В. являлся высшим должностным лицом местного самоуправления – главой города Нижнего Новгорода, осуществляющим функции представителя власти и выполняющим организационно-распорядительные функции в органе местного самоуправления, осуществляющим свои полномочия на постоянной основе и одновременно исполняющим полномочии председателя городской Думы города Нижнего Новгорода.

В соответствии с п.п.1-5, 5.1, 6, п.2 ст.39 Устава (в редакции решения городской Думы города Нижнего Новгорода №92 от 15 декабря 2010 года), Сорокин О.В. как глава города Нижнего Новгорода  представлял город в отношениях с органами власти всех уровней гражданами и организациями, действуя при этом без доверенности от имени города Нижнего Новгорода; издавал правовые акты в пределах своих полномочий, а также подписывал и обнародовал правовые акты, принятые городской Думой города Нижнего Новгорода, был вправе требовать созыва внеочередного заседания городской Думы города Нижнего Новгорода; обладал правом внесения в городскую Думу города Нижнего Новгорода проектов правовых актов; инициировал и назначал собрания граждан, опросы граждан, публичные слушания; обеспечивал осуществление органами местного самоуправления города Нижнего Новгорода полномочий по решению вопросов местного значения и отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления города Нижнего Новгорода федеральными законами и законами Нижегородской области; в том числе в сфере пользования и распоряжения муниципальной собственностью, земельного, градостроительного и иного законодательства, а также был наделен другими полномочиями в соответствии с п.3 ст.39 Устава.

В период 2011 - 2012 годов, более точное время не установлено, Садеков М.С., являющийся знакомым Сорокина О.В., решил возобновить бизнес по строительству автозаправочных станций и продаже нефтепродуктов в г.Нижнем Новгороде. Для этого ему необходимо было получить земельные участки на территории города, прилегающие к автодорогам. С этой целью в указанный период времени Садеков М.С. неоднократно обращался к Сорокину О.В., являвшемуся главой города Нижнего Новгорода, за помощью и содействием в выделении земельных участков, однако получал отказы под различными предлогами.

В период с 19 сентября 2012 года по 10 декабря 2012 года Садеков М.С, в различных местах на территории г.Нижнего Новгорода и г.Москвы, в том числе по адресам: г.Нижний Новгород, ул.Большая Печерская, д.26; г.Москва, Комсомольский проспект, д. 14/1, корп.1, встречался с генеральным директором ЗАО «Вектрон» Беспаловым А.М.

В ходе встреч Садеков М.С. получил от Беспалова А.М. информацию о намерении ЗАО «Вектрон» принять участие в проводимых Министерством государственного имущества и земельных ресурсов Нижегородской области на основании распоряжения Правительства Нижегородской области №1548-р от 25 июля 2012 года торгах в форме аукциона, открытого по составу участников и форме подачи заявки, по продаже права на заключение договоров аренды находящихся в государственной собственности Нижегородской области и составляющих единый лот четырнадцати земельных участков общей площадью 4532179 кв.м., расположенных в юго-восточной части Советского района г.Нижнего Новгорода, для комплексного освоения в целях жилищного строительства.

Также Беспалов А.М. сообщил Садекову М.С. об обжаловании ЗАО «Вектрон» хода и результатов аукциона, проведенного 19 ноября 2012 года Министерством государственного имущества и земельных ресурсов Нижегородской области, признавшего за ООО «Инградстрой» право на заключение договоров аренды указанных выше 14 земельных участков, в Управление федеральной антимонопольной службы России по Нижегородской области и Федеральную антимонопольную службу России, а также об обращении 10 декабря 2012 года ЗАО «Вектрон» в Арбитражный суд Нижегородской области с исковым заявлением к Министерству государственного имущества и земельных ресурсов Нижегородской области и ООО «Инградстрой» о признании недействительными результатов торгов и заключенного по их результатам договора аренды указанных земельных участков.

При этом финансирование участия ООО «Инградстрой» в указанном аукционе осуществлялось в том числе за счет займов, предоставленных ООО «Управляющая компания «Столица Нижний», участником которого с размером доли в уставном капитале 60% являлась супруга Сорокина О.В. - Нагорная Э.Л.

Садеков М.С., зная о личной заинтересованности Сорокина О.В. в результатах указанного аукциона, в период с 15 октября 2012 года по 01 февраля 2013 года встретился с Сорокиным О.В. и сообщил ему о намерениях Беспалова А.М.

Получив эту информацию, глава города Нижнего Новгорода Сорокин О.В., являющийся должностным лицом, главой органа местного самоуправления, имея умысел на получение взятки от Садекова М.С., обещая покровительство и попустительство по службе в решении входящих в компетенцию Сорокина О.В. вопросов в сфере земельного, градостроительного и иного законодательства при осуществлении предпринимательской деятельности на территории г.Нижнего Новгорода, движимый корыстными побуждениями, желал избежать для себя затрат и получить от Садекова М.С. взятку в особо крупном размере в виде услуги имущественного характера по оплате собственными денежными средствами последнего в размере 1 млн. долларов США (эквивалент 30720000 рублей) незаконного вознаграждения представителям ЗАО «Вектрон».

С этой целью Сорокин О.В. предложил Садекову М.С. оказать услугу по оплате собственными денежными средствами в размере 1 млн. долларов США (эквивалент 30720000 рублей) незаконного вознаграждения представителям ЗАО «Вектрон» за отзыв жалоб и исковых требований из органов Федеральной антимонопольной службы России й Арбитражного суда Нижегородской области по оспариванию результатов указанного аукциона, за отказ от намерения участвовать в данном аукционе и, как следствие, признание действительными результатов проведенных торгов и заключенного по их итогам договора аренды земельных участков с ООО «Инградстрой», в коммерческой деятельности которого был заинтересован Сорокин О.В.

В дальнейшем Садеков М.С., согласившись с предложением Сорокина О.В. и выполняя его указания, 01 февраля 2013 года, находясь в г.Канны Французской Республики, сообщил совладельцу ЗАО «Вектрон» Хану Е.А., обладающему 30% акций ЗАО "Вектрон» и являвшемуся доверенным лицом Беспалова А.М., которому последний поручил ведение дальнейших переговоров с Сорокиным О.В., об имевшейся заинтересованности Сорокина О.В. в получении права аренды земельных участков ООО «Инградстрой» и предложил отказаться от оспаривания результатов указанного аукциона, в соответствии с которыми ООО «Инградстрой» получило право заключения договоров аренды земельных участков, в обмен на предоставление Беспалову А.М. как генеральному директору ЗАО «Вектрон», обладающему необходимыми полномочиями, незаконного вознаграждения в виде денег, имущественных прав, оказания ему услуг имущественного характера.

После этого Сорокин О.В. 19 февраля 2013 года и 12 марта 2013 года встречался вместе с Садековым М.С. и с Ханом Е.А. по адресам: г.Нижний Новгород, Кремль, корп.5 и г.Канны Французской Республики, соответственно.

В ходе данных встреч Сорокин О.В. предложил Хану Е.А. через Садекова М.С. незаконное денежное вознаграждение, эквивалентное 1 миллиону долларов США, за отказ от оспаривания в органах Федеральной антимонопольной службы России и Арбитражном суде Нижегородской области результатов указанного аукциона, в соответствии с которыми ООО «Инградстрой» получило право заключения договоров аренды земельных участков.

В ходе встречи 12 марта 2013 года Сорокин О.В. получил согласие Хана Е.А. на отказ от оспаривания результатов указанного аукциона, в соответствии с которыми ООО "Инградстрой» получило право заключения договоров аренды земельных участков.

Действуя по указанию Сорокина О.В. и оказывая ему услугу имущественного характера, Садеков М.С. за общее покровительство и попустительство по службе в решении входящих в компетенцию Сорокина О.В. вопросов в сфере земельного, градостроительного и иного законодательства при осуществлении предпринимательской деятельности на территории г.Нижнего Новгорода, организовал передачу личных денежных средств генеральному директору ЗАО «Вектрон» Беспалову А.М.

С этой целью Садеков М.С. 15 марта 2013 года в процессе телефонных переговоров дал указание Халилуллину И.М., не осведомленному о преступных намерениях Садекова М.С. и Сорокина О.В., получить по доверенности №060041/2012 от 11 апреля 2012 года с текущих счетов, открытых на имя Садекова М.С. в АКБ «Абсолют Банк» (ЗАО), наличные денежные средства в сумме, эквивалентной 1 миллиону долларов США, после чего совместно с Беспаловым А.М. арендовать индивидуальный банковский сейф, находящийся в специальном охраняемом помещении указанного банка по адресу: г.Москва, Цветной бульвар, д.18, куда поместить деньги.

Во исполнение указаний Садекова М.С., Халилуллин И.М. и Беспалов А.М. 18 марта 2013 года около 12 часов прибыли в АКБ «Абсолют Банк» (ЗАО), расположенный по указанному адресу, после чего Халилуллин И.М. на основании доверенности №060041/2012 от 11 апреля 2012 года получил в кассе банка наличные денежные средства, принадлежащие Садекову М.С., в сумме 30 720 000 рублей, что эквивалентно 1 миллиону долларов США, которые в соответствии с договором аренды №ИБС-0-0221/92166 от 18 марта 2013 года в тот же день около 14 часов поместили в индивидуальный банковский сейф №0221, расположенный в хранилище АКБ «Абсолют Банк» (ЗАО) по адресу: г.Москва, Цветной бульвар, д.18, для передачи представителям ЗАО «Вектрон» за совершение оговоренных действий по отказу от обжалования результатов указанного аукциона в пользу ООО «Инградстрой», в коммерческой деятельности которого был заинтересован Сорокин О.В.

Совершая указанные действия, Сорокин О.В. осознавал их общественную опасность, предвидел наступление общественно опасных последствий и желал их наступления.

Подсудимый Воронин Е.Е. вину в совершении превышения своих должностных полномочий, в организации похищения человека не признал, показал, что каких либо указаний о совершении в отношении Новоселова А.В. противоправных действий, выходящих за рамки закона, которые противоречили бы ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» он участникам эксперимента, в том числе Сорокину О.В. и сотрудникам милиции, принимавшим участие 27 апреля 2004 года в оперативном эксперименте, не давал. По уголовному делу, возбужденному по факту покушения на убийство Сорокина О.В., он организовывал проведение оперативно-розыскных мероприятий. Он занимался подготовкой к проведению и разработкой плана оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В. Начальнику Цыганову В.С. лично им докладывался план ОРМ, который тот подписал, никто Цыганова В.С. в заблуждение не вводил, в плане оперативного эксперимента указывались все привлеченные силы и средства. Для непосредственного участия в этом оперативном эксперименте он привлек Маркеева Р.С. Для участия в проведении оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В. были привлечены сотрудники милиции из подразделений, не подчинявшихся ему. Также он объяснял Сорокину О.В. суть разработанного им плана о проведении оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В., сказал, что возникла проблема с подбором и гримировкой сотрудника милиции, в связи с чем предложил Сорокину О.В. лично принять участие в данном оперативном эксперименте. Согласно отведенной Сорокину О.В. роли, он должен был прибыть на заранее обговоренное место, куда его должны были доставить сотрудники милиции. Там, на месте, от Сорокина О.В. требовалось, чтобы он спросил у Новоселова А.В.: «Это ты сделал? Это ты в меня стрелял?», после чего продемонстрировать Новоселову А.В. следы от пулевых ранений. После этого он полагал, что создавшаяся ситуация окажет на Новоселова А.В. сильное психологическое воздействие, и тот добровольно расскажет о своей причастности к покушению на убийство Сорокина О.В. Никакого похищения и насилия над Новоселовым А.В. с их стороны не предполагалось и в план оперативного эксперимента не входило, таких указаний он никому не давал. Оперативный эксперимент и документы по его проведению готовились им лично. На подпись Цыганову В.С. им представлялся проект постановления о проведении оперативного эксперимента и план проведения оперативного эксперимента, которые был утверждены Цыгановым В.С. 21 апреля 2004 года. В плане оперативного эксперимента был подробно изложен порядок его проведения, цели и задачи, силы и средства. Инструктаж от 26 апреля 2004 года о проведении оперативного эксперимента подписан им и доводился им лично до участников мероприятия, в том числе до Маркеева Р.С. и Сорокина О.В. В проведении оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В. 27 апреля 2004 года участвовали Маркеев Р.С., Сорокин О.В., а также иные другие сотрудники милиции. При доставлении Новоселова А.В. в лесной массив в Балахнинском районе Нижегородской области насилие, спецсредства (наручники) не должны были применяться к Новоселову А.В., таких указаний он никому не давал. Личных и корыстных целей в ходе проведения оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В. 27 апреля 2004 года у него не было. В ходе инструктажа по проведению оперативного эксперимента он предупреждал всех участников о невозможности применения насилия к Новоселову Л .В. Сам лично он не был в лесном массиве в Балахнинском районе Нижегородской области, и поэтому не видел, применялась ли там к нему физическая сила и спецсредства. После проведения оперативного эксперимента 27 апреля 2004 года и доставления к нему Новоселова А.В. телесных повреждений и загрязнений на одежде у последнего он не видел. Все подготовленные им документы о проведении данного ОРМ соответствуют требованиям ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и ведомственными инструкциями. Таким образом, данный оперативный эксперимент проведен в полном соответствии с требованиями действовавшего на тот момент законодательства. Телесные повреждения у Новоселова А.В. могли возникнуть от действий неизвестных лиц уже после проведения оперативного эксперимента.

Подсудимый Маркеев Р.С. вину в совершении превышения своих должностных полномочий, в похищении человека не признал, подтвердил свое личное участие в оперативном эксперименте. Указал, что основная цель проведения оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В. 27 апреля 2004 года - не похищение человека, а получение определенной информации в рамках проводимого ОРМ. Оперативный эксперимент в отношении Новоселова А.В. 27 апреля 2004 года им проводился в соответствии с ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Последующее доставление Новоселова А.В. в место, которое он указал — здание ГУВД Нижегородской области, свидетельствует о том, что фактически Новоселова А.В. никто нс похищал, после проведения оперативного эксперимента Новоселов А.В. сам выбрал место, куда его необходимо было довезти. Превышение должностных полномочий в его действиях отсутствует в связи с тем, что он действовал в рамках намеченных ОРМ, утвержденных руководством. По обстоятельствам проведения оперативного эксперимента его инструктировал Воронин Е.Е., который был непосредственным начальником. Воронин Е.Е. объявлял сотрудникам отдела, что за раскрытие покушения на убийство, Сорокин О.В. обещал денежное вознаграждение. Воронин Е.Е. организовывал проведение оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В. 27 апреля 2004 года. По условиям разработанного плана Воронин Е.Е. должен был предоставить им автомобиль марки «Мерседес», принадлежащий Сорокину О.В., который в последующем и был предоставлен. По плану предполагалось, что Новоселов А.В. должен был сесть в машину добровольно. Дальше на данном автомобиле они должны были проехать в выбранную лесополосу. На месте в лесополосе предполагалось, что Новоселов А.В. удивится, увидев перед собой Сорокина О.В., в которого по оперативной информации он стрелял, испугается, посчитает, что в лесополосу его вывезла охрана последнего, в связи с чем добровольно расскажет правду о своей причастности к покушению на убийство Сорокина О.В. В случае, если от Новоселова А.В. поступит полезная в оперативном плане информация, то планировалось записать пояснения последнего с помощью видеокамеры. Данную камеру и кассету к ней предоставил ему Воронин Е.Е. Планировалось, что он будет снимать на камеру, а сотрудник, загримированный под Сорокина О.В., будет задавать вопросы. В ходе проведения оперативного эксперимента 27 апреля 2004 года они поместили Новоселова А.В. в автомашину марки «Мерседес», принадлежащую Сорокину О.В. При этом они заблокировали Новоселова А.В. с двух сторон, чтобы он не нанес вред себе и им, и подталкивали его к двери машины, а затем усадили Новоселова А.В. в автомобиль. После этого он, трое сотрудников милиции и Новоселов А.В. прибыли в лесной массив в Балахнинском районе Нижегородской области, где для участия в оперативном эксперименте к ним присоединился Сорокин О.В. и еще один сотрудник милиции. В ходе оперативного эксперимента он лично осуществлял запись добровольного написания Новоселовым А.В. показаний.

Подсудимый Сорокин О.В. вину в пособничестве совершению должностными лицами превышения своих должностных полномочий и в похищении человека не признал и показал, что в декабре 2003 года на него было совершено покушение, внутри него остались осколки, была удалена селезенка, остались шрамы, он долго лежал в больнице.

Сотрудники милиции предложили ему дать объявление о вознаграждении, чтобы получить информацию о покушении, необходимую для раскрытия преступления, что он и сделал. Он встречался с руководителем ГУВД Братановым, который обещал раскрыть покушение на убийство Сорокина О.В., обозначил ему круг лиц для общения, назвав фамилии: Цыганов, Воронин Е.Е., следователь Клочков. Воронин Е.Е. приезжал к нему в больницу. Когда после покушения прошло несколько месяцев, он подумал, что следствие зашло в тупик. Однако в апреле 2004 года его пригласил Воронин Е.Е. и рассказал о планируемом ОРМ, о том, что оперативный эксперимент может серьезно помочь следствию, при этом ему была гарантирована безопасность и конфиденциальность. Планировалось, что он встретится с человеком - предполагаемым стрелком либо соучастником, также его попросили предоставить личный автомобиль, на что он согласился. Воронин Е.Е. упоминал, что они хотели обойтись без него, но по техническим причинам это оказалось невозможным, и его участие является необходимым. Его задача заключалась в том, чтобы в определенном безлюдном месте, в лесу на встрече с указанным человеком показать последнему шрамы и спросить, зачем тот в него стрелял. Воронин Е.Е. также сообщил, что проведение данного мероприятия согласовано с руководством ГУВД, дал ему инструкции, чтобы он в ходе эксперимента вел себя спокойно и уравновешенно. Ни о каком насилии и спецсредствах в отношении предполагаемого преступника речи не велось, соответственно, никакого насилия и наручников к Новоселову А.В. им и остальными участниками оперативного эксперимента не применялось. Утром 27 апреля 2004 года он предоставил Воронину Е.Е. свой автомобиль «Мерседес». Затем его на другом автомобиле привезли в лес, где уже находились Новоселов А.В. и трое незнакомых ему мужчин, приехавшие на его «Мерседесе». Оперативный эксперимент проходил по утвержденному плану, он подошел к Новоселову А.В., задрал свою куртку, показал тому шрамы и спросил, зачем тот в него стрелял, на что Новоселов А.В. ответил, что он не стрелял, и что его послали забрать машину Дикиных. Все показания Новоселов А.В. давал добровольно. В разговоре с ним Новоселов А.В. называл такие подробности, что он понял, что тот не лжет и не фантазирует по поводу Дикиных. Затем Новоселов А.В. добровольно стал записывать свои показания на бумаге. Кто-то из присутствующих все это снимал на камеру, после чего он уехал, так как выполнил все, что от него требовали сотрудники милиции.

Не смотря на непризнание подсудимыми своей вины, вина Воронина Е.Е. и Маркеева Р.С. в превышении своих должностных полномочий, то есть в совершении ими как должностными лицами действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия и с угрозой его применения, с применением специальных средств, вина Сорокина О.В. в пособничестве совершению данными должностными лицами превышения своих должностных полномочий при указанных обстоятельствах, а также вина Маркеева Р.С. в похищении человека группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для здоровья, вина Воронина Е.Е. в организации данного похищения человека, вина Сорокина О.В. в пособничестве в похищении человека - подтверждается следующими доказательствами:

Допрошенный в судебном заседании потерпевший Новоселов А.В., пояснил, что примерно 07 апреля 2004 года в 9-30 час. утра он был задержан сотрудниками ГУВД Нижегородской области и доставлен в кабинет зам. начальника КМ ГУВД МВД России по Нижегородской области Воронина Е.Е., где допрашивался в течение суток на предмет своей причастности к покушению на убийство Сорокина О.В. Утром следующего дня, примерно в 9 часов, Воронин Е.Е. отпустил его из ГУВД, предупредив, что Сорокин О.В. человек не простой и может сделать с ним все что угодно, вплоть до физического устранения. У него создалось впечатление, что он подозреваемый в глазах Воронина Е.Е.. 27 или 28 апреля 2004 года, он не помнит точно, в 9 часов утра он совместно с гражданской супругой поехал на работу в автобусе и обратил внимание на следование за автобусом автомобиля Мерседес-600, принадлежащего Сорокину О.В., о чем также сообщил После его выхода из автобуса на остановке «площадь Свободы» г. Нижнего Новгорода к нему неожиданно подошли двое ранее незнакомых ему мужчин крепкого телосложения в гражданской одежде, не представились, никаких документов не показав схватили его под руки, потребовав пройти с ними поговорить, выпить водки, стали тащить его к указанному автомобилю «Мерседес». Он испугался, попытался вырваться от них, стал звать на помощь. Из автомашины «Мерседес» вышел еще один незнакомый ему мужчина, позже он узнал, что это Маркеев Р.С., тот засунул руку в карман куртки и велел ему не кричать, иначе пристрелит, однако он закричал, тогда Маркеев Р.С. дважды ударил его рукой в живот, затем эти мужчины втроем, взяв за руки и за ноги, затолкали его на заднее сиденье автомобиля, при этом наносили ему удары руками и ногами. В машине ему на руки надели наручники, ударили кулаками несколько раз по голове и в живот, отобрали мобильный телефон. Опасаясь за свою жизнь и здоровье, он перестал сопротивляться. Маркеев Р.С. сел на переднее пассажирское сиденье, а двое незнакомых ему мужчин - на заднее сиденье с обеих сторон от него. Водитель данной автомашины «Мерседес» ему также не был знаком. Во время движения автомобиль выехал из г. Нижнего Новгорода в сторону г. Балахны Нижегородской области, не доезжая до которого автомобиль повернул влево в сторону Московской трассы, затем они повернули в лесной массив, где проехали примерно 1 км и остановились в лесу. Через 10-15 минут к ним подъехал внедорожник "Мицубиси Паджеро» темного цвета, Маркеев Р.С. сел в эту автомашину, затем вышел из нее и подошел к автомашине «Мерседес». Его вывели из автомашины, отвели в лес на расстояние 15-20 метров, он все это время находился в наручниках. Рядом с ним встали мужчины из автомобиля «Мерседес» и Маркеев Р.С. Из внедорожника вышли два человека: один был в черном камуфляжном костюме, с маской на голове, с пистолетом и черным целлофановым пакетом в руках, вторым мужчиной был Сорокин О.В. Его он узнал сразу, уверен в том, что это был именно Сорокин О.В. Маркеев Р.С. стал осуществлять видеосъемку на небольшую камеру. Человек в черном ударил его сзади по голове пистолетом, отчего он упал на колени, но человек в черном схватил его за волосы и поставил прямо. Сорокин О.В. стоял прямо перед ним, поднял свой джемпер, показал на теле два шрама и в утвердительной форме сказал ему, что это именно он в него стрелял, потребовав от него признаться в содеянном. Он стал это отрицать, тогда Сорокин О.В. со словами: «ты все врешь мне» нанес ему удар правой ногой в область груди, от физической боли он согнулся, после чего Сорокин О.В. и человек в маске нанесли ему несколько ударов руками и ногами в область туловища, по спине и бокам, в область головы, затылка, при этом Сорокин О.В. нанес три-пять ударов, а человек в маске - более десяти ударов. После избиения Сорокин О.В. стал его допрашивать, выясняя, что он делал в пос.Окском 08 декабря 2003 года и зачем приходил в служебный кабинет Дикина А.В. в Приокском РОВД, а также требовать признания в том, что это именно он стрелял в Сорокина О.В. Те же самые вопросы ранее задавал ему Воронин Е.Е. в служебном кабинете ГУВД. Он ответил, что не знает, кто покушался на жизнь Сорокина О.В. Сорокин О.В. сказал, что он лжет, и тогда человек в маске одел ему на голову черный целлофановый пакет и стал закручивать его, он стал задыхаться, при этом был в наручниках, испугался за свою жизнь. Затем мужчина в маске снял пакет, а Сорокин О.В. продолжил допрашивать его, затем сообщил, что его не устраивают его ответы, после чего человек в маске стал засовывать ему в рот дуло пистолета, повредив губу. Также человек в маске произвел один выстрел из пистолета в воздух, от которого он сильно испугался. Затем Сорокин О.В. сказал, что он все лжет, сказал: «давайте отрубим ему ногу», прошел к своему автомобилю и достал оттуда топор. Он стал громко кричать, чтобы его не убивали, сказал, что он напишет все, что им нужно, после чего Сорокин О.В. потребовал от него дать подробные признательные показания о причастности братьев Дикиных к покушению на убийство Сорокина О.В., указав на то, что его затем отвезут в ГУВД к Воронину Е.Е. дать те же показания под протокол. С него сняли наручники, дали бумагу и ручку, и он стал писать текст своих показаний, однако пошел дождь и записи размылись. Эти записи были о том, что 08 декабря 2003 года Дикины посылали его за машиной в пос.Окский, а в здании Приокского РОВД он в служебном кабинете Дикина А.В. получал соответствующие указания. Затем его посадили на заднее сиденье Мерседеса, и он продолжил писать то, что от него требовали. Процесс написания им показаний снимался на камеру Маркеевым Р.С. Сорокин О.В. потребовал дать аналогичные показания под протокол в ГУВД в кабинете у Воронина Е.Е., обещал дать за это денег. Затем Сорокин О.В. уехал первым на том же автомобиле, а его около трех часов дня привезли в ГУВД Нижегородской области, вернув ему телефон, где его на улице у здания ГУВД встретили Воронин Е.Е. и еще один сотрудник ГУВД Сгибнев О.А. Всего в лесу он провел около трех часов, все это время он находился в наручниках, их сняли только тогда, когда он писал под диктовку показания, он был грязный, испачкались руки, так как он неоднократно падал, когда его били, губа была разбита дулом пистолета с внутренней стороны, других повреждений на лице не было, поскольку его били в основном по затылку, а также по туловищу. В здании ГУВД он умылся и наспех замыл пятна на одежде, после чего его завели в кабинет Воронина Е.Е., где находились и другие сотрудники милиции, которым он рассказал о том, что его похитили и избивали Сорокин О.В. и его охранники, требовали дать показания в отношении Дикиных. Воронин Е.Е. не удивился его словам, сказал, что это его не касается, и все равно стал требовать от него дачи показаний под протокол, не отпускал его. Он отказывался давать показания в отношении Дикиных, тогда Воронин Е.Е. предложил выпить водки, чтобы успокоиться, он выпил несколько рюмок, стал говорить, что ему плохо и он хочет уйти, затем стал смеяться без причины, после чего, ввиду его неадекватного состояния, часа через два его все-таки отпустили. К зданию ГУВД за ним приехал Чернышев А.В., с которым они поехали на работу, где он рассказал обо всем находящимся там сотрудникам, в том числе Дикину М.В. Вечером дома ему стало плохо, и он обратился за медицинской помощью в больницу, где рассказал о случившемся лечащему врачу и своему адвокату Наумову А.П., который посоветовал написать заявление в прокуратуру. В больнице он находился на стационарном лечении в течение двух с половиной недель, были зафиксированы телесные повреждения, мучили сильные боли в голове. Затем он был выписан из больницы на амбулаторное лечение, но лечение не успел получить, поскольку был арестован следователем областной прокуратуры, и ему было предъявлено обвинение в покушении на убийство Сорокина О.В., после чего он два месяца находился в СИЗО.

По ходатайству государственного обвинителя в связи с наличием существенных противоречий на основании ч.3 ст.281 УПК РФ, были оглашены показания потерпевшего Новоселова А.В., данные в ходе предварительного расследования 09 августа 2017 года. Он пояснил, что Маркеев Р.С. наносил ему удары ногами по ногам на площади Свободы г.Нижнего Новгорода вместе с неизвестными ему люди сажал в автомашину «Мерседес», принадлежащую Сорокину О.В. Маркеев Р.С. его непосредственно похищал с пл.Свободы г.Нижнего Новгорода с применением физической силы и насильно помещал в машину «Мерседес», чем лишил его свободы действий, следил за тем, чтобы он не вышел из машины по ходу ее следования. В дальнейшем Маркеев Р.С. в ходе его допроса в лесу угрожал ему физической расправой и привлечением к уголовной ответственности на длительный срок. Воронин Е.Е. непосредственного участия в его похищении не принимал, но являлся непосредственным организатором данного оперативного эксперимента, так как он был начальником для Маркеева Р.С. До этих событий он встречался с Ворониным Е.Е. в его кабинете и знал, что тот занимал должность заместителя начальника ОРЧ-1 ГУ МВД по Нижегородской области. Никакую материальную помощь Дикин М.В. либо Дикин А.В. или кто-то от их имени ему никогда не оказывали (т.62 л.д.6-25).

Будучи дополнительно допрошенным на следствии 13 декабря 2017 года, потерпевший Новоселов А.В. пояснил, что он сделал вывод о том, что Сорокин О.В. принимал участие в его похищении, был осведомлен о даче им ранее показаний в здании ГУВД Нижегородской области в апреле 2004 года, то есть до его похищения. Сорокин О.В. сам принимал непосредственное участие в издевательстве над ним и нанесении ему ударов. Сорокин О.В. предоставит свой личный автомобиль марки «Мерседес», на котором он был похищен и вывезен в лесной массив в Балахнинском районе

Нижегородской области. Кроме того, Сорокин О.В. непосредственно сам лично вел его допрос в лесном массиве в Балахнинском районе Нижегородской области. В присутствии Маркеева Р.С. и других неизвестных ему лиц Сорокин О.В. высказывал в его адрес угрозы причинения вреда его жизни и здоровью, наносил ему телесные повреждения. Сорокин О.В. руководил «процессом» в лесу, давал указания другим участникам, то есть Сорокин О.В. всем своим видом и поведением давал понять, что он «здесь в лесу» главный (т.62, л.д.178-181).

В судебном заседании потерпевший Новоселов А.В. свои показания подтвердил, при этом уточнил, что его похищение имело место 27 апреля 2004 года, также вспомнил, что Маркеев Р.С. тоже угрожал ему во время проведения так называемого «оперативного эксперимента», Воронин Е.Е. в кабинете ГУВД физического насилия лично не применял, а оказывал сильное психологическое давление на него. Остальные подробности произошедшего, в том числе количество и локализацию ударов он лучше помнил в момент дачи показаний следователю, чем в настоящее время, так как прошло уже много времени.

Свидетель Новоселова Н.Ю. в судебном заседании показала, что со своим супругом Новоселовым А.В. она проживает совместно с 1998 года, 27 апреля 2004 года около 9 часов утра они вместе вышли из дома, на остановке общественного транспорта сели на 171 маршрут. По пути следования маршрута муж обратил ее внимание на черный автомобиль Мерседес» и пояснил, что данная автомашина принадлежит Сорокину О.В. - директору завода «Старт». Муж также отметил странным тот факт, что машина медленно едет точно по следованию их маршрута, не обгоняя их на остановках. Так они доехали до остановки «плошадь Минина», где она вышла первая, перед выходом муж попросил, чтобы она через 15 минут перезвонила ему на сотовый телефон. По приходу на работу, примерно около 10 утра она попыталась связаться с мужем, однако его телефон уже был выключен. Тогда она позвонила ему на работу, администратор ответил, что на работе он не появился. В течение дня она звонила ему несколько раз, но его телефон был выключен, на работе мужа также не было. Затем во второй половине дня, в районе 4 часов вечера позвонил муж, тревожным голосом попросил ее срочно уйти с работы домой, по пути забрав детей из школы, и из квартиры никуда не выходить, ждать его возвращения домой, она поняла, что что-то случилось. В тот же день вечером пришел муж в очень плохом состоянии, он еле стоял на ногах, держался за грудную клетку, был в шоковом, неадекватном состоянии, напутан, подавлен. Одежда была грязная, особенно брюки в области коленей. На ее вопросы муж рассказал, что когда он вышел на остановке общественного транспорта «площадь Свободы», то к нему подошли неизвестные люди, которые силой затащили его в автомобиль, несмотря на его сопротивление, затем его привезли в Балахнинский лес, куда чуть позже подъехал автомобиль с Сорокиным О.В. Муж также рассказал ей, что охрана Сорокина О.В. стала избивать его руками, ногами, затем надели целлофановый пакет на голову, душили, стреляли над головой, пытались засунуть пистолет ему в горло, Сорокин О.В. кричал на мужа, чтобы тот дал показания против Дикиных, но муж говорил им, что ничего не знает. Также Сорокин О.В. несколько раз ударил мужа ногой в живот, у грожал, что отрубит ему ногу, под таким давлением муж сломался, написал показания, нужные Сорокину О.В., после чего его отвезли в ГУВД для фиксации его показаний. Затем муж по ее просьбе вечером 27 апреля 2004 гола после 19 часов обратился в больницу №12, где после госпитализации у него были обнаружены повреждения: ушибы правой почки, головного мозга, с кровоизлиянием, ушибы грудной клетки, лучезапястных суставов, голеней. В больнице муж находился в период с 27 апреля по 14 мая 2004 года.

 По ходатайству государственного обвинителя в связи с наличием противоречий на основании ч.3 ст.281 УПК РФ, были оглашены показания свидетеля Новоселовой Н.Ю., в ходе предварительного расследования 11 августа 2017 года. (т.66 л.д.1-5).

В судебном заседании свидетель Новоселова Н.Ю. свои показания, данные на предварительном следствии, подтвердила, уточнив, что одежда Новоселова А.В. в момент, когда 27 апреля 2004 года он вернулся домой, была грязная, запыленная, особенно брюки в области коленей, словно вначале сильно испачканные, а затем замытые и высушенные.

Свидетель Цыганов В.С. в судебном заседании сообщил, что в 2003-2004 годах он проходил службу в ГУВД Нижегородской области в должности заместителя начальника криминальной милиции, исполняющего обязанности начальника криминальной милиции и в последующем был назначен на должность начальника криминальной милиции ГУВД по Нижегородской области. Маркеева Р.С. и Воронина Е.Е. он знал в связи со служебной

Деятельностью. Планирование и проведение комплекса оперативно-розыскных мероприятий по уголовному делу №69727, возбужденному по факту покушения на убийство Сорокина О.В., организовывал и проводил заместитель начальника ОРЧ №1 УУР КМ ГУВД Нижегородской области Воронин Е.Е. и подчиненные ему сотрудники милиции, в том числе Маркеев Р.С. Такие документы, как сопроводительное письмо №2/1295 от 29 апреля 2004 года, постановление о рассекречивании результатов оперативно-розыскной деятельности от 28 апреля 2004 года, постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия от 21 апреля 2004 года подписаны им лично. Даты подписания данных документов соответствуют датам их вынесения. Эти документы подготовлены в подразделении, возглавляемом на тот момент Ворониным Е.Е., предоставлены ему на подпись лично Ворониным Е.Е. Также он подписал письмо №2/1215 от 21 апреля 2004 года, согласно которому для проведения ОРМ привлекался автомобиль Сорокина О.В. Воронин Е.Е. докладывал ему, что для проведения оперативного эксперимента привлекался автомобиль, принадлежащий Сорокину О.В., в который под благовидным предлогом должны были поместить Новоселова А.В. и отвезти в место, которые сотрудники были уполномочены выбрать самостоятельно. Он утверждал план проведения данного ОРМ, подготовленный Ворониным Е.Е. Сам он в проведении данного оперативного эксперимента участия не принимал. Воронин Е.Е. докладывал ему, что в ходе проведения оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В. будет принимать участие сотрудник милиции, загримированный под Сорокина О.В. Воронин Е.Е. также докладывал ему после проведения оперативного эксперимента, что данное мероприятие прошло успешно и от Новоселова А.В. получена оперативно-значимая информация о причастности к покушению на убийство Сорокина О.В. братьев Дикиных. Результатом проведенного ОРМ явились показания Новоселова А.В. и полученная при этом видеозапись. В дальнейшем им подписывались документы о рассекречивании и предоставлении результатов проведенного оперативного эксперимента следователю.

Свидетель Сгибнев О.А. в судебном заседании сообщил, что в 2004 году он являлся старшим оперуполномоченным уголовного розыска при ГУВД Нижегородской области. Его непосредственным руководителем являлся Воронин Е.Е. Он принимал участие в раскрытии покушения на убийство Сорокина О.В. в 2004 году, но в проведении оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В. он сам лично не участвовал. В апреле 2004 года, точную дату не помнит, после проведения оперативного эксперимента Новоселов А.В. вместе с Ворониным Е.Е. беседовали в служебном кабинете в здании ГУВД Нижегородской области, в котором также находился он. В какой одежде был Новоселов А.В., грязной или нет, имелись ли на открытых участках его тела и лице телесные повреждения, он не помнит. Новоселов А.В. сидел спиной к нему. В его присутствии Новоселов А.В. эмоционально рассказывал Воронину Е.Е., что его избили в каком-то лесу какие-то люди. Впоследствии он видел видеозапись оперативного эксперимента» согласно которой Новоселов А.В., сидит на заднем сиденье автомашины «Мерседес» и пишет показания по обстоятельствам, связанным с Дикиными.

По ходатайству государственного обвинителя в связи с наличием противоречий на основании ч.3 ст.281 УПК РФ, были оглашены показания свидетеля Сгибнева О.А., в ходе предварительного расследования 14 августа 2017 года (т.66 л.д.143-148), согласно которым он участвовал в мероприятиях, связанных с установлением места нахождения Дикина Михаила, с ним в ОРМ принимал участие Чапурин А.М. В оперативном эксперименте в отношении Новоселова А.В. Маркеев Р.С. являлся его сослуживцем по отделу, которым руководил Воронин Е.Е. Маркеев Р.С, об обстоятельствах проведенного эксперимента ему не рассказывал. В день, когда проводился оперативный эксперимент, 27 апреля 2004 года, он за рабочим столом Воронина Е.Е. видел Новоселова А.В. До этого он ранее Новоселова А.В. видел у Воронина Е.Е. и знал его визуально, но лично не общался.

В ходе допроса следователем ему на обозрение и ознакомление представлен протокол допроса его в качестве свидетеля от 14 марта 2005 года по уголовному делу №69727, в котором указано, что 27 апреля 2004 года во второй половине дня, примерно в районе обеда, около 14 часов 00 минут, когда он находился на своем рабочем месте, в кабинет зашли Воронин Е.Е. и Новоселов А.В. Далее по протоколу дословно речь Новоселова А.В.: «Там (в лесу) их ждал Сорокин О.В., а вывозившие его люди оказались охраной последнего. В лесу охрана Сорокина О.В. его (Новоселова А.В.) избила: били по голове и по телу, надевали пакет па голову, душили, демонстрировали оружие, а затем заставили под диктовку написать показания против Дикина М.В. и Дикина A.В. Ознакомившись с данным документом, Сгибнев О.А. пояснил, что согласен с ранее данными им показаниями, отраженными в указанном протоколе допроса, действительно Новоселов А.В. изначально в ходе указанного разговора говорил о том, что Сорокин О.В. присутствовал в лесу, куда его вывезли, и применял там к нему насилие. О том, что в похищении принимали участие сотрудники милиции, Новоселов А.В. не говорил и такую версию не выдвигал, по мнению Новоселова А.В. его запихнули в машину и пытали в лесу сотрудники личной охраны Сорокина О.В. В какой одежде был Новоселов А.В. он уже не помнит, но обнаженную грудь и руки в области запястьев Новоселова А.В. он точно не видел. На лице у Новоселова А.В. внешних видимых повреждений не было, на одежде также не было явных следов грязи. Свидетелю Сгибневу О.А. на обозрение и ознакомление представлено объяснение Яканиной О.В. от 13 октября 2015 года, согласно которому при освидетельствовании Новоселова А.В. 30 апреля 2004 года у последнего были обнаружены повреждения: кровоподтеки на ногах в области колена левой ноги, на внешней стороне внешнего бедра правой ноги, в области груди слева и на руке в верхней трети, на запястье правой руки, отек мягких тканей на голове и точечное кровоизлияние под конъюктиву левого глаза. Ознакомившись с указанным документом, свидетель Сгибнев О.А. указал, что не может пояснить, имелись ли у Новоселова А.В перечисленные повреждения 27 апреля 2004 года при указанной беседе Воронина Е.Е. и Новоселова А.В. в служебном кабинете, поскольку все указанные области тела с повреждениями, кроме головы и лица, располагаются в областях, скрытых под одеждой однако данные участки тела Новоселов А.В. не демонстрировал. Повреждения на голове - отек в области волосистой части головы он также не рассматривал, как и лицо Новоселова А.В., поскольку тот сидел к нему спиной.

В судебном заседании свидетель Сгибнев О.А. свои показания, данные на предварительном следствии, подтвердил, пояснив, что на момент дачи показаний следователю в ходе предварительного следствия он гораздо лучше помнил обстоятельства по делу, к настоящему времени подробности тех событий он не помнит, так как прошло много времени.

Свидетель Мольков В.В. в судебном заседании, сообщил, что в 2004 году он занимал должность заместителя начальника отдела заказных и серийных убийств 0РЧ № 1 по линии КМ ГУВД по Нижегородской области. Его непосредственным начальником  являлся Воронин Е.Е., в их отделе вместе с ним также работал Маркеев Р.С. Сам он принимал непосредственное участие в раскрытии преступления, связанного с покушением на убийство Сорокина О.В. в 2004 году, в частности, участвовал в первоначальных оперативно-розыскных действиях в декабре 2003 года, в мероприятиях, связанных с поиском автомашины, на которой с места происшествия скрылись исполнители преступления, и других ОРМ. При появлении информации о причастности к данному преступлению Дикина М.В. и его охранников стали проводиться оперативно-розыскные мероприятия в отношении них. Одного из его охранников, Новоселова А.В., доставили в здание ГУВД для проверки его на причастность к расследуемому преступлению. С ним проводилась беседа по поводу автомобиля ВАЗ-2106, Новоселов сообщил, что ему известно об обстоятельствах, связанных с указанным автомобилем. В подготовке и проведении оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В. 27 апреля 2004 года он участие не принимал, о проведении оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В. он узнал, когда Воронин Е.Е. по телефону говорил кому-то о проведении данного эксперимента. Также он видел видеозапись указанного оперативного эксперимента в служебном кабинете, в один из последующих дней после его проведения, на видеозаписи Новоселов А.В., сидя на заднем сиденье автомобиля, писал что-то на бумажном листке, однако качество изображения и звука были плохими. После проведения данного эксперимента Новоселов А.В. 27 апреля 2004 года доставлен в здание ГУВД Нижегородской области, где в служебном кабинете Воронина Е.Е. между Новоселовым А.В. и Ворониным Е.Е. состоялся разговор, из которого он услышал, что Новоселова А.В. на черном «Мерседесе», с применением силы вывезли в лес люди Сорокина О.В., где избили и заставили дать признательные показания по факту покушения на убийство Сорокина О.В. Между тем, как он заметил, одежда Новоселова А.В. была без следов грязи, на руках и лице у него видимых повреждений не было. Новоселов А.В. сидел у них в отделе в сильно возбужденном состоянии, затем он выговорился, при этом переживал, что Дикин М.В. будет на него злиться за то, что он дал касающиеся того показания, он выпил предложенное ему спиртное, успокоился и покинул здание ГУВД, в указанном кабинете его никто насильно не удерживал. Через пару дней он узнал, что Новоселов А.В. проходил лечение в больнице №12 по факту причиненных ему телесных повреждений, чему сильно удивился, поскольку в момент посещения Новоселовым А.В. служебного кабинета ГУВД никаких видимых следов насилия на последнем он не увидел.

По ходатайству государственного обвинителя в связи с наличием противоречий на основании ч.3 ст.281 УПК РФ, были оглашены показания свидетеля Молькова В.В., данные в ходе предварительного следствия, от 14 ноября 2017 года, согласно которым о том, что оперативный эксперимент будет проводиться, он изначально не знал, данным направлением занимался исключительно Воронин Е.Е., который сам подбирал для этого людей, подготавливал и организовывал данный эксперимент. Он лично участие в данном эксперименте не принимал. От их отдела в нем участвовал Маркеев Р.С., о других привлеченных для эксперимента лицах ему ничего не известно. О том, что в данном ОРМ принимал участие Сорокин О.В., он не знал, такой информацией не обладал (т.67 л.д.22 - 26).

В судебном заседании свидетель Мольков В.В. свои показания, данные на предварительном следствии, подтвердил, пояснив, что на момент дачи показаний следователю в ходе предварительного следствия он гораздо лучше помнил обстоятельства по делу, к настоящему времени подробности тех событий он не помнит, так как прошло много времени. Также он уточнил, что 27 апреля 2004 года Новоселов А.В., сидя в служебном кабинете в ГУВД Нижегородской области, сильно переживал по поводу того, что его заставили собственноручно написать показания, касающиеся Дикина М.В.

Свидетель Авдеев С.В. в судебном заседании пояснил, что с декабря 2003 года по май 2004 года он занимал должность старшего оперуполномоченного ГУВД Нижегородской области, его непосредственным руководителем являлся Воронин Е.Е. Он непосредственным руководителем являлся Воронин Е.Е. Он принимал участие в раскрытии покушения на убийство Сорокина О.В., выезжал на место преступления, анализировал биллинги телефонных соединений. Все общение с Сорокиным О.В. осуществлялось лично Ворониным Е.Е. Примерно в период с января по март 2004 года в СМИ появилось обращение Сорокина О.В., в котором тот за информацию и помощь в раскрытии совершенного на него покушения пообещал предоставить денежное вознаграждение в размере 5 млн.рублей. После этого, в служебном кабинете Воронин Е.Е. при сотрудниках их отдела сообщил, что Сорокин О.В. обещал вознаграждение за раскрытие данного преступления, и если они найдут преступников, то получат деньги. Воронин Е.Е. также сообщил, что отдел ему (Авдееву) из этих денег купит квартиру в г.Н.Новгород, а остальные деньги распределят между сотрудниками отдела. Когда появилась информация о причастности Дикина М.В. и его охранников к преступлению, стали проводиться оперативно-розыскные мероприятия в отношении указанных лиц. Одного из охранников Дикина М.В. доставили в здание ГУВД, где проводился его опрос, но тот отрицал свою причастность к покушению на жизнь Сорокина О.В. Через несколько дней в служебном кабинете Воронин Е.Е. сказал, что в отношении данного охранника будет проводиться оперативный эксперимент. Со слов Воронина Е.Е., планировалось организовать встречу данного охранника с сотрудником милиции, загримированным под Сорокина О.В. Все документы по данному эксперименту готовил сам лично Воронин Е.Е. Он отношения к данным документам, к подготовке данного мерю приятия, к его проведению не имел и сам в нем лично не участвовал. От отдела в нем участвовал Маркеев Р.С. С документами относительно проведения данного ОРМ «оперативный эксперимент» он не знакомился. После задержания двух охранников Дикина М.В. и Дикина А.В., в период времени с мая по июнь-июль 2004 года до него дошла информация, что Воронин Е.Е. получил обещанное Сорокиным О.В. вознаграждение. Тогда он решил встретиться с Сорокиным О.В., в ходе встречи он сказал Сорокину О.В., что Воронин Е.Е. обещанные деньги получил, а с отделом не поделился, на что тот ответил, что он деньги отдал, а как ими распорядился Воронин Е.Е., того не волнует. После этого разговора он приехал в ГУВД, где в служебном кабинете спросил Воронина Е.Е. об обещанной ему квартире, на что Воронин Е.Е. ему ответил, что никто ничего не получит. После указанных событий, он сменил место работы. После проведения оперативного эксперимента Новоселов А.В. приходил в здание ГУВД Нижегородской области, где в служебном кабинете встречался с Ворониным Е.Е., он лично присутствовал при их разговоре. Новоселов А.В. жаловался, что его силой вывезли на встречу с Сорокиным О.В. охранники последнего, и что там его на месте били. Воронин Е.Е. обратил внимание, что на лице, руках и одежде у Новоселова А.В. нет никаких повреждений, на что тот ответил, что они умеют бить, не оставляя следов. Вся одежда у Новоселова А.В. также была чистая. Новоселов А.В. не был похож на избитого, он больше переживал, что его заставили написать признательные показания, изобличающие Дикина М.В. в покушении на убийство Сорокина О.В. Воронин Е.Е. предложил Новоселову А.В. обратиться по факту избиения в прокуратуру или к следователю, расследовавшему дело о покушении на жизнь Сорокина О.В. Через некоторое время Новоселов А.В. ушел из кабинета, покинув здание ГУВД. В их служебном кабинете Новоселова А.В. никто насильно не удерживал.

Свидетель Чернышев А.В. в судебном заседании пояснил, что с Новоселовым А.В. он знаком примерно 14-15 лет, Новоселов А.В. работал охранником в ООО «Корд-строй», где он был директором. С Сорокиным О.В. он также знаком с 2000 года, когда совместно с друзьями Захаровым А.Б. и Эстриным Е.Б. приобрел долю завода «Старт», у Сорокина О.В. была половина доли завода, впоследствии они продали свою долю завода Сорокину О.В. Дикина М.В. он знает давно ввиду совместной учебы в институте. Об обстоятельствах похищения Новоселова А.В. 27 апреля 2004 года и его избиения может пояснить, что Новоселов А.В. в указанную дату позвонил ему и попросил забрать его от здания ГУВД по Нижегородской области и отвезти в офис. Когда он подъехал на своей машине, Новоселов А.В. стоял один. В какую одежду тот был одет, он не помнит, но обратил внимание, что одежда Новоселова А.В. была мятая, местами испачкана. Телесных повреждений, крови на нем он не заметил. Новоселов А.В. был очень взволнован, находился в возбужденном состоянии. От него шео небольшой запах алкоголя, он это объяснил тем, что в ГУВД ему налили для успокоения нервов. Он отвез Новоселова А.В. в офис по адресу: ул. Белинского, д. 61.В офисе собрались Захаров,  Экстрин, Дикин. Позже подъехал адвокат Новоселова А.В.- Наумов А.П. Новоселов А.В. рассказал им всем, что  утром неизвестные люди схватили его на пл. Свободы, насильно запихнули его в черный «Мерседес», принадлежащий Сорокину О.В., он узнал автомобиль по номерам, на котором отвезли егов лес, где его били, пытали, надевали полиэтиленовый пакет на голову, стреляли из пистолета, вынуждая дать показания на Дикина. Этих людей Новоселов А.В., по его словам, воспринял как охранников Сорокина О.В. При этом Новоселов А.В. жаловался на здоровье, а именно на боль. Впоследствии Новоселова А.В. положили в 12 городскую больницу в Сормово, где он некоторое время находился на лечении.

Свидетель Зельдин Б.В. в судебном заседании сообщил, что 27 апреля 2004 года Новоселов А.В. во второй половине дня, пришел в офис на ул. Белинского, д. 61, на предприятие бывшего завода «Старт». В офисе были также Чернышев, Захаров, Экстрин, Дикин. Новоселов А.В. был в возбужденном, подавленном состоянии, жаловался на головную боль. Какая была одежда на том, он не помнит, возможно она была запачкана. Однако на запястьях Новоселова А.В. он видел повреждения, ссадины, которые могли быть причинены наручниками. Также Новоселов А.В. показывал ссадину на внутренней поверхности нижней губы. Новоселов А.В. рассказал всем, кто находился в офисе, что неизвестные люди, которых он воспринял как охранников Сорокина О.В., с остановки на пл.Свободы г.Н.Новгорода силой посадили его в автомашину «Мерседес» , принадлежащую Сорокину О.В. и увезли его в лес в Балахнинский район, где данные люди-охранники  Сорокина О.В. и сам Сорокин О.В.  его избили, в том числе били по голове рукояткой пистолета, одевали пакет на голову и душили, стреляли над ухом, одев на него наручники, при этом Сорокин О.В. демонстрировал на своем теле шрамы от  …… Новоселова А.В. в покушении на него. Эти люди добивались от Новоселова А.В. признательных показаний против Дикиных. По внешнему виду Новоселова А.В. и его жалобам на боль было понятно, что чувствует он себя не очень  хорошо, в связи с чем он по пути подвез Новоселова А.В. до станции «Варя» в Сормово и … обратиться в больницу при ухудшении состояния.  На следующий день, он узнал, что  Новоселов А.В. госпитализировал в 12 городскую больницу, где он его раз или два навещал, а также возил его на обследование МРТ головного мозга в ГИТО.

Свидетель Колчин Д.Г. в судебном заседании сообщил, что работает в ГБУЗ НО Городская больница №12.Новоселов А.В. был госпитализировал и проходил лечение в больнице №12 в период с 27 апреля 2004 года по 14 мая 2004 года, затем был выписан в удовлетворительном состоянии. На основании жалоб Новоселова А.В., который сообщил, что его избили, он был осмотрен травматологом, неврологом и терапевтом, у него были …. следующие повреждения:  ушиб почек, сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей лица, конечностей, подозрение на перелом девятого ребра справа. В ходе дальнейшего обследования Новоселова А.В. диагноз в части перелома 9 ребра справа подтвержден не был, но ушиб почек по анализам был подтвержден, также как подтверждено и сотрясение головного мозга. При осмотре Новоселова А.В. в приемном покое больницы ву него также были видимые телесные повреждения: кровоподтеки на нижней губе, в области грудной клетки по задней и боковой поверхности, циркулярные ссадины на обоих запястьях. Конечный диагноз был выставлен Новоселову А.В.: ушиб почек, сотрясение головного мозга. Медицинское освидетельствование Новоселова А.В. в его присутствии, согласно документации, проводила врач – эксперт бюро СМЭ Нижегородской области Яканина О.В. 30 апреля 2004 года. Однако в акте (протоколе) медицинского освидетельствования зафиксированы не все повреждения, имевшиеся у Новоселова А.В., которые были изначально зафиксированы им при первичном осмотре данного пациента в приемном покое больницы. Так, например, в истории болезни №1157 не указано, что у Новоселова А.В. имелись ушибы мягких тканей лица, это не было указано, поскольку у него на момент медицинского освидетельствования и на момент  выписки этих повреждений на лице уже не было, а на момент поступления они были очень незначительные, в виде ссадины нижней губы, и это никак не влияло на основное лечение Новоселова А.В. Новоселова А.В. обследовали специалисты - врачи и из других лечебных учреждений, выполнялась компьютерная томография головного мозга в больнице №39 г. Н. Новгорода, которая выявила субарахноидальное кровоизлияние под оболочку мозга. В ходе проведенного Яканиной О.В. освидетельствования, которое проводилось путем только визуального осмотра, было подтверждено, что у Новоселова А.В. имелся ряд повреждений, которые были видны на момент данного освидетельствования, они отражены в протоколе. Таким образом, он с уверенностью может утверждать, что 27 апреля 2004 года при осмотре Новоселова А.В. до его госпитализации у того имелись повреждения: на запястьях следы сдавливания в виде циркулярных полос, про кровоподтеки он указал в медицинской карте, это были участки гиперемии, то есть участки покраснения. Скорее всего, в силу своей незначительности эти повреждения зажили к моменту освидетельствования. Кровоподтек и ссадина нижней губы также имелись у Новоселова А.В. при его поступлении в больницу. Но на момент освидетельствования Новоселова А.В. у него уже не было кровоподтека губы, осталась только ссадина. Замечаний к протоколу медицинского освидетельствования он не стал высказывать, так как посчитал их несущественными и незначимыми. Все повреждения, указанные им в медицинских документах, которые не нашли своего отражения в протоколе освидетельствования Новоселова А.В., были незначительными, представляли собой покраснения, а не ссадины или ушибы, за период в несколько дней вполне могли зажить.

Свидетель Измайлов С.Г. в судебном заседании сообщил, что является профессором кафедры хирургии Института ФСБ России. По договору с городской больницей №12 кафедра хирургических болезней базировалась в данном лечебном учреждении, оказывала консультативные услуги больнице. Помнит, что врач Колчин Д.Г. направлял к нему пациента, имеющего отношение к рассматриваемому делу, но erо фамилии он не помнит, возможно это и был Новоселов А.В., тот лежал в больнице №12, и у него был ушиб почки. Осмотр пациента он проводил в присутствии его лечащего врача. По результатам осмотра и анализов пациента он дал свои врачебные рекомендации, проконсультировал по дальнейшей тактике лечения данного больного. Информация об этом фиксируется лечащим врачом в медицинских документах, в том числе в истории болезни.

Свидетель Яканина О.В. в судебном заседании сообщила, что является врачом государственным судебно-медицинским экспертом ГБУЗ НО «Нижегородское областное бюро судебно-медицинских экспертиз», в ее должностные обязанности входит судебно-медицинская экспертиза живых лиц. В судебном заседании ей на обозрение представлен протокол медицинского освидетельствования Новоселова А.В. от 30 апреля 2004 года (т.49 л.д.94-97). Ознакомившись с указанным документом, она пояснила, что в указанную дату проводила визуальный осмотр Новоселова А.В., находившегося на стационарном лечении в больнице №12, с обнажением последнего и обозрением видимых телесных повреждений. В протоколе освидетельствования она отразила все видимые повреждения, которые были выявлены на теле Новоселова А.В. Согласно данному акту медицинского освидетельствования, у Новоселова А.В. были зафиксированы, в том числе, два кровоподтека в области лучезапястного сустава правой кисти, при этом наличие циркулярных ссадин в области запястий рук в акте не отражено.

Свидетель Дикин М.В. в судебном заседании сообщил, что 27 апреля 2004 года во второй половине дня Новоселов А.В. приехал в офис на ул.Белинского д.61, где сообщил ему и присутствующим лицам: Чернышеву, Захарову, Зельдину, Эстрину, что утром на пл.Свободы г.Н.Новгород, неизвестные люди против его воли, насильно запихнули его в автомобиль «Мерседес-600», принадлежащий Сорокину О.В., и вывезли в Балахнинский лес, где в течение нескольких часов Сорокин О.В. и его помощники били, пытали Новоселова А.В., стреляли в воздух возле его уха, надевали ему на голову пакет, скручивая вокруг шеи, душили, пытались засунуть в рот пистолет, тем самым заставляя его дать показания против него (Дикина М.В.) и его брата Дикина А.В., тем самым оговорить их. При этом Сорокин О.В. задирал майку и показывал шрамы на теле, утверждая, что Новоселов А.В. стрелял в него. В лесу также был сотрудник ГУВД по Нижегородской области Маркеев Р.С. В связи с истязаниями Новоселов А.В. вынужденно написал показания в отношении Дикиных. После избиения его отвезли в ГУВД к Воронину Е.Е., который угрожал ему сделать еще хуже, если он (Новоселов А.В.) на допросе под протокол не подтвердит те показания, которые он написал в лесу. В связи с этим избиением Новоселов А.В. получил множество различных телесных повреждений и был вынужден обратиться за медицинской помощью, проходил лечение в больнице №12, где он (Дикин М.В.) его навестил, поинтересовался его здоровьем, на что ему было сообщено, что у Новоселова А.В. ушибы головного мозга, почек, ребер, ссадины, кровоподтеки. Он сам лично видел у Новоселова А.В. разбитую изнутри нижнюю губу. Рана была свежая. Также Новоселов А.В. демонстрировал свежие следы от наручников па запястьях рук в виде ссадин, покраснений, рассказывал, что его везли в наручниках, били ногами по телу, пинали с правого и левого боков, а Сорокин О.В. пинал его в грудь. Через две недели после случившегося Новоселов А.В. был арестован и помещен в СИЗО, где его заставляли подтвердить ранее данные им в лесу показания. Кроме того, Новоселов А.В. также рассказывал ему, что в начале апреля 2004 года его сутки продержали в кабинете Воронина Е.Е., где выясняли его причастность и причастность братьев Дикиных к покушению на убийство Сорокина О.В., в связи с чем он посоветовал Новоселову А.В. ходить на допросы в полицию только с адвокатом. Лично у него Воронин Е.Е. примерно в середине лета 2004 года в ТЦ «Арбат» вымогал деньги, угрожая, что фабрикует против него уголовное дело по факту покушения на убийство Сорокина О.В., а также повесит на него иные нераскрытые убийства, при этом рассказывал ему, что по его - Воронина Е.Е. указанию Новоселова А.В. вывозили в лес и выбивали нужные показания, а организовал это мероприятие Сорокин О.В. Заявление в милицию и прокуратуру он по данному факту не писал, так как не воспринял данные угрозы как реальные.

Свидетель Захаров А.Б. в судебном заседании пояснил, что 27 апреля 2004 года Новоселов А.В. во второй половине дня вместе с Чернышевым А.Б. пришел в офис на ул. Белинского, д.61, на территории бывшего завода «Старт». Новоселов А.В. был во взволнованном, напуганном состоянии. Какая конкретно одежда была на том, он не помнит, но хорошо запомнил запачканные грязью джинсы Новоселова А.В., его лицо также было немного испачкано. Новоселов А.В. сообщил, что неизвестные люди, которых он воспринял как охранников Сорокина О.В., с остановки на пл.Свободы г.Н.Новгорода силой посадили его в автомашину «Мерседес», принадлежащую Сорокину О.В., и увезли в лес, где данные люди - охранники Сорокина О.В. и сам Сорокин О.В. его били, пытали, ставили на колени, добивались от Новоселова А.В. признательных показаний против Дикиных. Затем его отвезли к Воронину Е.Е. в ГУВД по Нижегородской области, чтобы там он под протокол дал официальные показания, которые из него выбили в лесу. Новоселов А.В. у них в офисе жаловался на самочувствие, в том числе на головные боли и боли в груди. Каких-либо существенных телесных повреждений у того он не заметил, но обратил внимание на наличие следов от наручников на запястьях. Впоследствии он узнал, что Новоселова А.В. в тот же вечер госпитализировали в больницу №12.

По ходатайству государственного обвинителя в связи с наличием противоречий на основании ч.3 ст.281 УПК РФ, были оглашены показания свидетеля Захарова А.Б. данные в ходе предварительного следствия 15 августа 2017 года (т.66 л.д.41-46), согласно которым в офисе на ул.Белинского, д.61 27 апреля 2004 года внешний вид у Новоселова А.В. был неопрятный, местами одежда была испачкана, но не шлепками грязи, а словно была «затасканная», грязь Новоселов А.В. все время пытался отряхнуть руками. Новоселов А.В. жаловался, что у него «ломит» все тело, он плохо себя чувствует, у него болит голова, просил отвезти его в больницу. На лице и видимых частях тела Новоселова А.В. он телесных повреждений не видел. Он ездил к Новоселову А. В. В больницу и отвозил ему фрукты и продукты питания, потому что он являлся их сотрудником. Новоселову А.В. поставили диагноз, связанный с ушибами. Позже, в связи с расследованием уголовного дела в отношении Дикиных он узнал, от кого не помнит, что в отношении Новоселова А.В. проводился оперативный эксперимент сотрудниками милиции.

В судебном заседании свидетель Захаров А.Б. по поводу оглашенных его показаний, уточнил, что вспомнил о том, что 27 апреля 2004 года видел у Новоселова А. В. телесные повреждения на запястьях в виде следов от наручников, на следствии он на данное обстоятельство не указывал, так как на тот момент он просто забыл об этом.

Кроме показаний потерпевшего и свидетелей, виновность каждого из подсудимых в указанных преступлениях подтверждается исследованными в судебном заседании письменными доказательствами.

Согласно протоколу проверки показаний Новоселова А.В. на месте от 06 октября 2017 года, потерпевший указал на остановку общественного транспорта «площадь Свободы» в г.Н.Новгороде, где 27 апреля 2004 года около 9 часов утра Маркеев Р.С., а также двое других мужчин применяя насилие и угрожая физической расправой, против его воли усадили его в автомобиль «Мерседес» и доставили в лесной массив расположенный на территории Балахнннского района Нижегородской области т. 62 л.д.36-42).

В соответствии с протоколом следственного эксперимента от 06 октября 2017 года, Новоселов А.В. продемонстрировал механизм нанесения ему ударов сотрудниками милиции, в том числе Маркеевым Р.С., а также Сорокиным О.В. 27 апреля 2004 года в ходе оперативного эксперимента их локализация и количество (т. 62 л.д.43-47

Оснований для признания недопустимым доказательством протокола следственного эксперимента от 06 октября 2017 года с участием потерпевшего Новоселова А.В. у суда не имеется, поскольку он в полной мере соответствует требованиям ст. 181 УПК РФ. При этом участие понятых при производстве следственного эксперимента допускается по усмотрению следователя (ч. 1.1 ст. 170 УПК РФ). Кроме того, перед началом следственного действия, в протоколе указано, что результаты съемки будут скопированы на компакт диск следователем. Указанный диск приобщен к протоколу. Замечаний от участников по итогам проведения следственного эксперимента не последовало.

Из протокола очной ставки между потерпевшим Новоселовым А.В. и Маркеевым Р.С. от 11 октября 2017 года, следует, что Новоселов А.В. подтвердил свои показания о совершении в отношении него противоправных действий Сорокиным О.В., Ворониным Е.Е. и Маркеевым Р.С., по факту его похищения и применения к нему насилия со стороны Сорокина О.В., Маркеева Р.С. и иных неустановленных сотрудников милиции. Пояснил, что после оперативного эксперимента и его разговора с Ворониным Е.Е. от здания ГУВД Нижегородской области его забрал Чернышев А.В., который отвез его в саун-клуб «Атлантик» (т. 63 л.д.213-231).

В     соответствии      с      протоколом        следственного        эксперимента      с участием Маркеева Р.С. от 30 апреля 2004 года, Маркеев Р.С. продемонстрировал, каким образом 27 апреля 2004 года и в каком месте проводился оперативный эксперимент им совместно с другими сотрудниками милиции (т. 59 л.д.175-187).

Воронин Е.Е. в ходе очной ставки от 26 сентября 2017 года с потерпевшим Новоселовым А.В. подтвердил факт того, что он планировал и организовывал проведение 27 апреля 2004 года оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В., проводил инструктаж лиц, участвовавших в оперативном эксперименте; в данном оперативном

эксперименте принимали участие Сорокин О.В. и Маркеев Р.С. (т. 63 л.д.64-69).

Сорокин О.В. в ходе очной ставки, проведенной 20 марта 2018 года между ним и потерпевшим Новоселовым А.В., также подтвердил факт своего личного участия в оперативном эксперименте в отношении Новоселова А.В. 27 апреля 2004 года, организованном и проведенном сотрудниками милиции Ворониным Е.Е. и Маркеевым Р.С. (т. 64 л.д.231-236).

В соответствии с протоколом от 26 ноября 2015 года осмотрена медицинская карта №1157 Новоселова А.В., который поступил 27 апреля 2004 года в 20 час. 30 мин., в ГБУЗ НО «ГКБ №12» по экстренным показаниям; ему был поставлен диагноз: ушиб правой почки; сотрясение головного мозга; ушиб мягких тканей лица, конечностей, кистей рук, перелом IX ребра справа, субарахноидальное кровоизлияние, ушибы нижних конечностей. Заключительный клинический диагноз: ушиб правой почки, микрогематурия. Ушиб головного мозга, субарахноидальное кровоизлияние. Ушиб грудной клетки справа. Ушиб правого и левого лучезапястных суставов, ушиб левой и правой голени. При поступлении Новоселов А.В. высказывал жалобы на выраженные боли в правой поясничной области, проекции правой почки, сильные головные боли, головокружение, тошноту, рвоту, потерю сознания, мочу красного цвета. Со слов Новоселова А.В. зафиксировано, что около 10-00 часов 27 апреля 2004 года в районе пл.Свободы г.Н.Новгорода он был избит тремя неизвестными, посажен в автомашину «Мерседес», после чего отвезен в район пос.Дубравный, где был избит. Его били по голове, телу, конечностям, душили полиэтиленовым мешком. От побоев и удушения он несколько раз терял сознание. Дата выписки - 14 мая 2004 года (т. 55 л.д.128-130).

Согласно протоколу от 20 апреля 2017 года, были осмотрены: видеокассета стандарта VHS марки TDK 180, содержащая видеозапись оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В. от 27 апреля 2004 года, с которой посредством оцифровки была получена видеозапись, именованная как «Новосёлов.аvi» и записанная на чистый оптический диск CD-R; оптический диск с надписью «ТК «Волга» горизонты Нижнего 05 июня 2015 года Сорокин О.В.»; оптический диск DVD+R диск с видеоматериалом за 2004 год с участием Сорокина О.В., представленные телекомпанией «Волга» (т.№55 л.д.168- 185),

Из ответа на запрос из Нижегородского областного суда №2-4/06 от 11 сентября 2017 года и протокола осмотра предметов от 30 сентября 2017 года, исследованы материалы уголовного дела №69727:

  • сопроводительное письмо №2/1295 от 29 апреля 2004 года, согласно которому направляются материалы ОРМ «Оперативный эксперимент» в отношении Новоселова А.В. для приобщения к уголовному делу №69727. В приложении к сопроводительному письму указаны: постановление о рассекречивании результатов ОРД на 2-х листах, постановление о проведении ОРМ на 1 листе, справки о результатах проведенного ОРМ на 2-х листах, инструктаж личного состава на 1 листе, письменное согласие на 1 листе, письмо в группу компаний «Столица Нижний» на 1 листе, рукописный текст Новоселова А.В. на имя прокурора Нижегородской области на 2-х листах;
  • постановление о рассекречивании результатов оперативно-розыскной деятельности от 28 апреля 2004 года, вынесенное и подписанное и.о.начальника КМ ГУВД Нижегородской области Цыгановым В.С. Согласно тексту постановления, целью проведения ОРМ в отношении Новоселова А.В. «Оперативный эксперимент» являлось воспроизведение модели исследуемого преступления (покушение на убийство Сорокина О.В.), получение доказательств, установление и выявление всех участников преступления, недопущение во власть криминала;

- постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия №1202с от 21 апреля 2004 года, вынесенное и.о.начальника КМ ГУВД Нижегородской области Цыгановым В.С. Из текста постановления следует, что выявленный свидетель Новоселов А.В., опасаясь за свою жизнь и здоровье, правдивых показаний не дает, что подтверждено полиграфом. В рамках ОРД Цыганов В.С. постановил провести оперативно-розыскное мероприятие «оперативный эксперимент» в отношении Новоселова А.В. На оборотной стороне постановления указан исполнитель Воронин Е.Е.;

  • письменное согласие старшего оперуполномоченного ОРЧ №1 КМ ГУВД Нижегородской области Маркеева Р.С. в связи с его личным участием в проведении оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» 27 апреля 2004 года в отношении Новоселова А.В.; 1
  • инструктаж по проведению оперативно-розыскного мероприятия «Оперативный эксперимент» от 26 апреля 2004 года, который удостоверен Ворониным Е.Е. Согласно инструктажу, личный состав на одном из автомобилей, использующихся для перемещения Сорокиным О.В., вывозит в заранее подготовленное место Новоселова А.В., показывая своим поведением, что они являются службой безопасности Сорокина О.В. В условленном месте беседу с Новоселовым А.В. составляет сотрудник, загримированный под внешность Сорокина О.В., который заранее поджидает прибытия автомобиля. Ход проведения оперативно-розыскного мероприятия фиксируется на аудио-видеоносители;
  • письмо №2/1215 от 21 апреля 2004 года, выполненное от имени Цыганова В.С. Имеется резолюция Воронина Е.Е.: «в материал по опер.эксперим.», а также отметки Воронина Е.Е. «копия верна» и отметка о получении. Из текста письма следует, что в связи с возникшей необходимостью, на основании ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» Цыганов В.С. просит Сорокина О.В. в период с 24 апреля 2004 года по 01 мая 2004 года для проведения оперативно-розыскного мероприятия предоставить в распоряжение один из автомобилей иностранного производства, используемых Сорокиным О.В. при передвижении;
  • показания Новоселова А.В. от 27 апреля 2004 года, согласно которым следует, что 08 декабря 2003 года он вместе с Шишкиным Е.П. на автомобиле последнего, по устной просьбе Дикина М.В. выезжал в пос.Окский Богородского района Нижегородской области, чтобы проверить, стоит ли там легковой автомобиль марки Жигули-2106, который они не обнаружили и доложили об этом Дикину М.В. и Дикину А.В.

Согласно справки о результатах проведенного ОРМ от имени Маркеева Р.С., 27 апреля 2004 года в 07 час. 30 мин. на перекрестке улиц Нижегородская и Гоголя г.Нижний Новгород Маркеев Р.С. совместно с оперативными сотрудниками от своего начальника Воронина Е.Е. получил автомобиль «Мерседес-600» черного цвета. Впоследствии оказалось, что в вещевом ящике автомобиля оставлен аппарат сотовой связи владельца, по которому Маркееву Р.С. приходилось несколько раз отвечать на поступающие сигналы, что владелец отсутствует. Около 8 час. 00 мин. они остановились в районе дома №12 по ул.Коминтерна г.Нижнего Новгорода, где проживает гражданин Новоселов А.В., стали вести наблюдение с целью обнаружения Новоселова А.В. и посадки его в автомобиль. В 9 час. 05 мин. Новоселов А.В. вышел из дома вместе с сожительницей и на маршрутном такси №171 доехал до пл.Свободы г.Нижнего Новгорода, сожительница вышла на остановке «пл. Минина». В 10 час. 00 мин. группа с участием Маркеева Р.С. стала осуществлять посадку Новоселова А.В. в «Мерседес-600» под предлогом разговора с нужным человеком. Новоселов А.В. стал кричать и звать на помощь, пытался применить приемы рукопашного боя, но был нейтрализован и усажен в автомобиль без нанесения ему каких-либо телесных повреждений. Автомобиль проследовал в заранее запланированное место в лесном массиве Балахнинского района Нижегородской области. Прибыли на место, где, согласно плану, ожидал оперативный сотрудник, загримированный специалистами под потерпевшего Сорокина О.В., со схожими антропологическими данными. Данный сотрудник, используя манеру поведения и жестикуляцию Сорокина О.Н., спросил у Новоселова А.В. «Зачем ты в меня стрелял?». Новоселов А.В вел себя напряженно, выражал неподдельный страх и после этого сообщил в присутствии Маркеева Р.С., что к нападению на Сорокина О.В., и тем более причинению огнестрельных ранений тому не имеет никакого отношения, об этом не осведомлен. Одновременно сообщил, что 08.12.2003 года он вместе с Шишкиным Е.П. на автомобиле последнего по устной просьбе Дикина М.В. выезжая в пос. Окский Богородского района Нижегородской области проверить, стоит ли там легковой автомобиль, с целью обнаружении которого Дикин М.В. дал ему рукописно изготовленную схему местонахождения автомобиля в пос. Окском. Впоследствии схема была выброшена Новоселовым А.В., где именно он не помнит. С предполагаемого места нахождения автомобиля Новоселов А.В. вел телефонные переговоры по принадлежащему ему аппарату сотовой связи с Дикиным М.В. и Дикиным А.В. После этого вместе с Шишкиным Е.П. он уехал на рабочее место в ТЦ «Арбат». О том, что автомобиль, который не был найден в пос. Окский, использовался при нападении ни Сорокина О.В. Новоселов А.В. узнал от работников милиции во время проведения допроса в прокуратуре.

В связи с этим Новоселову А.В. было предложено изложить суть сказанного им собственноручно на бумаге на имя прокурора Нижегородской области, что Новоселов А.В. и сделал. Также было предложено Новоселову А.В. идт и в правоохранительные органы и дать показания.

В 13 час. 15 мин. Маркеев Р.С. о ходе проведенного мероприятия доложил начальнику отдела Воронину Е.Е. и получил указание о доставке Новоселова А.В. к зданию ГУВД, что и было выполнено. В ходе проведения ОРМ использовалась аудиовидеозапись (т. 55 л.д.189-190, 191-207).

В соответствии с протоколом от 12 октября 2015 года осмотрен протокол следственного эксперимента е участием Маркеева Р.С. от 30.04.20104 года из материалов уголовного дела №69727 (т. 59 л,д. 1-5, 175-187).

Согласно ответу Следственного комитета РФ по Нижегородской области, в адрес Третьего следственного управления направлены вещественные доказательства по уголовному делу №69727, в том числе: аудиокассета марки Samsung, содержащая записи оперативно-розыскных мероприятий в отношении Дикина М.В. и Новоселова А.В., видеокассета стандарта VHS марки TDK Е-180 TVED, содержащая видеозапись оперативно-розыскного мероприятия - «оперативный эксперимент» в отношении Новоселова А.В. от 27 апреля 2004 года (т. 55 л.д.79, 80).

Из ответов на запросы Телекомпанией «Волга» представлены DVD-R диски с записью программы «Горизонты Нижнего» от 05 июня 2015 года, а также DVD-R диск, содержащие видеоматериалы в отношении Сорокина О.В. за 2004 год, которые осмотрены 02 февраля 2017 года (т. 67 л.д.125, 142, 143-149).

Согласно протоколам получения образцов для сравнительного исследования от 17 августа, 22 сентября, 12 октября 2017 года, у Сорокина О.В., Маркеева Р.С. получены образцы голоса и внешности (т. 67 л.д.241-242, 253-254), а у Маркеева Р.С., кроме того, получены образцы почерка (т. 68 л.д.203-204).

В соответствии с протоколом выемки от 09 октября 2017 года, в ГУ МВД России по Нижегородской области изъяты свободные образцы почерка и подписей Маркеева Р.С. (т. 68 л.д.209-213).

Нижегородским областным судом 26 октября 2017 года, в распоряжение следственного органа представлен оригинал допроса свидетеля Маркеева Р.С. от 30 апреля 2004 года по уголовному делу №69727 для представления в экспертные учреждения в качестве образцов подписей Маркеева Р.С. (т. 68 л.д.226).

По заключению эксперта №246/6-250ф/15 от 12 ноября 2015 года, приведено дословное содержание разговора на пленке видеокассеты TDK E-180TVED, в ходе оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В. от 27 апреля 2004 года, в автомашине марки «Мерседес». Новоселов А.В. собственноручно, в присутствии Маркеева Р.С., Сорокина О.В. и иных неустановленных лиц пишет показания (т… л.д.131-138).

По      заключению эксперта №33 от 07 апреля 2017 года в разговоре, зафиксированном на пленке видеокассеты TDK Е-180 TVED,  в указанное время имеется голос и речь Сорокина О.В. (т. 67 л.д. 155-166).

По заключению экспертов №3990/399l/4066/07-1 от 15 декабря 2017 года фонограмма в видеокассете TDK Е-180 стандарта VHS содержит дословный разговор оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В. от 27 апреля 2004 года, именно, когда Новоселов А.В., находясь в лесу, после похищения с пл. Свободы г.Нижнего Новгорода и применения к нему насилия, в автомашине марки «Мерседес» в присутствии Маркеева Р.С., Сорокина О.В. и иных лии пишет показания. В разговоре на фонограмме имеется голос и речь Сорокина О.В. (т. 68 л.д.73-97).

Согласно заключению экспертов №3992/3993/3994/4173/07-1 от 15 декабря 2017 года, на видеокассете TDK Е-180 стандарта VHS, зафиксировано, как 27 апреля 2004 года Новоселов А.В. в автомашине марки «Мерседес» собственноручно в присутствии Маркеева Р.С., Сорокина О.В, и иных лип пишет показания. Во фрагменте разговора, когда участники оперативного эксперимента требуют от Новоселова А.В. дачи показаний в отношении Дикина М.В. и Дикина А.В. имеются признаки оказания Сорокиным О.В. психологического воздействия на Новоселова А.В., при этом Новоселов А.В. находится в зависимом подавленном состоянии. Таким образом, в запечатленном на пленке разговоре выявлены лингвистические и психологические признаки зависимого положения Новоселова А.В. от Сорокина О.В., Маркеева Р.С. и других участников оперативного эксперимента (т. 68 л.д. 133-166).

По заключению экспертов №3995/4008/06-07-1 от 21 ноября 2017 года, на кадрах видеозаписи, зафиксированной на рабочем слое магнитной пленки видеокассеты TDK, в промежутке времени с 17:40 по 17:48 минут (мужчина, сидящий на переднем пассажирском сиденье) и на фрагментах видеоизображений вероятно изображен Сорсхив О.В. (т. 68 л.д.177-200).

По заключению экспертов №4392/02-1 от 10 ноября 2017 года, подпись от имени Маркеева Р.С. на письменном согласии липа, участвовавшего в проведении мероприятия «Оперативный эксперимент» от 28 апреля 2004 года, выполнена самим Маркеевым Р.С. (т. 68 л.д.231-235).

Доводы защиты о заинтересованности эксперта являются несостоятельными, поскольку проведение исследований соответствует положениям ч. 2 ст. 195, п. 60 ст. 5 УПК РФ. В деле отсутствуют какие-либо основанные на фактических данных сведения о наличии предусмотренных ст. 70 УПК РФ обстоятельств для отвода эксперта, участвовавшего в производстве экспертиз.

Согласно копии ответа на запрос из ГБУЗ НО «ГКБ №12» от 08 октября 2015 года, следует, что Новоселов А.В. проходил стационарное лечение в хирургическом отделении ГБУЗ НО «ГКБ №12» с 27 апреля 2004 года по 14 мая 2004 года (т. 53 л.д.198).

Согласно заключению эксперта №4336-Д от 09 ноября 2015 года из выписного эпикриза №1157 ГКБ №12 Сормовского района г.Н.Новгорода следует, что Новоселов А.В. находился на стационарном лечении с 27 апреля по 14 мая 2004 года с диагнозом: «Ушиб правой почки, микрогематурия. Ушиб головного мозга, субарахноидальное кровоизлияние. Ушиб грудной клетки справа. Ушиб правого и левого лучезапястных суставов. Ушиб правой и левой голени». В ходе осмотра Новоселова А.В., при поступлении его в стационар 27 апреля 2004 года у него были выявлены ссадины в области грудной клетки по передней, задней и боковым поверхностям, кровоподтек и ссадина на внутренней поверхности нижней губы; ссадины и кровоподтеки на передних поверхностях обеих голеней, циркулярные полосчатые ссадины в области лучезапястных суставов, объективная неврологическая симптоматика, характерная для черепно-мозговой травмы-ушиба головного мозга легкой степени. Эти повреждения носят характер тупой травмы, механизм возникновения ссадин - удар, трение, механизм возникновения кровоподтеков удар, сдавление, механизм возникновения черепно-мозговой травмы – удap. Возможность возникновения вышеуказанных телесных повреждений от ударов руками и ногами не исключается, исходя из их характера и механизма возникновения. Принимая во внимание дату поступления Новоселова А.В. в стационар ГКБ №12, нельзя исключить возможность возникновения вышеуказанных телесных повреждений в период с 10 до 14 часов 27 апреля 2004 года (т. 67 л.д.226-237).

В соответствии с заключением эксперта №9-ДОП от 02 февраля 2018 года, Новоселову А.В. были причинены физическая боль и телесные повреждения: кровоподтек на передней поверхности грудной клетки слева, два кровоподтека в области правого лучезапястного сустава с переходом на тыльную поверхность правой кисти, два кровоподтека правого бедра в средней трети на передней наружной поверхности, кровоподтек левой голени в верхней трети по задней поверхности, два кровоподтека в области левого коленного сустава по передней поверхности, кровоподтек левой голени по передней поверхности в верхней трети, два кровоподтека правого плеча в средней трети по передне-внутренней поверхности, точечное кровоизлияние под слизистую оболочку левого глаза, ссадина в проекции вышеуказанного кровоподтека левой голени по передней поверхности в верхней трети, не причинившие вреда здоровью; закрытая черепно-мозговая травма в виде ушиба головного мозга легкой степени, причинившая средней тяжести вред здоровью по признаку длительного расстройства здоровья; ушиб правой почки, причинивший легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.

Описанные в медицинской карте телесные повреждения могли быть причинены Новоселову А.В. ранее 20 час. 30 мин. 27 апреля 2004 года.

Все вышеуказанные повреждения носят характер тупой травмы, то есть образовались от действия тупого(-ых) твердого(-ых) предмета(-ов).

Учитывая количество, локализацию и морфологические особенности выявленных в ходе освидетельствования телесных повреждений у Новоселова А.В., весь комплекс повреждений мог образоваться не менее чем от девяти травматических воздействий тупого предмета (предметов).

Учитывая, что пальцы рук, рука, сжатая в кулак, нога, обутая в ботинок, являются твердыми тупыми предметами, то образование телесных повреждений у Новоселова А.В. данными предметами не исключается (т.68 л.д.246-282).

В соответствии с Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2014 года, постановление судьи Советского районного суда г.Н.Новгорода от 12 мая 2005 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 24 июня 2005 года отменены, постановление следователя по особо важным делам прокуратуры Нижегородской области от 18 марта 2005 года об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Новоселова А.В. о совершении в отношении него преступлений, предусмотренных ст.ст. 116, 119, 126, 285, 286 УК РФ, признано незаконным, и возложена обязанность на соответствующих должностных лиц устранить допущенные нарушения (т.49 л.д.39-42).

Из Постановления Европейского суда по правам человека по делу «Александр

Новоселов против России» от 28 ноября 2013 года, следует, что 27 апреля 2004 года Новоселов А.В. был похищен сотрудниками милиции, которые выдавали себя за частных телохранителей и в течение нескольких часов под угрозами допрашивали его и избивали. Жестокое обращение было намеренным, а его единственной целью было оскорбить, унизить заявителя, сломить его физическое и психологическое сопротивление и заставить дать признательные показания (т. 49 л.д.43-67).

Из копии заявления Новоселова А.В. от 27 апреля 2004 года следует, что он просит привлечь Сорокина О.В. и неизвестных ему лиц к уголовной ответственности, при этом сообщает, что 27 апреля 2004 года Сорокин О.В. и неизвестные Новоселову А.В. лица похитили его, против его воли вывезли в лес, где на протяжении нескольких часов избивали, пытали, угрожали убийством, требуя дать показания о причастности Дикина М.В. и Дикина А.В. к покушению на убийство Сорокина О.В. (т. 49 л.д.83).

В соответствии с приказом ГУВД Нижегородской области №1185 от 24 декабря 2003 года отдел по раскрытию заказных и серийных преступлений против личности ГУВД Нижегородской области наделен полномочиями по раскрытию указанной группы преступлений и проведения по ним оперативно-розыскных мероприятий (т. 63 л.д.3-9).

Согласно приказу ГУВД Нижегородской области «По личному составу» №284л/с от 8 сентября 2003 года и приложением к нему, Воронин Е.Е. с 18 сентября 2003 года назначен на должность заместителя начальника первой оперативно-розыскной части по раскрытию преступлений против личности Криминальной милиции ГУВД Нижегородской области - начальника отдела по раскрытию заказных и серийных преступлений против личности; Маркеев Р.С. 18 сентября 2003 года назначен на должность старшего оперуполномоченного отдела по раскрытию заказных и серийных преступлений против личности первой оперативно-розыскной части по раскрытию преступлений против личности Криминальной милиции ГУВД Нижегородской области (т. 63 л.д.14-15, 16-17).

В соответствии с информацией УГИБДД ГУ МВД России по Нижегородской области №24/388 от 18 января 2018 года, в период с 18 февраля 2004 года по 12 февраля 2008 года в собственности Нагорной Э.Л. - супруги Сорокина О.В., находился автомобиль марки «Мерседес Бенц S600L» черного цвета (т. 69 л.д.21-22).

По ходатайству защиты в судебном заседании был допрошен специалист Самищенко С.С., который сообщил, что является главным научным сотрудником федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ, профессором кафедры судебных экспертиз юридического университета им.Кутафина. Им были изучены заключения эксперта №4336-Д и №9-ДОП, по его мнению, выводы эксперта в отношении длительности расстройства здоровья являются необоснованными. Так, имеются медицинские документы, в которых указано, что через 18 дней Новоселов А.В. был выписан из медицинского учреждения и в дальнейшем никаких объективных данных о его травме головного мозга не имеется. Он обращался в медицинский пункт, где жаловался на головные боли, но это было связано с температурой, которая у него была, то есть с воспалительным процессом. Никаких симптомов неврологических, которые должны быть при длительном расстройстве здоровья более 21 дня, у Новоселова А.В. не было зафиксировано. Следовательно, вывод, который сделал эксперт в указанных заключениях, о том, что при данной форме телесных повреждений восстановление здоровья должно производиться более 21 дня – не обоснован. Решение рассмотренных при проведении экспертиз ситуационных вопросов необходимо было поручить иному эксперту, т.к. они относятся к медико-криминалистической компетенции, и поэтому самостоятельно Юрьев В.Ю, такие исследования не мог производить, поскольку в заключениях ничего не сказано о том, что эксперт является специалистом именно криминалистической экспертизы.

Допрошенный в судебном заседании по ходатайству стороны защиты специалист Толстолуцкий В.Ю., являющийся профессором кафедры уголовного права и процесса юридического факультета ННГУ им. Лобачевского, доктором медицинских наук по специальности судебной медицины, профессором кафедры криминалистики и судебных экспертиз, показал, что он исследовал заключение эксперта №4336-Д и заключение эксперта №9-ДОП, выполненные Юрьевым В.Ю., в связи с чем может пояснить следующее. Заключение эксперта №4336-Д является необъективным и неполным: в перечне нет указания на фактическую 18-дневную длительность утраты трудоспособности Новоселова А.В., которая с профессиональной точки зрения оценивается как легкий вред здоровью; нет указания на фактическое отсутствие телесных повреждений на голове Новоселова А.В., с которыми могла быть связана черепно-мозговая травма; нет указания на временные характеристики утраты сознания, наступившей в 18-00 часов; нет правильной медицинской интерпретации причинно-следственной связи между периодом нанесения телесных повреждений с 10 до 14 часов и потерей сознания, возникшей в 18- 00 часов; нет анализа причинно-следственной связи между утратой сознания и двумя возможными вызвавшими ее причинами: ушибом головного мозга и развитием субарахноидальной гематомы; нет изложения научных закономерностей медицинского характера, раскрывающих связь между утратой сознания и вызвавшими ее причинами: немедленного наступления утраты сознания при ушибе мозга и отсроченной утраты сознания при развитии сдавливания мозга в результате субарахноидальной гематомы. Эксперт существенно сузил объем поставленного перед ним исследования. Компетенция эксперта Юрьева В.Ю. в данном случае является недостаточной для дачи объективного и полноценного заключения, поскольку он не является специалистом медико-криминалистического профиля, он не имеет права самостоятельно решать вопросы ситуационной экспертизы. Для решения этой задачи требуется привлечение специалиста медико-криминалистического профиля. Кроме того, сообщил, что для ушиба головного мозга характерен такой признак как нистагм.

Показания данных специалистов судом приняты во внимание, однако ставить под сомнение результаты заключений судебно-медицинских экспертиз, как и делать выводы об их недопустимости, оснований не имеется.

При назначении и проведении указанных судебно-медицинских экспертиз в отношении Новоселова А.В. требования уголовно-процессуального закона не нарушены. Заключения эксперта являются обоснованными, ясными, полными и сомнений не вызывают, согласуются с другими доказательствами.

Суд, не смотря на показания специалистов Самищенко С.С., Толстолуцкого В.Ю., не находит оснований считать тяжесть причиненного потерпевшему вреда здоровью, установленную заключениями экспертиз не соответствующей действительности.

Факт нахождения в медицинском стационаре потерпевшего менее 21 суток, не опровергает выводы заключения экспертиз, поскольку длительность расстройства здоровья определяется не только одной лишь продолжительностью нахождения в медицинском учреждении, с которым может не совпадать, а исходя из объективных медицинских данных.

Предусмотренных ст. 207 УПК РФ оснований для проведения повторной судебно-медицинской экспертизы, а также о назначении комиссионной судебно-медицинской экспертизы не установлено.

Суд также учитывает показания Толстолуцкого В.Ю., сообщившего, что для ушиба головного мозга характерен нистагм, что соотносится с заключением экспертизы, согласно которой у Новоселова А.В. констатирован размашистый горизонтальный нистагм.

Из исследованных в судебном заседании материалов дела суд приходит к выводу что следственные действия в отношении Воронина Е.Е., Маркеева Р.С. и Сорокина О.В. проведены в установленном законом порядке, с участием адвокатов, в необходимых случаях понятых, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний, как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию их показаний. При этом Воронину Е.Е., Маркееву Р.С. и Сорокину О.В. разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права, они предупреждались о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при последующем отказе от них.

Совокупность вышеприведенных доказательств, вопреки позиции защиты, позволяет сделать вывод, что разработка плана, так называемого оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В., составление документов, создающих видимость законности мероприятия, проведение инструктажей Ворониным Е.Е., по своей сути являлись планом совершения преступления в отношении Новоселова А.В., а именно его похищения и получение от него путем физического насилия и психологического давления нужных для подсудимых показаний.

План проведения, так называемого оперативного эксперимента, постановление о его проведении, запрос Сорокину О.В. о предоставлении автомашины для проведения оперативного эксперимента, результаты данного оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В., рассекреченные и в последующем предоставленные в прокуратуру создавали лишь прикрытие, незаконных действий Воронина Е.Е., Маркеева Р.С. и Сорокина О.В.

В этой связи факт личного активного участия Маркеева Р.С. наряду с другими сотрудниками милиции в превышении должностных полномочий и похищении человека 27 апреля 2004 года в отношении Новоселова А.В. подтверждено, в том числе, показаниями Маркеева Р.С. в ходе очной ставки с потерпевшим Новоселовым А.В., не отрицавшего указанное обстоятельство.

Давая оценку позиции Воронина Е.Е., не признавшего свою вину, сообщившего, что сам он непосредственного участия в этом не принимал, суд, тем не менее, с учетом показаний свидетеля Цыганова В.С., совокупности иных приведенных выше доказательств, приходит к выводу, что планирование, организация и подготовка похищения Новоселова А.В., совершенного 27 апреля 2004 года, осуществлялась именно Ворониным Е.Е., который действовал с превышением своих полномочий, вопреки статей 3, 4, 5, 12, 13, 14 Закона РФ «О милиции», статей 3 и 5, абзаца 4 статьи 16 ФЗ «Об ОРД».

Для проведения данного мероприятия Сорокиным О.В. был предоставлен автомобиль «Мерседес».

Вместе с тем, из материалов дела видно, что Сорокин О.В. выполнял роль пособника в совершении похищения Новоселова А.В., поскольку он не участвовал в непосредственном захвате потерпевшего, не удерживал его силой в автомобиле, а оказал содействие в незаконном перемещении Маркеевым Р.С. и иными неустановленными лицами потерпевшего к месту удержания.

Прибытие Сорокина О.В. в лесной массив, куда был доставлен Новоселов А.В., ведение там допроса Новоселова А.В., находящегося в наручниках и стоящего на коленях, применение к Новоселову А.В. насилия, а также сама обстановка проведения так называемого оперативного эксперимента свидетельствуют о том, что Сорокин О.В. в полной мере осознавал, что сотрудники милиции действуют незаконно, превышая свои должностные полномочия, и при этом он сам способствовал им в этом, проводя допрос и применяя насилие к потерпевшему.

Доводы Сорокина О.В. о том, что топор он не демонстрировал, опровергаются показаниями потерпевшего Новоселова А.В., не доверять которым оснований не имеется. Как на предварительном следствии, так и допрошенный в судебном заседании потерпевший давал последовательные показания. Противоречий в его пояснениях не имеется. Показания потерпевшего подтверждаются другими доказательствами по делу.

В то же время, демонстрация данного топора явилась угрозой применения насилия при совершении превышения должностных полномочий в ходе выяснения у Новоселова А.В. интересующих подсудимых сведений. Использование наручников при превышении должностных полномочий, является применением специальных средств.

Наручники, которые Новоселову А.В. были надеты на руки с целью удержания, в рамках его похищения, непосредственно для причинения телесных повреждений не применялись.

При таких обстоятельствах суд считает необоснованным вменение подсудимым Сорокину О.В., Воронину Е.Е., Маркееву Р.С. квалифицирующего признака похищения человека «с применением предметов, используемых в качестве оружия», который подлежит исключению из обвинения в отношении каждого из подсудимых.

Судом также установлено, что в ходе похищения в отношении Новоселова Л.В. было применено только насилие опасное для здоровья.

Согласно экспертному заключению, у Новоселова Л.В. были обнаружены в том числе телесные повреждения, в виде ушиба правой почки причинившие легкий вред его здоровью, появление которых в результате нанесения ударов не исключается, при этом повреждения были обнаружены и в тех местах, куда Новоселову Л.В. наносились удары при его захвате.

В то же время, имевшаяся у Новоселова А.В. закрытая черепно-мозговая травма в виде ушиба головного мозга легкой степени, причинила средней тяжести вред здоровью, что соотносится с показаниями потерпевшего о нанесении ему удара но голове после того как его вывели из автомобиля.

В связи с этим из квалификации действий Маркеева Р.С. относительно похищения человека, Воронина Е.Е. относительно организации данного похищения человека, Сорокина О.В. относительно пособничества в похищении человека - подлежит исключению признак «с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья».

Показания свидетелей Сгибнева О.А., Молькова В.В., Авдеева С.В. подтверждают факты сообщения Новоселовым А.В. 27 апреля 2004 года о его похищении и применении к нему насилия Сорокиным О.В. и иными лицами с целью склонения к даче показаний о причастности Дикина А.В. и Дикина М.В. к покушению на убийство Сорокина О.В.

Вместе с тем, участие в совершении похищения Новоселова А.В. иных неустановленных лиц, целенаправленность и согласованность их действий, осведомленность Сорокина О.В. об участии иных неустановленных лиц, а также факт организации, планирования и проведения Ворониным Е.Е. похищения Новоселова А.В. свидетельствуют о наличии квалифицирующего признака ч. 2 ст. 126 УК РФ совершения преступления в отношении потерпевшего «группой лиц по предварительному сговору».

Доводы подсудимых и защиты, о том, что квалифицирующие признаки ч. 3 ст. 286 УК РФ - с применением насилия и угрозой его применения, специальных средств, а также признак ч. 2 ст. 126 УК РФ - применение насилия, опасного для здоровья Сорокину О.В., Маркееву Р.С. и Воронину Е.Е. вменены необоснованно, противоречат приведенным выше доказательствам и на материалах дела не основаны.

Свидетели Новоселова Н.Ю., Чернышев А.В., Колчин Д.Г., Зельдин Б.В., Дикин М.В., Захаров А.Б. подтвердили факт наличия у Новоселова А.В. 27 апреля 2004 года телесных повреждений, в том числе ссадины на нижней губе, следов от наручников на запястьях, а также испачканной одежды, в том числе брюк в области коленей. При этом Новоселов А.В. был в возбужденном, шоковом состоянии, жаловался на головные боли и боли по телу, он сообщил им, что утром 27 апреля 2004 года неизвестные люди схватили его на пл.Свободы, насильно поместили в «Мерседес», принадлежащий Сорокину О.В., на котором отвезли его в лес, одели на него наручники, в лесу его били, в результате чего он падал на колени, пытали, надевали полиэтиленовый пакет на голову и душили, пытались засунуть пистолет ему в рот, повредив при этом нижнюю губу, стреляли из пистолета, вынуждая дать показания о причастности братьев Дикиных к покушению на убийство Сорокина О.В.

Доводы защиты о том, что потерпевший был законно доставлен в лесной массив, расположенный в Балахнинском районе Нижегородской области, являются несостоятельными, поскольку Новоселов А.В. был перемещен в лесной массив, находящийся в не знакомом для него месте, вопреки его воле, с применением насилия, опасного для здоровья, чем были нарушены его личная неприкосновенность и свобода.

Сорокин О.В. не являлся сотрудником органов внутренних дел, в связи с чем, его действия суд квалифицирует по ч.5 ст.33, п.п. «а», «б» ч.3 ст.286 УК РФ - пособничество совершению должностными лицами действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, совершенных с применением насилия и с угрозой его применения, с применением специальных средств.

Кроме того, суд квалифицирует действия Сорокина О.В. по ч.5 ст.33, п.п. «а», «в» ч.2 ст.126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года №420-ФЗ)- пособнинество в похищении человека группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для здоровья.

Действия Маркеева Р.С. суд квалифицирует по п.п. «а», «б» ч.3 ст.286 УК РФ -  совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересен граждан н охраняемых законом интересов общества и государства, совершенных с применением насилия и с угрозой его применения, с применением специальных средств.

Кроме того, суд квалифицирует действия Маркеева Р.С. по п.п. «а», «в» ч.2 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ) - похищение человека группой лиц по предварительному сговору, с применением насилии, опасного для здоровья.

Действия Воронина Е.Е. суд квалифицирует по п.п. «а», «б» ч.3 ст.286 УК РФ - совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, совершенных с применением насилия и с угрозой его применения, с применением специальных средств.

Кроме того, суд квалифицирует действия Воронина Е.Е. по ч.3 ст.33, п.п. «а», «в» ч.2 ст.126 УК РФ - организация похищения человека группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для здоровья.

Вопреки доводам защиты, по смыслу закона, с учетом конкретных обстоятельств, преступные действия, связанные с превышением должностных полномочий, образуют совокупность с похищением человека.

Подсудимый Сорокин О.В. вину в получении взятки не признал в полном объеме и пояснил, что с Садековым М.С. он знаком с середины 2000-х годов, отношения были дружеские, но никаких деловых отношений между ними не было. Садсков М.С. познакомил его с Чегодаевым А.Ю., сообщив о том, что тот владеет авиакомпанией и сдает на хороших условиях в аренду самолет. Садеков М.С. предложил вложиться в компанию Чегодаева А.Ю., стать акционером и подписал договор в качестве гаранта. По этому договору он (Сорокин О.В.) перечислил личные средства более 700 тысяч евро, точную сумму не помнит, на счет компании начал пользоваться услугами этой авиакомпании. Сначала услуги оказывались нормально, но потом начались проблемы. Садеков М.С. и Чегодаев А.Ю. ссылались на разные неисправности самолета, в итоге он обратился в суд, который вынес решение в его пользу. Долг Чегодаева А.Ю. перед ним составлял примерно 30 миллионов рублей, в связи с чем службой судебных приставов был наложен запрет на выезд Чегодаева за пределы РФ, тогда Садеков М.С. стал высказывать ему претензии о том, что он препятствует Чегодаеву А.Ю. заниматься бизнесом. Примерно в 2011-2012 годах либо в начале 2013 года Чегодаев А.Ю. сообщил ему, что претензии не должны распространяться только на него, поскольку это их совместный с Садековым М.С. бизнес. Его юристы подсчитали все долги, с учетом не совершенных полетов общая сумма исковых требований превышала 50 млн. рублей. В указанный период времени он уже занимал должность главы г.Нижнего Новгорода. Иски были поданы. Но когда он проверил все документы, оказалось, что у оффшорной компании Чегодаева А.Ю. по документам не было самолета, хотя он сам лично видел этот самолет. В договоре с компанией была прописана фамилия Садекова М.С., у которого была половина активов компании. Именно поэтому он заключил контракт, так как Садекова М.С. лично знал, но когда узнал о том, что активов у компании в действительности нет, то заявил, что хочет вернуть те средства, которые им были потрачены, пригрозив подать в суд. В итоге был поданы иски, сумма иска по решению суда около 50 млн. рублей. На переговорах Садеков М.С. и Чегодасв А.Ю. брали на себя обязательства о возврате этих средств. Его встреча с Чегодаевым состоялась в марте 2013 года, в ходе которой Чегодаев А.Ю. пообещал, что он и Садеков М.С. вернут ему 30 млн. рублей Однако после этого Садеков М.С. заявил, что Чегодаев А.Ю. мошенник и его подставил, но он просит перевести на него весь долг, чтобы был снят запрет на выезд за пределы РФ. Садеков М.С. его доверия не утратил, у него были деньги, так как тот продал бизнес брата, и говорил, что готов долг урегулировать, часть долга тот даже компенсировал. После этого были сняты ограничения на передвижения Чегодаева А.Ю., который сообщил юристу, что уполномочивает Садекова М.С. урегулировать данный спор. Сумма долга на тот момент составляла около 20 млн. рублей. Таким образом, Садеков М.С. предпринимал меры по возвращению ему долга Чегодаева А.Ю. Он доверял Садекову М.С., потому что тот в указанный период времени был обладателем значительных активов, продав бизнес по заправкам ориентировочно в районе 1 млрд. рублей. Садеков М.С. предлагал всем свои деньги под проценты и участие в инвестициях, чтобы зарабатывать на экономике. В Каннах проходила выставка MIPIM, посвященная строительству, на которой участвовали все регионы России. Правительство Нижегородского региона и город тоже участвовали. Там был и Садеков М.С., который сам попросил его встретиться с Ханом Е.А., представив его инвестором. Садеков М.С. сообщил, что их интересует участок земли площадью 450 га, но он очень большой. Тогда он сказал им, что есть другой участок, поменьше, на улице Украинской, площадью около 15 га. Конкурс на данный участок проводил город, предложения по планировке на конкурс не надо было представлять. Он им об этом участке рассказал, это была общая ознакомительная информация для инвесторов. Хан Е.А. у него спросил, что он может предложить. Тогда он и предложил участок на ул.Украинской, так как губернатор ставил задачу пополнения бюджета за счет аренды и продажи земельных участков. Все деньги от продажи земельных участков на территории города поступали в городской бюджет. Его задача как главы города заключалась в том, чтобы обеспечить инвесторам условия в области строительства. Таким образом, между ними произошла обычная встреча, на которой он сообщил Хану Е.А., что если тот хочет быть инвестором, то может подать заявку на аукцион, а при проблемах тот может обратиться, в том числе к нему, как к главе города. Впоследствии ему сотрудники администрации сообщили, что на аукцион по улице Украинской подана жалоба в ФАС московской компанией, которая не являлась участником аукциона, ЗАО «Вектрон». Все, что он говорил Хану Е.А. на встречах, касалось исключительно аукциона по участку на ул.Украинской, а не аукционов по иным земельным участкам. ЗАО «Вектрон» занимался именно тем, что обжаловал, не являясь участником аукциона, искусственно создавал почву для вымогательства, для рейдерства. Садеков М.С. указывает на него как на человека, который мог бы ему помочь получить участки под заправки, но у Садекова М.С. были гораздо более тесные связи с чиновниками областного правительства Авериным и Сватковским, и тот, прежде всего, мог обратиться за помощью именно к ним. Он участия в принятии решений по аукционам не принимал, а участвовал в Инвестсовете, чтобы затем отвечать на вопросы жителей и депутатов, если по итогам Инвестсовета изменялся генеральный план застройки. По поводу прослушанной аудиозаписи разговора между Ханом Е.А. и Садековым М.С. от 12 марта 2013 года, подтверждает факт данной встречи, участниками которой были он, Садеков М.С. и Хан Е.А., данная встреча происходила в г.Канны, однако часть отдельных слов в ходе прослушивания и в ходе изучения дословного содержания разговора, сделанного экспертами, не правильно интерпретирована и неверно изложена, в связи с чем искажен смысл разговора, эксперты перепутали слова, а именно реплики, принадлежащие ему. приписали иным собеседникам, и наоборот, речь участников разговора приписали ему. Отметил, что Ханом Е.А. в ходе беседы была использована специальная аппарапра, не являющаяся бытовым диктофоном. Указал, что в ходе беседы во дворе дома с Садековым М.С. также пропущен ряд слов, имеющих существенное значение для уголовного дела, что свидетельствует о признаках монтажа на исследованных вещественных доказательствах.

Несмотря на непризнание своей вины по данному преступлению, вина Сорокина О.В. в получении должностным лидом взятки лично в виде незаконного оказания ему услуг имущественного характера за общее покровительство и попустительство по службе, в особо крупном размере, подтверждается доказательствами исследованными в ходе судебного заседания.

Так свидетель Шмелев А.Г., допрошенный в судебном заседании в условиях, исключающих его визуальное наблюдение другими участниками процесса, сообщил, что летом 2012 года Министерством государственного имущества и земельных ресурсов Нижегородской области проведен аукцион по продаже права на заключение договоров аренды 14 земельных участков в г.Нижнем Новгороде. Осенью 2012 года аукцион признан несостоявшимся, а ООО «Ииградстрой» признано победителем аукциона. На нарушения при проведении аукциона и на его результаты ЗАО «Вектрон» и ООО «ЖБК-Строй» подали жалобы в УФАС Нижегородской области, которые в октябре 2012 года были удовлетворены, ЗАО «Вектрон» также подало жалобу в ФАС России, и в ноябре 2012 года ФАС России отменила результаты данного аукциона. В победе ООО «Инградстрой» был заинтересован глава г.Нижнего Новгорода Сорокин О.В., который упоминал данную организацию как очень близкую к себе. Сорокин О.В. действовал исключительно в интересах ООО «Инградстрой». Со слов Сорокина О.В. ему известно, что у ООО «Инградстрой» не было своих собственных денежных средств, необходимых для участия в аукционе. В связи с его профессиональной деятельностью ему достоверно известно, что ООО «Инградстрой» получило денежные средства в качестве займа для формирования задатка для участия в аукционе от одной из дочерних компаний ООО «Столица Нижний», которая фактически принадлежала Сорокину О.В. Название этой фирмы он не помнит, так как этих дочерних компаний было очень много. Депутатская приемная Сорокина О.В. находилась в г.Н.Новгород, ул.Горького, д.117, это также один из основных офисов ООО «Столица Нижний». В связи с тем, что результаты аукциона были отменены, Сорокина О.В. волновал вопрос отзыва жалоб ЗАО «Вектрон» из ФАС России и УФАС России по Нижегородской области, а также из Арбитражного суда. Сорокина О.В. интересовало положительное решение вопроса с жалобами в органах ФАС России в пользу ООО «Инградстрой» либо, чтобы те отозвали жалобы. Кроме того, Министерство государственного имущества и земельных ресурсов Нижегородской области обратилось в Арбитражный суд с целью обжалования решения ФАС России. Сорокин О.В. также пытался урегулировать этот вопрос с сотрудниками антимонопольной службы, обращался к руководителю Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом и непосредственно к руководителю ФАС, к своим знакомым Бухарову А.В. и Теодоровичу М.Л., у которых были связи в ФАС России и Правительстве РФ. Однако перечисленные лица не смогли помочь Сорокину О.В. в решении данного вопроса. Тогда Садеков М.С. предложил Сорокину О.В. свою помощь в решении вопроса, поскольку был знаком с представителем ЗАО «Вектрон» и сам был заинтересован в результатах аукциона, поскольку планировал застройку части территории. В последующем Садеков М.С. планировал передать, в том числе и по просьбе Сорокина О.В., представителю ЗАО «Вектрон» вознаграждение в размере 1 миллиона долларов США за снятие ЗАО «Вектрон» всех претензий по указанному аукциону и за отзыв всех жалоб.

В судебном заседании в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ, ввиду наличия противоречий оглашены показания свидетеля Шмелева А.Г., данные в ходе предварительного следствия, и части противоречий, согласно которым Сорокин О.В. обратился к своему знакомому Садекову М.С., которого попросил решить вопрос с жалобами в ФАС России и Нижегородской области, так как Садеков М.С. был знаком на тот момент с представителями ЗАО «Вектрон». На просьбу Сорокина О.В. решить вопрос с представителями ЗАО «Вектрон» с целью отзыва жалоб последнего из органов ФАС России Садеков М.С. согласился. В последующем Садеков М.С. передал по просьбе Сорокина О.В. представителям ЗАО «Вектрон» вознаграждение в размере 1 миллиона долларов США (т. 48 л.д.178-180).

Свидетель Шмелев А.Г. в судебном заседании свои показания, данные им на следствии, подтвердил, указал, что некоторые подробности произошедших событий он уже забыл, так как прошло много времени. Подтверждает те факты, что Сорокин О.В. лично обращался к Садекову М.С. и просил его решить вопрос с жалобами в ФАС России и Нижегородской области, так как Садеков М.С. был знаком с представителем ЗАО «Вектрон»; в последующем Садеков М.С. по просьбе Сорокина О.В. передал представителям ЗАО «Вектрон» вознаграждение в размере 1 миллион долларов США за снятие ЗАО «Вектрон» всех претензий по аукциону и за отзыв всех жалоб, данные денежные средства принадлежали Садекову М.С.

Свидетель Мизюкова А.В. в судебном заседании сообщила, что в период с 2008 года по 2014 год она работала в должности заместителя министра государственного имущества и земельных ресурсов Нижегородской области. Она была председательствующей при проведении Министерством госимушества в 2012 году открытого аукциона по продаже права на заключение договоров аренды 14 земельных участков, находящихся в государственной собственности Нижегородской ооласти. Участником данного аукциона было только ООО «Инградстрой». В последующем данный аукцион был признан несостоявшимся. На данный аукцион были поданы жалобы в УФАС России по Нижегородской области от ООО «ЖБК-Строй», Лазарева Е.И., ЗАО «Вектрон », а также жалобы от ЗАО «Вектрон» в ФАС России. По результатам рассмотрения жалоб ФАС России вынесено несколько решений и предписаний, срок подачи заявок был продлен, а дата проведения аукциона перенесена на 5-10 дней, даты она не помнит. После проведения аукциона решением ФАС России итоги аукциона были аннулированы. В дальнейшем Мингосимущество, не согласившись с решениями и предписаниями ФАС России и УФАС России по Нижегородской области, обжаловало их в Арбитражный суд. В результате рассмотрения Арбитражным судом указанного иска решения ФАС России об аннулировании аукциона были признаны незаконными и отменены. В итоге с ООО «Инградстрой» были заключены договоры аренды земельных участков. При Губернаторе Нижегородской области с 2006 года функционировал Инвестиционный совет, в который с 2011 года входил Сорокин О.В. как Глава г.Нижнего Новгорода. Фамилии директоров ООО «Старт-Строй» и ООО «Инградстрой» она не помнит. Лично к ней Сорокин О.В. с какими-либо просьбами относительно аукциона не обращался. Отзывало ли ЗАО «Вектрон» свои жалобы из ФАС России, ей не известно.

В судебном заседании в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ, ввиду наличия противоречий оглашены показания свидетеля Мизюковой А.В., данные в ходе предварительного следствия, от 13 апреля 2018 года, согласно которым ООО «Инградстрой» и ЗАО «Вектрон» ей знакомы. Директором ООО «Инградстрой» являлся Долинин Д.А. ООО «Инградстрой» было аффилировано Сорокину О.В., ООО «Старт-Строй» и группе компаний «Столица Нижний». В г.Нижнем Новгороде под группой компании «Столица Нижний» подразумевается ряд организаций, которые занимаются сходной деятельностью в одной сфере, в частности в строительстве. Анкетные данные руководства ЗАО «Вектрон» ей неизвестны, она видела их один раз, когда они приезжали в Мингосимущество с запросами в 2012 году. Поваляев А.В. ей знаком, так как он является директором ООО «Старт-Строй».

Также в полномочия инвестиционного совета при губернаторе входит: рассмотрение инвестиционных проектов, рассмотрение государственной поддержки инвесторам. Решения на инвестиционном совете принимаются простым большинством голосов открытым голосованием.

Также она не исключает, что Сорокин О.В. мог обращаться с вопросами о жалобах на указанный выше аукцион по продаже права на заключение договоров аренды четырнадцати земельных участков, так как сфера его интересов была широка (т. 48 л.д.231-239).

Свидетель Мизюкова А.В. после оглашения ее показаний в судебном заседании свои показания ранее данные на следствии, полностью подтвердила, указала, что подробности рассматриваемых событий она уже не помнит, так как прошло много времени.

Свидетель Лазарев Е.И. в судебном заседании сообщил, что в 2012 году он являлся директором ООО «ЖБК-Строй». 31 августа 2012 года Мингосимущества Нижегородской области объявлен аукцион по продаже права на заключение договора аренды 14 земельных участков, находящихся в собственности Нижегородской области. Организатор аукциона предоставил участникам аукциона срок, явно не достаточный для составления и формирования предложений по проекту планировки, межевания и застройки указанных участков. Для участия в аукционе необходимо собрать комплект документов, оплатить задаток в сумме 253 миллиона рублей, представить свои предложения. ЗАО "Вектрон» и ООО «ЖБК-Строй» в Управление ФАС России по Нижегородской области были направлены жалобы на неправомерность действий организатора аукциона. Одним из оснований для подачи 21 сентября 2012 года жалобы ООО «ЖБК-Строй» явилась заведомая невозможность выполнения условий аукциона. В связи с решением УФАС России по Нижегородской области Министерством была назначена новая дата проведения аукциона - 19 ноября 2012 года, а также установлен новый срок подачи заявок - 14 ноября 2012 года. 22 сентября 2012 года Распоряжением Правительства Нижегородской области, предписало в 7-дневный срок передать документацию по планировке территории в целях ее опубликования Главе г.Нижнего Новгорода Сорокину О.В., а контроль за его исполнением возложен на заместителя губернатора Аверина А.В. При этом 14 земельных участков, выставленных на аукцион, и территория, планировка которой утверждена данным распоряжением, географически располагаются в одном районе. То есть с 22 сентября 2012 года доступ к указанной документации, на основании которой за один день можно составить предложения по проекту планировки спорных земельных участков, имели Сорокин О.В. и Аверин А.В. 19 ноября 2612 года аукцион был признан несостоявшимся в связи с участием одной организации и у Мингосимушества возникло право на подписание договора с одним участников – ООО «Инградстрой». По жалобам ООО «ЖБК-Строй» и 3АО «Вектрон», решением ФАС России итоги аукциона быль аннулированы. Однако по жалобе Мингосимущества, Арбитражным судом, указанные решения ФАС России были признаны незаконными и отменены 28 апреля 2014 года. В итоге с ООО «Инградстрой» были заключены договоры аренды указанных выше 14 земельных участков, где ведется строительство жилого комплекса Новая Кузнечиха. Ему известно, что ООО «Инградстрой» сейчас принадлежит ООО «Старт-Строй», которое относится к группе компаний «Столица Нижний», которой до 2010 года руководил Сорокин О.В., а затем переписал эту компанию на свою супругу Нагорную Э.Л.

Свидетель Хан Е.А. в судебном заседании, с использованием системы видеоконференцсвязи, сообщил, что имеет 30% акций ЗАО «Вектрон», директором и акционерном которого являлся Беспалов A.M. В сентябре 2012 года Беспалов А.М. сообщил ему, что ЗАО «Вектрон» планирует участвовать в аукционе. Он также согласился быть инвестором. Беспалов А.М. говорил ему, что ЗАО «Вектрон» было вынуждено обратиться с жалобами в ФАС России. Победителем аукциона был признан единственный участник ООО «Инградстрой». В результате рассмотрения жалеб ЗАО «Вектрон» ФАС России аннулировало результаты аукциона. Однако со слов Беспалова А.М . ему известно, что Садеков М.С. предлагал ЗАО «Вектрон» отказаться от участия в аукционе, поскольку ООО «Инградстрой» является аффилированной Сорокину О.В. организацией. Первый раз он встретился с Садековым М.С. 01 февраля 2013 года в г.Канны в отеле «Маджестик», где Садеков М.С. спрашивал его об условиях, на которых ЗАО «Вектрон» готово отказаться от участия в аукционе, обещая за это вознаграждение. С таким предложением он не согласился. Вскоре ему позвонил Садеков М.С. и сообщил, что Сорокин О.В. хочет с ним встретиться в г.Нижнем Новгороде, на что он согласился. При этом Садеков М С предупредил его, что на встрече с Сорокиным О.В. в кабинете попросил не затрагивать вопросы, касающиеся этих земельных участков. 19 февраля 2013 года около 12 часов 30 минут он встречался с Садековым М.С. и Сорокиным О.В. в рабочем кабинете последнего в Кремле г.Нижнего Новгорода. В ходе этой встречи с Сорокиным О.В. они говорили о развитии региона, перспективах инвестиций и долгосрочных отношений. Сорокин О.В. пообещал помощь и поддержку ЗАО «Вектрон», но ничего конкретного про аукцион Сорокин О.В. не говорил. 26 февраля 2013 года он встречался с Садековым М.С. в г.Москва, Садеков М.С. сообщил ему, что Сорокин О.В. предлагает ЗАО «Вектрон» 1 миллион долларов США за отзыв жалоб из органов ФАС России и отказ от участия ЗАО «Вектрон» в аукционе, на данное предложение он вновь ответил отказом, но пояснил, что готов еще раз встретиться с Сорокиным О.В. 12 марта 2013 года в отеле «Маджестик» в г.Канны во Франции в ходе встречи с Сорокиным О.В. и Садековым М.С. Сорокин О.В., предложил отозвать жалобы на аукцион из ФАС России и Арбитражного суда. Также Сорокин О.В. говорил, что бизнес в сфере строительства в г.Нижнем Новгороде невозможен без его поддержки. Впоследствии через Садекова М.С. он согласился. В присутствии Сорокина О.В. сумма денежного вознаграждения не называлась, тот передавал все свои предложения через Садекова М.С. 13 марта 2013 года он попросил Беспалова А.М. отозвать жалобы из Арбитражного суда Нижегородской области. В дальнейшем со слов Беспалова А.М. ему известно, что они договорились с Садековым М.С. о передаче денег и положили денежные средства в эквиваленте 1 миллион долларов США в банковскую ячейку. Это все уже происходило без его участия. 15 марта 2013 года Беспалов А.М. назначил ему встречу на 16 марта 2013 года, на которую не приехал, а приехали сотрудники полиции, которым он сообщил об указанных событиях, ему было предложено участвовать в проведении оперативно-розыскных мероприятий, на что он согласился.

Аудиозаписи встреч, в том числе и с участием Сорокина О.В., он представил сотрудникам полиции, записывал он их на диктофон, который затем был выдан сотрудникам Следственного комитета. На этих аудиозаписях разговоров голоса принадлежат ему, Сорокину О.В. и Садекову М.С.

Данные показания соответствуют информации, имеющейся в протоколе осмотра от 17 января 2018 года, компакт-диска марки «TDK», полученного по запросу из Мещанского районного суда г.Москвы, на котором имеется файл с разговором между Садековым М.С., Сорокиным О.В. и Ханом Е.А., состоявшимся 12 марта 2013 года в г.Канны Французской Республики. В ходе данного разговора Сорокин О.В., Хан Е.А. и Садеков М.С. обсуждали предложение Сорокина О.В. об отзыве ЗАО «Вектрон» жалоб из ФАС России на аукцион по продаже права на заключение договоров аренды 14 земельных участков и искового заявления из Арбитражного суда Нижегородской области, а также отказ ЗАО «Вектрон» от участия в данном аукционе за 1 миллион долларов США. В ходе этой встречи Сорокин О.В. сообщил Хану Е.А., что в г.Нижнем Новгороде проекты ЗАО «Вектрон» будут невозможны без его поддержки и будут зависеть от него и его желания (т. 42 л.д.6-33).

По заключению эксперта №1715Э от 17 апреля 2018 года в разговоре, в речи лица, называемого собеседниками как «Олег Валентинович», имеются утверждения о том, что компанией «Вектрон» были поданы жалобы в ФАС. В речи того же лица имеются признаки побуждения к действиям, адресованного Хану Е.А. Содержание побуждения заключается в действиях Хана Е.А., направленных на сглаживание, уравнивание до желаемого Сорокиным О.В. результата развития ситуации, связанной с подачей жалобы в ФАС Ханом Е.А. (компанией «Вектрон»). Одним из таких (желаемых) результатов является пересмотр и отмена решения ФАС.

В разговоре собеседниками Ханом Е.А. и Садековым М.С. обсуждается договоренность передачи денежных средств от Сорокина О.В. Хану Е.А. В речи собеседников имеются указания на то, что данные денежные средства предназначены Хану Е.А, за отзыв жалобы, отказ от проекта, связанного с территорией площадью 450 га, разрешение ситуации, связанной с подачей жалоб в ФАС на аукцион, касающийся указанной земельной территории (т.46 л.д.91-119).

Рассматривая ходатайство защиты об исключении из числа доказательств заключения эксперта-филолога Громовой Н.Н.. (т. 46 л.д. 91-119) суд принимает во внимание, что, несмотря на допущенную техническую ошибку названия аудио файла, в своих выводах эксперт указал его правильное наименование, которое было представлено на диске. Полагать, что эксперт вышел за рамки предоставленных вопросов, оснований не имеется. В связи с изложенным, оснований для признания данного доказательства недопустимым суд не находит.

По заключению эксперта №347Э от 30 марта 2018 года на представленной фонограмме имеются голос и речь Сорокина О.В. (т. 46 л.д. 129-194).

Вопреки доводам стороны защиты, оснований для признания данного доказательства недопустимым не имеется, поскольку, несмотря на допущенную техническую ошибку относительно наименования файла, эксперты в своих выводах правильно указали его наименование и содержание файлов.

Свидетель Халилуллин И.М. в судебном заседании пояснил, что он является двоюродным братом Садекова Мансура, который познакомил его с Беспаловым А.М. 18 марта 2013 года в банке «Абсолют Банк», по просьбе Садекова М.С. по доверенности снял с личного счета Садекова М.С. денежные средства в размере 30720000 рублей, затем вместе с Беспаловым А.М. положил данные денежные средства в ячейку в указанном банке, предварительно заключив договор и оформив необходимые документы. По условиям договора с банком, доступ к содержимому ячейки мог быть осуществлен только при одновременном присутствии их обоих, об этом условии его попросил Садеков М.С. Ключ от ячейки остался у Беспалова А.М., у него самого ключа не было. После этого он позвонил Садекову М.С. и сообщил, что выполнил все, о чем тот его попросил. Зачем деньги закладывались в ячейку, он не знает.

Свидетель Беспалов А.М., показания которого от 25 марта 2013 года и от 17 февраля 2014 года в порядке п.1 ч.2 ст.281 УПК РФ оглашены в судебном заседании, сообщил, что занимал должность генерального директора ЗАО «Вектрон». В сентябре 2012 года им было принято решение об участии ЗАО «Вектрон» в аукционе по получению права заключения договоров аренды 14 земельных участков, находящихся в государственной собственности Нижегородской области. ЗАО «Вектрон» обращалось с жалобами на действия Мингосимущества Нижегородской области в органы ФАС России поскольку усматривалось, что механизм проведения аукциона направлен на участие и победу ООО «Инградстрой». 19 сентября 2012 года, в г.Нижнем Новгороде он познакомился с Садековым М.С., который выразил готовность оказывать ему помощь с администрацией Нижегородской области в выделении земельных участков. Впоследствии он сообщил Садекову М.С. об участии в аукционе относительно 14 участков. Однако Садеков М.С. сообщил, что данный участок находится в сфере интересов руководства Нижегородской области. 10 октября 2012 года УФАС России по Нижегородской области признало жалобу ЗАО «Вектрон» обоснованной и обязало Мингосимущества области устранить выявленные недостатки к 19 октября 2012 года. 15 октября 2012 года он еще раз встретился с Садековым М.С., который пояснил, что в застройке данного земельного участка заинтересованы люди из администрации г.Нижнего Новгорода и Нижегородской области, поскольку коммуникации к этому участку проводятся за бюджетные средства и в случае выигрыша торгов другими лицами им не позволят осуществлять нормальную экономическую деятельность. Ранее, в сентябре 2012 года он получил согласие Хана Е.А. на участие в проекте по приобретению права аренды земли в Нижегородской области. В феврале 2013 года он в разговоре с Садековым М.С. договорился о встрече того в г.Канны с Ханом Е.А. для переговоров по вопросу участия ЗАО «Вектрон» в указанном аукционе.

12 марта 2013 года по просьбе Хана Е.А. он отозвал иск ЗАО «Вектрон» из Арбитражного суда Нижегородской. 14 марта 2013 года Хан Е.А. сообщил, что в г.Канны от Сорокина О.В. через Садекова М.С. поступило предложение о передаче Хану Е.А. денежных средств в сумме 1 миллион долларов США за отзыв иска из арбитражного суда и отказ ЗАО «Вектрон» от дальнейшего участия в аукционе. После чего он обратился в ГУЭБиПК МВД России с заявлением о согласии на участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий для документирования противоправной деятельности Садекова М.С.

18 марта 2013 года он и Халилуллин И.М. в помещении банка АКБ «Абсолют Банк» заложили в ячейку наличные денежные средства, принадлежащие Садекову М.С., в сумме 30 720 000 рублей, что эквивалентно 1 миллиону долларов США. Халилуллин И.М. пояснил ему, что данные денежные средства он сможет забрать, когда вернется Садеков М.С. из Франции. Закладка денежных средств в ячейку происходила под контролем сотрудников ГУЭБиПК МВД России (т. 10 л.д.123-127, 128-141).

Вопреки доводам стороны защиты у суда не имеется оснований ставить под сомнение копию записи акта о смерти Беспалова А.М. № 1637 от 02 декабря 2014 года (т. 71 л.д.113). Допросы указанного свидетеля были проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Оснований для признания протоколов допросов данного свидетеля недопустимыми доказательствами не имеется.

Свидетель Садеков М.С., показания которого от 23 декабря 2017 года оглашены в судебном заседании на основании ч.2 ст.281 УПК РФ в ходе предварительного следствия сообщил, что с Сорокиным О.В. он знаком более 10 лет. В сентябре-октябре 2012 года он познакомился с Беспаловым А.М., в ходе последующего общения с которым тот сообщил, что ЗАО «Вектрон» желает участвовать в аукционе, по продаже права на заключение договоров аренды 14 земельных участков в г. Нижний Новгород. Беспалов А.М. сообщил ему, что у ЗАО «Вектрон» возникли трудности при участии в аукционе, что они обжалуют проведение этого аукциона в органах ФАС и арбитражном суде. В январе - начале февраля 2013 года ему позвонил Сорокин О.В. и спросил, не знает ли он людей, которые участвуют в аукционе по аренде данных 14 земельных участков в Нижегородской области. Кроме того, Сорокин О.В. попросил узнать, что эти люди хотят и готовы ли с ним встретиться. Он позвонил Беспалову А.М. и спросил, может ли тот с ним встретиться, на что Беспалов А.М. сообщил, что может встретиться Хан Е.А. В дальнейшем в г. Канны Французской Республики в феврале 2013 года в отеле «Маджестик» он встретился с Ханом Е.А. В процессе общения он поинтересовался у Хана Е.А., по просьбе Сорокина О.В., готовы ли они выйти из аукциона, если взамен им будет предложен другой объект. Хан Е.А. сказал, что хотел бы приватизировать аптечную сеть Нижегородской области. Впоследствии по просьбе Сорокина О.В. он сообщил, что помочь с приватизацией аптечной сети Нижегородской области Сорокин О.В. не сможет. В последующем он и Хан Е.А. 19 февраля 2013 года встречались с Сорокиным О.В. в его рабочем кабинете. В разговоре Сорокина О.В. и Хана Е.А. шла речь о жалобах ЗАО «Вектрон» на указанный выше аукцион по продаже права аренды 14 земельных участков, а также о том, почему ЗАО «Вектрон» сразу начало обжаловать аукцион. В конце встречи, когда Хан Е.А. вышел из кабинета, Сорокин О.В. попросил его спросить у Хана Е.А., за какое денежное вознаграждение ЗАО «Вектрон» выйдет из участия в аукционе. Он спросил Хана Е.А., какую сумму денежных средств они хотят получить за отказ от участия в аукционе. Хан Е.А. ответил, что его деньги не интересуют, и он потратил уже много денег на расходы для участия в аукционе. Об этом он сообщил Сорокину О.В. На это Сорокин О.В. попросил его предложить Хану Е.А. 1 миллион долларов США за отказ от участия ЗАО «Вектрон» в указанном выше аукционе и отзыв жалоб. 26 февраля 2013 года он сообщил об этом предложении Хану Е.А.. На это Хан Е.А. ответил отказом, о чем он Садеков М.С. сообщил Сорокину О.В. 12 марта 2013 Сорокин О.В. встретился с Ханом Е.А. в г. Канны. На данной встрече, Сорокин О.В. говорил Хану Е.А., что хочет, чтобы ЗАО «Вектрон» отозвало жалобы, поскольку проекты ЗАО «Вектрон» в г. Нижнем Новгороде невозможны без его поддержки и будут зависеть от него. Хан Е.А. сказал, что согласен на условия Сорокина О.В. и готов получить 1 миллион долларов США за отказ ЗАО «Вектрон» от участия в аукционе. Из содержания разговора и поведения Сорокина О.В. было понятно, что тот согласен на такой исход.

После того как он поинтересовался, хотят ли Сорокин О.В. и Хан Е.А., чтобы деньги передаст он, Сорокин О.В. резко встал и отошел в сторону. Отойдя на расстояние, Сорокин О.В. позвал его к себе и сделал ему замечание, запретив в присутствии Хана Е.А. вести разговоры про деньги. После этого Сорокин О.В. сказал, что деньги нужно будет передать только после того, как ЗАО «Вектрон» отзовет свои жалобы из органов ФАС России и арбитражного суда.

                  Вечером в тот же день Сорокин       О.В. пригласил его в ресторан «Брашри-2» в г. Канны, где попросил позвонить Хану Е.А. и передать, что в арбитражном суде Нижегородской области 13 марта 2013 года должно состояться судебное заседание, и Хану Е.А. нужно отозвать жалобу из суда и вести себя согласно достигнутой между ними договоренности. Детали судебного процесса у Сорокина О.В. он не уточнял. В этот же вечер он позвонил Хану Е.А. н передал слова Сорокина О.В. Хан Е.А. согласился выполнить требования Сорокина О.В.

На следующий день ему позвонил Хан Е.А. он сказал, что он «начал работу», стал требовать передачи ему части денег. Но он сказал, что деньги сейчас никто давать не будет. Также Хан Е.А. сказал, что вопрос передачи денег необходимо обсуждать с Беспаловым А.М.

В марте 2013 года в ходе телефонных переговоров с Беспаловым А.М. он договорился, что Беспалов А.А. н Халилуллин И.М. положат денежные средства, эквивалентные 1 миллиону долларов США, из его личных средств в банковскую ячейку. Халилуллину И.М. он ее объяснял для чего это нужно сделать. Деньги были вознаграждением ЗАО «Вектрон» за отзыв жалоб из органов ФАС России, иска из арбитражного суда, а также отказ от участия в аукционе.

Халилуллин И.М. 18 марта 2013 года на основании доверенности, получил в кассе банка АКБ «Абсолют Банк» (ЗАО) по адресу: г. Москва, Цветной бульвар, д. 18, принадлежащие ему денежные средства в сумме 30 720 000 рублей, которые вместе с Беспаловым А.М. поместили в банковскую ячейку.

Через некоторое время ему звонила юрист Сорокина О.В. - Ануфриева Ю.В. и рассказала, что судебное заседание по оспариванию аукциона, в котором участвует, в том числе ЗАО «Вектрон», перенесено на месяц в связи с тем, что там не хватает каких-то документов. После этого он созванивался с Беспаловым А.М. и тот обещал представить необходимые документы в суд.

Также после этого Беспалов А.М. в ходе телефонных разговоров просил его встретиться с партнером — Гуменюком И.В. Он согласился и встретился с Гуменюком И.В. в ресторане, расположенном на 1 этаже в «Крокус Сити Холл» в г. Москве. Они обсуждали нехватку документов для арбитражного суда. По окончании встречи он был задержан сотрудниками полиции. После задержания он дал объяснения и согласие участвовать в оперативно-розыскных мероприятиях.

Свидетель также пояснил, что 24 апреля 2013 года в ходе оперативно-розыскных мероприятий он должен был встретиться с Сорокиным О.В. Утром 24 апреля 2013 года он позвонил Сорокину О.В. и попросил о встрече, а около 8 часов они встретились во дворе дома Сорокина О.В. на улице Минина в г. Нижнем Новгороде. По просьбе оперативных сотрудников он сказал Сорокину О.В., что встречался с представителями ЗАО «Вектрон», а те спрашивают о том, когда им передадут деньги. В связи с этим он спросил Сорокина О.В.: как лучше сделать с судебным решением, чтобы суд рассмотрел дело по факту или по существу, и, соответственно, передать деньги. Смысл этих фраз сам он не понимал.

Сорокин О.В. хотел проконсультироваться с Ануфриевой Ю.В., но та не взяла трубку. Сорокин О.В. хотел уточнить у нее детали арбитражного процесса по оспариванию указанного выше аукциона.

Затем он спросил у Сорокина О.В., что ему делать с тридцатью миллионами рублей, которые он поместил в ячейку. Сорокин О.В. ответил что-то вроде: «Ну, хочешь, мы тебе вернем, но после майских праздников». В конце встречи, Сорокин О.В. сказал, что с ним свяжется Ануфриева Ю.В. и скажет: что делать дальше.

По окончании встречи он добровольно вернулся к сотрудникам полиции, ожидавшим его в машине. Ануфриева Ю.В. ему перезвонила, и они обговорили с ней сложившуюся ситуацию. Данный разговор записывался сотрудниками полиции. После этого он перезвонил Сорокину О.В., передал ему суть разговора с Ануфриевой Ю.В.

В исходе аукциона по продаже права на заключение договоров аренды четырнадцати земельных участков у него не было никакой заинтересованности. Он не имел к нему никакого отношения. Он также не был заинтересован в отзыве жалоб ЗАО «Вектрон» на данный аукцион.

Представителям ЗАО «Вектрон» по просьбе Сорокина О.В. он передавал свои личные денежные средства. Он это сделал, так как ранее ему не удавалось заручиться поддержкой Сорокина О.В. при выделении земельных участков под строительство автозаправочных станций на территории Нижегородской области. В ходе одной из встреч Сорокин О.В. дал ему понять, что в случае благоприятного исхода, то есть отзыва жалоб ЗАО «Вектрон», он сможет рассчитывать на помощь Сорокина О.В. в развитии бизнеса, то есть помощь в разрешении вопросов, связанных с выделением земельных участков под строительство автозаправочных станций.

С Сорокиным О.В. никогда вопрос о возврате денежных средств не обговаривался и не подразумевался. Сорокина О.В. также не интересовало, откуда он возьмет деньги в размере 1 миллиона долларов США. Сорокин О.В. только диктовал условия, что должны были сделать представители ЗАО «Вектрон», и только после этого необходимо было передать им деньги.

В ходе оперативного эксперимента 24 апреля 2013 он спросил у Сорокина О.В. о том, что делать с деньгами в размере 30 миллионов рублей, которые он заложил в ячейку, поскольку так его попросили спросить у Сорокина О.В. оперативные сотрудники.

По поводу предъявленных на обозрение протоколов его дополнительного допроса в качестве обвиняемого по уголовному делу № 812024 Садеков М.С. показал, что подтверждает их, и добавил, что незаконное денежное вознаграждение представителям ЗАО «Вектрон» из своих личных денежных средств он передавал по просьбе Сорокина О.В. Он это сделал, потому что ему не удавалось заручиться поддержкой Сорокина О.В. при выделении земельных участков под строительство автозаправочных станций на территории Нижегородской области и г. Нижнего Новгорода; возврат денежных средств с Сорокиным О.В. не обговаривался. В случае отзыва жалоб ЗАО «Вектрон», он рассчитывал на помощь Сорокина О.В. в разрешении вопросов, связанных с выделением земельных участков под строительство автозаправочных станций.

Показания об отсутствии договоренности с Сорокиным О.В. о передаче денег представителям ЗАО «Вектрон», изложенные в протоколах дополнительного допроса по уголовному делу №812024 от 21 февраля и 10 июня 2014 года, он не подтвердил сообщив, что они не соответствуют действительности и являются его формальным согласием с тем, что изложено в вопросах следователя. В то время он находился в состоянии сильнейшего стресса и под сильным психологическим воздействием из-за сложившейся ситуации (т. 47 л.д.4-14, 15-19).  

Приведенные показаниия Садекова М.С. соотносятся также с оглашенными в порядке ч.2 ст.281 УПК РФ его показаниями от 24 февраля 2018 года, данными по результатам предъявленных ему для прослушивания аудиофайлов аудиозаписи встречи, происходившей 12 марта 2013 года и отеле «Маджестик» г. Канны между ним, Ханом Е.А. и Сорокиным О.В., встречи между ним и Ханом Е.А. 26 февраля 2013 года, а также записи его разговора с Халилуллиным И.М. и Беспаловым А.М., происходившего 15 октября 2012 года (т.47 л.д.20-60) 

Кроме того, оглашенные показания Садекова М.С. соответствуют его показаниям oт 25 февраля 2018 года относительно предъявленных ему аудиофайлов аудиозаписи телефонного разговора от 18 марта 2013 года Беспалова А.М. и Халилуллина И.М., между ним и Беспаловым А.М., между Халилуллиным И.М. и Беспаловым А.М. и видеофайла оперативного эксперимента от 24 апреля 2013 года - встречи с Сорокиным О.В.

По поводу предъявленного ему для прослушивания аудиофайла он показал, что этот разговор происходил у него с Ханом Е.А. в феврале 2013 года после их встречи с Сорокиным О.В. в г. Нижнем Новгороде. В ходе данного разговора Хан Е.А. говорит о том, что ему не ясен результат встречи с Сорокиным О.В. в г. Нижний Новгород, и он будет продолжать жаловаться на аукцион.

Свои показания свидетель Садеков М.С. также подтвердил при предъявлении ему для прослушивания аудиофайла телефонного разговора между ним и Беспаловым А.М. в марте 2013 года после того, как принятие решения в суде по жалобе ЗАО «Вектрон» было перенесено на 18 апреля 2013 гола.

Оглашенные показания Садекова М.С. также подтверждаются его показаниями относительно прослушанного телефонного разговора с Ануфриевой Ю.В., состоявшегося в марте 2013 года, телефонных разговоров с Беспаловым А.М., в том числе происходившего в конце марта 2013 года. В ходе разговора Беспалов А.М. сказал, что появился новый человек от Хана Е.А., с которым его (Садекова М.С.) потом познакомили - это был Гуменюк И В. При этом Гуменюк И.В. должен был вести переговоры с ним как уполномоченное лицо Хана Е.А. Беспалов А.М. сказал, что в связи с тем, что он на встречу не приехал, Гуменюк И.В. дал команду юристам расторгнуть соглашение по отзыву жалоб.

По поводу предъявленного ему для прослушивания аудиофайла с названием «20130328_163238_ вх_7257210751_9651827367» показал, что это телефонный разговор между ним и Беспаловым А.М. В ходе данного разговора Беспалов А.М. сказал, что необходимо встретиться и переговорить с Гуменюком И.В. На это он ответил Беспалову А.М., что договоренности надо выполнять: что если у них есть желание участвовать в других аукционах, то могут участвовать; что он познакомил Хана Е.А. с Сорокиным О.В. и тот сказал, что Хан Е.А. может инвестировать в Нижегородскую область - будет обеспечен благоприятный режим работы.

Относительно предъявленного ему для прослушивания аудиофайла он пояснил, что это запись его телефонного разговора с Сорокиным О.В., состоявшегося 24 апреля 2013 года, в ходе которого он договаривался о встрече с Сорокиным О.В. около дома последнего.

По поводу предъявленных ему для прослушивания аудиофайлов он показал, что это запись телефонного разговора с Сорокиным О.В., который состоялся 24 апреля 2013 года. В ходе разговора он просит Сорокина О.В., чтобы до 10 часов 24 апреля 2013 года ему позвонила Ануфриева Ю.В., а затем Сорокин О.В. говорит ему, что он может позвонить Ануфриевой Ю.В., и та все объяснит: как поступать с передачей денег, а затем говорит, что разговор с Ануфриевой Ю.В. состоялся.

По поводу предъявленного ему для прослушивания аудиофайла он пояснил, что это запись его телефонного разговора с Ануфриевой Ю.В., который происходил 24 апреля 2013 года. В ходе данного разговора Ануфриева Ю.В. сообщила ему о том, в какой сейчас стадии судебный процесс в арбитражном суде по обжалованию ЗАО «Вектрон» решений органов ФАС России по поводу аукциона. Ануфриева Ю.В. сказала ему, что обсудит с Сорокиным О.В. то, как ему вести себя дальше с представителями ЗАО «Вектрон», и перезвонит (т.47 л.д.61-90).

Согласно оглашенным показаниям Садекова М.С. от 03 марта 2018 года следует, что в 1995 году им и его братом Садековым А.С. была создана организация ЗАО «Нижний Новгород Волга-Петролеум», основным видом экономической деятельности которой являлась розничная торговля нефтепродуктами.

В 2011 году он продал все принадлежащие ему автозаправочные станции, а сама ЗАО «Нижний Новгород Волга-Петролеум» в ноябре 2011 года, прекратила свою деятельность.

Затем он решил возобновить бизнес в г. Нижнем Новгороде. Для этого он решил получить в аренду или выкупить в собственность земельные участки в г. Нижнем Новгороде для строительства автозаправочных станций.

В 2010 году Сорокин О.В. занимал пост мэра города Нижнего Новгорода. В связи с этим он неоднократно обращался к Сорокину О.В. с просьбами помочь с выделением земельных участков, прилегающих к автодорогам для строительства автозаправочных станций, но Сорокин О.В. под разными предлогами уклонялся от решения вопросов с выделением земельных участков.

В дальнейшем Сорокин О.В. в связи с жалобами ЗАО «Вектрон» на проведенный в 2012 году аукцион обратился к нему с просьбой предложить и передать представителям ЗАО «Вектрон» денежное вознаграждение в размере 1 миллиона долларов США за отзыв жалоб из ФАС и иска ЗАО «Вектрон» из суда.

Соглашаясь на данную просьбу, он рассчитывал на помощь Сорокина О.В. в будущем в выделении ему земельных участков под строительство. При этом Сорокин О.В. знал о том, что он хочет получить земельные участки для строительства автозаправочных станций в г. Нижнем Новгороде, но уклонялся от помощи в решении этого вопроса под тактичными предлогами. В сложившейся ситуации в дальнейшем Сорокин О.В. не смог бы ему отказать в оказании помощи в выделении земельных участков (т. 47 л.д.91-95).

Вопреки доводам защиты, оснований ставить под сомнение протоколы допроса свидетеля Садекова М.С., в том числе и от 24 февраля 2018 года (т. 47 л.д. 20-60) не имеется, поскольку, при допросах данного свидетеля были соблюдены требования уголовно-процессуального законодательства. Указанные процессуальные документы являются относимыми и допустимыми доказательствами. Тот факт, что в содержании протокола от 24 февраля 2018 года имеется указание на номер файла, который фактически отсутствует, не может объективно свидетельствовать о незаконности проведенного допроса, поскольку допрашиваемый свидетель подтвердил в своих показаниях фактическое содержание аудиофайла, неверное указание номера файла что исходя нз контекста протокола, является технической ошибкой.

Кроме показаний перечисленных свидетелей, виновность Сорокина О.В. в указанном преступлении подтверждается исследованными в судебном заседании письменными доказательствами:

Согласно постановлению избирательной комиссии муниципального образования г.Нижний Новгород от 19 октября 2010 года, Сорокин О.В. избран депутатом городской Думы Нижнего Новгорода пятого созыва по одномандатному избирательному округу №22 (т. 3 л.д.43-49).         

В соответствии с решением городской Думы Нижнего Новгорода от 25 октября 2010 года, депутат городской Думы г.Нижнего Новгорода Сорокин О.В. избран на должность главы города Нижнего Новгорода (т. 3 л.д.50).

В соответствии с информацией городской Думы г.Нижнего Новгорода от 05 апреля 2018 года, с 11 марта 2013 года по 15 марта 2013 года Сорокин О.В. находился в командировке в г.Канны (Франция) для участия в международной выставке «МИПИМ 2013» в составе делегации Нижегородской области (т. 27 л.д.2-15).

Согласно ответу городской Думы г.Нижнего Новгорода от 16 января 2018 года к которому приложены справки о расходах, доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера Нагорная Э.Л. в период 2011-2014 годы являлась участником ООО «Столица Нижний», ООО «Старт-Стро», ООО Управляющая компания «Столица Нижний» с долей в уставном капитале 60%, и также еще в 21 юридическом лице с долями от 45% до 100% (т. 27 л.д. 100-249).

Согласно протоколу очной ставки между свидетелем  Садековым М.С. и Сорокиным О.В. от 28 февраля 2018 года, Садеков М.С. пояснил, что он передал денежное вознаграждение представителям ЗАО «Вектрон» в 2013 году в размере 30720000 рублей (эквивалепт 1 миллиона долларов США) по просьбе Сорокина О.В., за то чтобы ЗАО «Вектрон» отозвало свои жалобы из органов ФАС России и иск из арбитражного суда. В исходе аукциона по продаже права на заключение договора аренды 14 земельных участков, победителем которого стало ООО «Инградстрой», а также в отзыве жалоб ЗАО «Вектрон» из ФАС России и арбитражного суда был заинтересован именно Сорокин О.В. Садеков М.С. не участвовал в данном аукционе и не был заинтересован в его исходе. Его интерес при передаче денежных средств через представителей ЗАО «Вектрон» в 2013 году заключался в том, что если сделка с ЗАО «Вектрон» состоится, то Сорокин О.В. поможет ему с выделением земельных участков для автозаправочных станций, которые он планировал строить в г.Нижнем Новгороде. Он передавал денежное вознаграждение представителям ЗАО «Вектрон» в 2013 году в размере 30720000 рублей из своих личных денежных средств. С Сорокиным О.В. они никогда не обговаривали возврат денежных средств, переданных им в качестве незаконного денежного вознаграждения представителям ЗАО «Вектрон» (т. 43 л.д. 197 - 202).

В своем заявлении Садеков М.С. 23 декабря 2017 года, сообщил о передаче взятки Сорокину О.В. в особо крупном размере - 30 720 000 рублей, в связи с оплатой собственными денежными средствами в размере 1 миллиона долларов США (эквивален 30 720 000 рублей) незаконного вознаграждения представителям ЗАО «Вектрон» за отзыв жалоб и исковых требований из органов Федеральной антимонопольной службы России и Арбитражного суда Нижегородской области по оспариванию результатов аукциона, за отказ от намерения участвовать в аукционе, что повлекло признание действительными результатов проведенных торгов и заключенного по их итогам договора аренды земельных участков с ООО «Инградстрой», в коммерческой деятельности которого был заинтересован Сорокин О.В. (т. 47 л.д.1-2).

Согласно ответу ПАО «Газпромнефть» №НК-28/7113 от 06 апреля 2018 года протоколу осмотра предметов (документов) от 14 апреля 2018 года, ПАО «Газпромнефть» представлен оптический диск с фотокопиями договоров купли-продажи автозаправочньх станций, движимого имущества, находящегося на них, и земельных участков Садековым М.С. ПАО «Газпромнефть» от 27 сентября 2011 года с приложениями, и фотокопии выписок из ЕГРП в отношении указанных объектов недвижимого имущества. Из осмотренных выше документов следует, что ПАО «Газпромнефть» приобрело 27 сентября 2011 года у Садекова М.С. двенадцать автозаправочных станций с движимым имуществом на них и земельными участками на территории г.Нижнего Новгорода и Нижегородской области (т. 31 л.д. 143-230).

Согласно ответу на запрос ООО «ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукт» №17-247 от 05 апреля 2018 года в 2012 году ООО «ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукт» заключались

договоры купли-продажи автозаправочных станций и земельных участков с подконтрольными Садекову М.С. юридическими лицами (т. 31 л.д.2-35).

Данные обстоятельства подтверждают ведение предпринимательской деятельности Садековым М.С. в г.Нижнем Новгороде.

Согласно протоколу обыска от 19 декабря 2017 года в жилище Сорокина О.В.,

расположенном по адресу: г.Нижний Новгород, ул. Минина, д. 19/6, кв. 42 и кв. 43 изъяты, денежные средства: 13 700 000 рублей, 77170 долларов США, 35795 евро (т.33 л.д. 8-17).

Из протокола обыска от 19 декабря 2017 года, протоколов осмотра предметов от 03 марта 2018 года и 06 апреля 2018 года, в нежилом помещении, принадлежащем супруге Сорокина О.В. Нагорной Э.Л., расположенном по адресу: г.Нижиий Новгород, ул.Минина, д. 19/6, изъяты и осмотрены удостоверения на имя Сорокина О.В., (т.34 л.д.223-232,235-253,254-263)

Согласно протоколу обыска от 19 декабря 2017 года, протоколу осмотра предметов и документов от 03 марта 2018 года, в ООО УК «Столица Нижний» изъяты договоры займа ООО УК «Столица Нижний», и ООО «Ииградстрой» (заемщик), на сумму 800 000 000 рублей 00 копеек на срок до 29 декабря 2023 года, дополнительное соглашение между ООО УК «Столица Нижний» и ООО «Ииградстрой», об изменении суммы займа и передаче 1 500 000 000 рублей; договоры поручительства между ООО «Регион-Аренда», ООО «КомСтрой», ООО «АДС-Иивест», ООО «Бизнес-Инвест», ООО «Инвест-Менеджемент», ООО «Старт-Строй» и ООО УК «Столица Нижний», Д.У. закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «СТН» (кредитор), по исполнению обязательства ООО «Ииградстрой» по возврату суммы займа в размере, 11 770 000, 47 000 000, 284 000 000, 246 000 000, 247 000 000, 800 000 000 рублей по договору займа от 29 ноября 2016 года (т. 32 л.д.6-16, 17-25).

Данные обстоятельства подтверждают движение денежных средств по счетам указанных организаций.

Из протоколов обыска от 19 декабря 2017 года, осмотра предметов и документов от 12 марта 2018 года, очевидно, что в ООО «Строиивест-52», расположенном по адресу: г.Нижиий Новгород, ул.М.Горького, д.117, изъяты и осмотрены копия схемы внесения средств в уставный капитал ООО «РегиоиИнвест52»; копия реестра платежей по погашению займов на 17 января 2017 года; копия стенограммы; копия договора займа от 17 апреля 2017 года между ООО «Стройинвест-52» и ООО «Старт-Строй» (т. 32 л.д.27-48, 54-85).

Согласно протоколам обыска от 19 декабря 2017 года, осмотра предметов и документов от 28 декабря 2017, 12 марта 2018, 06 марта 2018, 12 марта, 05 марта, 07 марта 2018 года в помещениях, ООО «РегионИнвест52» и ООО «Ииградстрой», расположенных по адресу: г.Нижиий Новгород, ул.М.Горького, д.117, изъята и осмотрена копия договора подряда между ООО «РегионИнвест52» в лице Балмусова И.А. и ООО «Строймост» в лице Сорокина С.И. о выполнение ООО «РегиоиИнвест52» работ по демонтажу строений на сумму 3 100 000 рублей;

Согласно протоколам общего собрания от 24 ноября 2016 года, 26 июня 2017 года, участники ООО «Стройинвест-52» Нагорная Э.Л., Головко О.В., Акатов П.В., Акатов М.В., которые дали согласие на совершение крупной сделки; приняли решение по вопросам деятельности ООО «Стройинвест-52»;

Из копии договора займа от 18 января 2012 года между ООО «Строймост» в лице Сорокина С.И. и ООО «Инградстрой» в лице Долинина Д.А. следует, что ООО «Строймост» предоставлен займ в сумме 2 821 475 рублей ООО «Инградстрой»;

Согласно решению единственного учредителя ООО «Инградстрой» от 30 января 2012 года, Долинин Д.А. принял решение об учреждении ООО «Ииградстрой», уставной капитал, которого составляет 10 000 рублей;

В соответствии с копией договора займа от 01 марта 2012 года, заключенного Долининым Д.А. с ООО «Инградстрой» в лице директора Долинина Д.А. Долининым Д.А. предоставлен займ ООО «Ииградстрой» в сумме 30000 рублей беспроцентно;

На основании копии договора займа от 14 марта 2012 года между ООО  «Инградстрой» в лице Долинина Д.А. и ООО «Р и М», в лице Нагорной Э.Л. ООО «Инградстрой» предоставлен заем в сумме 500000 рублей ООО «Р и М» беспроцентно;

Согласно копии договора займа от 02 октября 2012 года между ООО «Строймост» в лице Сорокина С.И. и ООО «Инградстрой» в лице Долинина Д.А., ООО «Строймост» предоставлен заем в сумме 101 240 000 рублей с процентной ставкой 12/о годовых;    

По договору займа от 03 октября 2012 года ООО Управляющая компания «Столица Нижний» закрытым паевым инвестиционным фондом недвижимости «СТН» в лице директора Кондакова М.А. предоставлен займ в сумме 253 100 000 рублей OOО «Инградстрой» в лице директора Долинина Д.А. с процентной ставкой 12% годовых;

Согласно копии договора займа от 22 ноября 2012 года между ООО «ТрейдТорг» в лице Николаева А.Ю. с ООО «Инградстрой» в лице Долинина Д.А. ООО «ТрейдТорг» предоставлен в течение пяти лет заем денежных средств в соответствии условия заключенного договора с процентной ставкой 12% годовых (т. 32, л.д. 93-104, 105-133, 147-156, 170-172, 134-146, 157-163).

Согласно протоколам обыска от 19 декабря 2017 года, осмотра документов от 19 декабря 2017 года в ООО «Строймост», изъяты и осмотрены договоры займа, копии договора, дополнительное соглашение между ООО «Строймост» в лице Сорокина С.И. и ООО «Инградстрой» в лице Долинина Д.А. о займе на сумму 2 821 475 руб. 41 коп. и 39 500 000 рублей, дополнительной передаче заемщику 61 740 000 рублей.    

Указанные обстоятельства подтверждены также платежными поручениями между этими организациями на данные суммы от 02, 03 октября 27, 28 декабря, 29 января 08 октября 2013 года (т. 37 л.д.49-55, 59-64).

Согласно протоколу обыска от 19 декабря 2017 года, протоколу осмотра от 14 апреля 2018 года, в помещениях, занимаемых и арендуемых ООО ОА «Волхов» и ООО ЧОП «ТОР», расположенных по адресу: г.Нижний Новгород, ул.Медицинская, д. 1 «а», изъят жесткий диск «Toshiba» s/n XOPRT3XTTKM5 в корпусе черного цвета (т. 37 л.д.137-143, 144-150)

По заключению эксперта №379Э от 05 февраля 2018 года, на представленном на экспертизу диске среди восстановленных после удаления файлов имеются файлы содержащие ключевое слово  «ООО «Столица Нижний»», также среди восстановленных ц

после удаления файлов имеются файлы, содержащие ключевое слово ООО «Столица Нижний», также среди восстановленных после удаления файлов имеются файлы, содержащие ключевые слова: «Долинин», «Сорокин», «Нагорная», «Акатов», «Головко», «Малышев», «Миронов», «Кондрашов», «Шанцев», «Кондаков», «Старова», «Беспалов», «Садеков», «аукцион», «торги», «конкурс». Восстановленные файлы были записаны на накопитель на жестких магнитных дисках (НМЖД) «Seagate», s/n NA8R59JJ (т. 46 л.д.246-249).

Согласно протоколу осмотра предметов от 14 февраля 2018 года, накопитель на жестких магнитных дисках (НМЖД) «Seagate», s/n NA8R59JJ, являющийся приложением к заключению эксперта №379Э от 05 февраля 2018 года содержит в себе файл с аудиозаписью, на которой слышен разговор Сорокина О.В. и его секретаря Аллы, касающийся аукциона по 14 земельным участкам, в котором Сорокин О.В. просит позвонить Мизюковой А.В. в министерство, чтобы ему предоставили предписание и решение комиссии по аукциону (т. 28 л.д. 174-184).               |

Из протокола выемки от 02 февраля 2018 года и протокола осмотра документов от 22 апреля 2018 года, в Министерстве инвестиций, земельных и имущественных отношений Нижегородской области, изъят и осмотрен архивный короб с документами, согласно которых Министерством 15 июля 2014 года с ООО «Инградстрой» заключены договоры аренды четырнадцати земельных участков, находящихся в государственной собственности Нижегородской области, общей площадью 4 532 179 кв.м, в юго-восточной части Советского района г.Нижнего Новгорода.

В соответствии с протоколом «Признания претендентов участниками аукциона (определение участников аукциона), по продаже права на заключение договоров аренды земельных участков...» №1 от 15 ноября 2012 года, единственным участником данного аукциона было признано ООО «Инградстрой».            

В соответствии с протоколом №2 «О результатах аукциона …» от 19 ноября 2012 года, единственным участником аукциона было признано ООО «Инградстрой», оно изъявило желание заключить договоры аренды 14 земельных участков, являвшихся единым лотом аукциона.

Также из документов следует, что участвовать в конкурсах желали ООО «ЖБК- Строй» и ЗАО «Вектрон», порядок проведения и результаты аукциона обжаловались ими в органы ФАС России (т. 29 л.д.6-13, 17-152).

Согласно протоколу от 23 апреля 2018 года, осмотрен мобильный телефон Apple Iphone 5, IMEI 013329003446539, с сим-картой МТС, принадлежащий Садекову М.С., полученный по запросу из Мещанского районного суда г.Москвы от 10 января 2018 года. В ходе осмотра данного телефона установлено, что в телефонной книге имеются записи номеров телефона: Сорокина О.В. (+79519077307», Хан ЕА. (+79653973222), Беспалова А.М. (+79251492000), Халиллулина И.М. (+79859238831), Ануфриевой Ю.В. (+79519135658). В памяти данного телефона содержатся сведения о телефонных соединениях Садекова М.С. и смс-сообщениях, в том числе телефонные звонки с Сорокиным О.В. 24 апреля 2013 года и Ануфриевой Ю.В,. смс-переписка с Ханом Е.А. 13 февраля 2013 года и 18 февраля 2013 года. Данные сообщения указывают на договоренность Садекова М.С. и Хана Е.А. перед встречей с Сорокиным О.В. Также содержатся сведения об смс-переписке Хана Е.А. с Садековым М.С. в период с 11 марта 2013 года по 12 марта 2013 года, согласно которой Хан Е.А. н Садеков М.С. обсуждают время встречи с Сорокиным О.В. в г.Канны, а также то, что Хан Е.А. уже начал выполнять требования Сорокина О.В. об отзыве иска из Арбитражного суда (т. 33 л.д. 38-187; т. 34 л.д.1-200).

Согласно протоколу от 11 февраля 2018 года, осмотрены накопители фирмы «Transcend» №5085028727, «Transcend» №6469283992, полученные по запросу из Мещанского районного суда г. Москвы от 10 января 2018 года со сведениями о соединениях телефонного номера, которые подтверждают ведение телефонных переговоров Садековым М.С., Беспаловым А.М., Ханом Е.А., Сорокиным О.В., Халилуллиным И.М., Ануфриевой Ю.В. Ими обсуждались вопросы передачи незаконного вознаграждения представителям ЗАО «Вектрон» за отзыв жалоб из органов ФАС России и исковых заявлений из Арбитражного суда, отказ от аукциона, ход судебных процессов, а также они договаривались о встречах (т. 42 л.д.74-117).

Осмотренные выше телефонные соединения, в которых принимали участие указанные лица, ими обсуждались вопросы передачи незаконного вознаграждения представителям ЗАО «Вектрон» за отзыв жалоб из органов ФАС России и исковых заявлений из арбитражного суда, отказ от аукциона, ход судебных процессов, а также они договаривались о встречах.

Из протокола от 10 марта 2018 года очевидно, что осмотрены и прослушаны аудиофайлы, находящиеся на CD-R диске производства SmartTrack с s/n LH3156RH03224950D5, согласно которым 09 марта 2013 года был разговор между

Садековым М.С. и Беспаловым А.М., где Садеков М.С. предъявляет претензии Беспалову А.В. ввиду того, что Хан Е.А. не берет телефонные трубки, по возникшим вопросам относительно позиции органов ФАС России в арбитражном суде, о переносе судебного заседания, а также между Садековым М.С. и Ануфриевой Ю.В., состоявшийся 19 марта 2013 года, где они обсуждают ход арбитражного процесса по иску о признании незаконным решения ФАС России об аннулировании итогов аукциона, состоявшегося 19 ноября 2012 года, между Садековым М.С. и Беспаловым А.М., состоявшимся 19 марта 2013 года, где они обсуждают перенос принятия решения арбитражным судом по жалобе ЗАО «Вектрон». Садеков М.С. высказывает претензии Беспалову А.М. о том, что письмо в органах ФАС России не подписали, из-за чего принятие решения судом было перенесено, интересуется местом нахождения Хана Е.А. и говорит о не выполнении обязательств со стороны ЗАО «Вектрон» (т. 40 л.д.1-14).

Оснований для признания недопустимыми CD-R диска с аудиофайлами … протокол осмотра, о чем без каких либо оснований заявляет сторона зашиты, не имеется поскольку эти доказательства получены с соблюдением требований УПК РФ.

В соответствии с протоколом от 12 марта 2018 года, осмотрены видеофайлы,  находящиеся на DVD-R диске фирмы PHILIPS, где запечатлен разговор между Халилуллиным И.М. и Беспаловым А.М., состоявшийся 18 марта 2013 года в ходе которого они обсуждают закладку денежных средств в ячейку в АКБ «Абсолют Банк». Также на данной записи запечатлен процесс составления необходимых документов по аренде банковской ячейки в АКБ «Абсолют Банк» (т.40 л.д. 15-20).

Из протокола осмотра предметов от 13 марта 2018 года, очевидно, что прослушанные файлы, находящиеся на DVD-R диске, где запечатлено, как Халилуллин И.М. и Беспалов А.М., находясь 18 марта 2013 года в АКБ «Абсолют Банк», подписывают документы по аренде ячейки в данном банке, оплачивают аренду этой ячейки. Также Халилуллин И.М. и Беспалов A.М. обсуждают сумму заложенных в ячейку денежных средств, используя при этом выражение «миллион американских» (т. 40 л.д.36-39).

Согласно протоколу осмотра и прослушивания фонограмм от 12 марта 2018 года на  CD-R диске имеются файлы с записью телефонных разговоров состоявшихся … апреля 2013 года, между Садековым М.С. с одной стороны и Сорокиным О.В., в ходе которого они договариваются о встрече 24 апреля 2013 года. Сорокин О.В. говорит Садекову М.С. заходить во двор дома, договариваются о том, что Ануфриева Ю.В. позвонит Садекову М.С., Сорокин O.В. говорит Садекову М.С. позвонить Ануфриевой Ю.В., Садеков М.С. сообщает Сорокину О.В. о том, что он переговорил с Ануфриевой Ю.В., и она все объяснила, а также Ануфриевой Ю.В., где Садеков М.С. спрашивает Ануфриеву Ю.В. о передаче денег представителям ЗАО «Вектрон», Садеков М.С. с Ануфриевой Ю.В. обсуждают процесс по рассмотрению иска Министерства к ФАС России., Ануфриева Ю.В. говорит Садекову М.С.,  что обсудит с Сорокиным О.В. как Садекову М.С. вести себя дальше с представителями ЗАО «Вектрон » (т. 40 л.д. 26-35).

Согласно протоколу от 17 января 2018 года, осмотрен компакт-диск марки «PHILIPS» №МРРЗ11PG11032723-3, полученный из Мещанского районного суда г.Москвы, где имеется видеозапись встречи Садекова М.С. с Сорокиным О.В. от 24 апреля 2013 года. Между Садековым М.С. и Сорокиным О.В. происходит разговор относительно решения арбитражного суда и закладки 30 миллионов рублей в ячейку банка (т. 42 л.д.6-33)

По заключению эксперта №1717э от 16 апреля 2018 года, на отрезке видеограммы с изображением мужчины, одетого в пиджак, рубашку и галстук, и на фото- и видеоизображениях Сорокина О.В., представленных для сравнения, изображено одно и то же лицо (т. 46 л.д. 76-85)

Согласие ответов на запрос из ООО Телекомпания «Волга», ООО «Сети НН» представлены диски с видеоматериалами в отношении Сорокина О.В. (т. 29 л.д.155, 157, 169)

Согласно протоколу от 11 февраля 2018 года, осмотрены компакт-диски, полученные по запросу из Мещанского районного суда г.Москвы, от 10 января 2018 года, на которых находится файл с аудиозаписью разговора Беспалова А.М. с Садековым М.С. и Халилуллиным И.М., происходившего 15 октября 2012 года, в ходе которого Беспалов А.М. рассказал, что ЗАО «Вектрон» хочет участвовать в аукционе по продаже права на заключение договоров аренды 14 земельных участков. В ходе разговора Садеков М.С. говорит Беспалову A.М., что знаком с Сорокиным О.В. Также Беспалов А.М. рассказал, что ЗАО «Вектрон» и другие участники подали жалобы на аукцион. Садеков М.С. сказал Беспалову А.М., что Сорокин О.В. сам хочет строить на данном участке и не упустит возможности получить его в аренду, приложит все усилия, чтобы никто кроме него не получил в аренду этот участок. Беспалов AM. Сообщил, что указанный … аукцион отложен на 30 дней.

Также осмотрен компакт-диск с аудиозаписью разговоров от 15 марта 2013 года Беспаловм А.М. с одной стороны и :

-Халилуллина И.М., где он спрашивает, сообщил ли Садеков М.С., что Халилуллин И.М. должен будет с ним произвести закладку в ячейку денежных средстав в размере эквивалентом 1 миллиону долларов США, договаривается о времени закладки денежных средств за отзыв жалоб ЗАО «Вектрон» из ФАС, суда и отказ от участия в аукционе.

- а также Садековым М.С., у которого он спрашивал о необходимости заложить вместе с ним в ячейку денежные средства  в размере 1 миллиона долларов США. На что Садеков М.С. ответил, чтобы об обстоятельствах закладки денег Беспалов А.М. сам разговаривает с Халилуллиным И.М., Беспалов А.М. просит Садекова М.С. позвонить Халилуллину  И.М. и договориться об их встрече и обговорить, когда и как они заложат деньги в ячейку. На это Садеков М.С. сообщает Беспалову А.М., что договорился с Халилуллиным И.М., что тот в понедельник встретится с Беспаловым А.М. и обговорит все вопросы.

Также осмотрен компакт-диск с аудиозаписью разговора Хана Е.А. с Садековым М.С., который состоялся 26 феврался 2013 года. На встрече они обсуждали предыдущую их встречу в г.Нижнем Новгороде с Сорокиным О.В., которая проходила в Кремле. Садеков М.С. повторно сообщил Хану  Е.А., что Сорокин О.В. просил предложить ЗАО «Вектрон» 1 миллион долларов США за отзыв жалоб ЗАО «Вектрон» и отказ от участия ЗАО «Вектрон» в аукционе и отзыв иска из суда (т.42 л.д. 34-73).

Согласно протоколу осмотра от 02 марта 2018 года, на компакт-диске полученном из Мещанского районного суда г.Москвы от 10 января 2018 года, содержится запись разговора Беспалова А.М. и Садекова М.С., от 19 марта 2013 года, в ходе которого Садеков М.С. высказывает Беспалову А.М.претензии по поводу того, что Хан Е.А. обещал, что 19 марта 2013 года  будет решение суда в пользу ОО «Инградстрой», денбги были заложены в ячуйку 18 марта 2013 года. Однако принятие решения перенесено. Беспалов А.М. говорил Садекову М.С., что он не понимает, почему Сорокин О.В. не доволен, как идет дело в суде, хотя они уже практически свои обязательства выполнили; в разговоре от 26 марта 2013 года Беспалов А.М. сообщает Садекову М.С., что в арбитражном суде все нормально, решение будет в пользу Сорокина О.В. (т.42 л.д. 122-141).

Суд не находит оснований для признания данного доказательства недопустимым, поскольку несмотря на заявленное ходатайство, защитой не представлено убедительных доводов нарушений требований уголовно-процессуального закона при получении записей телефонных переговоров и составления протокола осмотра.

Согласно протоколу от 03 марта 2018 года, осмотрен CD-R диск, полученный из Мещанского районного суда г.Москвы, на котором находится запись разговора Садекова М.С. с Ханом Е.А. от 26 февраля 2013 года, в ходе которого Хан Е.А. говорит о том, что ему не ясен результат встречи с Сорокиным О.В. в г.Нижнем Новгороде, и он будет продолжать жаловаться на аукцион (т. №42 л.д .142-162).

Из протокола осмотра и прослушивания фонограммы от 08 марта 2018 года, на компакт-диске «Verbatim», полученном из Мещанского районного суда г.Москвы имеется запить разговора Халилуллина И.М. и Беспалова А.М., от 23 апреля 2013 года, в ходе которого Беспалов А.М. говорит Халилуллину И.М., что возникли вопросы в суде, и Садеков М.С. будет для их решения встречаться с Гуменюком И.В. На что Халилуллин И.М. говорит ему, что пусть они сами разбираются (т. 42 л.д.163-249).

      Согласно ответу на запрос №326-0229371/17 от 10 ноября 2017 года, Министерством инвестиций, земельных и имущественных отношений Нижегородской области на основании протокола №2 о результатах аукциона по продаже права на заключение договоров аренды земельных участков, 15 июля 2014 года с ООО «Инградстрой» заключены договоры аренды 14 земельных участков, находящихся в государственной собственности Нижегородской области, общей площадью 4 532 179 кв.м., в юго-восточной части Советского района г.Нижнего Новгорода (т.1 л.д.229-264).

Данные обстоятельства подтверждаются копией распоряжения Правительства Нижегородской области «О проведении торгов по продаже права на заключение договоров аренды земельного участка» №1548-р от 25 июля 2012 года, на основаниях  которого проводился указанный выше аукцион; протоколом №2 «О результатах

аукциона...» от 19 ноября 2012 года, согласно которому единственным участником аукциона было признано ООО "Инградстрой», и оно изъявило желание заключить договоры аренды 14 земельных участков, являвшихся единым лотом аукциона, перечнем договоров аренды земельных участков с указанием реквизитов земельных участков и реквизитов договора (т. 2 л.д.3, 145-172).

Согласно протоколу от 06 июня 2013 года, были осмотрены изъятые документы, согласно которым директором ЗАО «Вектрон» Беспаловым А.М. в Министерство и в Департамент градостроительного развития направлялся запрос о разъяснении аукционной документации, о проведении процедуры аукциона и ответы на них за период с 19 сентября по 02 ноября 2012 года.

Кроме того осмотрены: жалоба ЗАО «Вектрон» на действия организатора торгов в ФАС России и в Нижегородское УФАС России, решение Нижегородского УФАС России, от 09 октября 2012 года о признании жалобы «Вектрон» от 28 сентября 2012 года обоснованной и предписание; жалоба ЗАО «Вектрон» от 02 ноября 2012 года в ФАС России; решение от 30 ноября 2012 года о передаче материалов в Нижегородское УФАС России для рассмотрения вопроса об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.14.9 КоАП РФ, предписание Нижегородского УФАС России Министерству государственного имущества и земельных ресурсов Нижегородской области.

По итогам рассмотрения заявления Министерства государственного имущества и земельных ресурсов Нижегородской области от 06 декабря 2012 года в Арбитражный суд г.Москвы об отмене решения и предписания ФАС России от 30 ноября 2012 года о совершении действий, направленных на устранение нарушений порядка проведена торгов 26 апреля 2013 года принято решение об отказе в удовлетворении заявления Министерства.

Как следует из искового заявления ЗАО «Вектрон» 07 декабря 2012 года обратился в Арбитражный суд Нижегородской области о признании недействительными результата торгов, подведенных Министерством государственного имущества и земельных ресурсов Нижегородской области 19 ноября 2012 года, а 13 марта 2013 года отказалось от исковых требований (т. 11 л.д. 168-173, т. 10 л.д. 30-77).

Согласно постановлению Арбитражного суда Нижегородской области от 30 апреля 2013 года по делу, принят отказ от иска ЗАО «Вектрон» и производство по делу прекращено (т. 71 л.д.60).

Информация, связанная с обращением ЗАО «Вектрон» на действия организатора торгов в Нижегородское УФАС России в указанное время и вынесенные предписания подтверждается ответом на запросы из УФАС России по Нижегородской области от 10 апреля 2018 года и 29 января 2018 года (т. 23 л.д. 2-221).

Согласно протоколу осмотра предметов от 17 декабря 2017 года, были осмотрены 5 дисков DVD-R. В ходе осмотра установлено, что в них содержатся фотокопии уголовного дела №812024 по обвинению Садекова М.С. в совершении преступленя предусмотренного ч.З ст.30, ч.1 ст.204 УК РФ. В ходе осмотра данных фотокопий отдельные материалы уголовного дела были распечатаны и приложены к протолу осмотра, в том числе:

- постановление Пресненского районного суда г.Москвы о разрешении производства выемки в помещениях АКБ «Абсолют Банк» (ЗАО), по адресу: г.Москва, Цветной бульвар, д.18, от 26 апреля 2013 года;

- протокол выемки от 26 апреля 2016 года, согласно которому в помещениях АКБ «Абсолют Банк» (ЗАО), из индивидуального банковского сейфа №0221, арендованного Халилуллиным И.М. и Беспаловым А.М. по договору №ИБС-О-0221/92166 от 18 марта 2013 года, были изъяты денежные средства в количестве 6144 купюр, достоинством по 5000 рублей каждая, на общую сумму 30 720 000 руб.;

- постановление об удовлетворении ходатайства от 27 мая 2013 года, согласно которому по ходатайству защитника Рогожина А.Е. к материалам уголовного дела №812024 приобщена выписка операций по счету №40817810600000700352 Садекова М.С. за 18 марта 2013 года, заверенная копия расходного кассового ордера №992279 от 18 ммарта 2013 года, копия доверенности №060041/2012 от 11 марта 2012 года на Халилуллина И.М., из которых следует, что 18 марта 2013 года с указанного счета Садекова М.С. Халилуллиным И.М. были сняты денежные средства в сумме 30 720 000 рублей (т. 13 л.д.1-198).

Согласно ответу от 02 февраля 2018 года из филиала «Нижегородский» АО «Глобэксбанк» исх. №05/21/032-4 от 21 февраля 2018 года, протоколу осмотра предметов от 08 марта 2018 года, следует, что 03 октября 2012 года на расчетный счет ООО «Инградстрой» с расчетного счета ООО «Строймост» двумя платежами поступили денежные средства в размере 39 500 000 рублей и 61 740 000 рублей, с назначением платежа: «оплата по договору займа №10/12 от 02 октября 2012 года», которые были возвращены 27 декабря 2012 года и 28 декабря 2012 года в полном объеме (т. 25 л.д.162- 213).

Согласно ответу из ИФНС России по Нижегородскому району г.Нижнего Новгорода от 05 апреля 2018 года, протоколом осмотра предметов от 07 апреля 2018 года, в период с 2012 года по 2014 год в ООО «Инградстрой» имелся только один работник Долинин Д.А., в 2014 году стало 6 работников, в 2012-2013 годах ООО "Инградстрой» представляла декларации по НДС с нулевыми показателями (т. 28 л.д.3-173;.

В соответствии с информацией ИФНС России №1 по г.Москве от 27 апреля 2018 года, ЗАО «Вектрон» зарегистрирована 28 мая 2012 года, ее директором является Беспалов А.М. (т. 30 л.д. 10-109)

Согласно ответу из АКБ «Абсолют Банк» (ЗАО) от 01 февраля 2018 года, 18 марта 2013 года со счета Садекова М.С. были сняты денежные средства в размере 30 720 000 рублей по доверенности №060041/12 от 11 апреля 2012 года (т. 31 л.д.37-93).

Согласно ответу из МИФНС России №15 по Нижегородской области от 25 января 2018 года, представлены копии документов, для регистрации ООО «Инградстрой» (ИНН: 5260322471), ООО «РегионИнвест52» (ИНН: 5260315837), ООО «Старт-Строй» (ИНН: 5262059353), ООО «Стройинвест-52» (ИНН: 5260262776), ООО «Строймост» (ИНН: 5260085541), ООО «Разумные инвестиции» (ИНН: 5262301396), из которых следует, что в соответствии решения единственного участника ООО «Разумные инвестиции» №5 от 10 марта 2016 года, единственный участник общества Головко О.В. решил войти в состав участников ООО «Инградстрой» и внести вклад в уставный капитал данного общества в размере 90 000 рублей. 25 апреля 2016 года в состав учредителей ООО «Инградстрой» вошло ООО «Разумные инвестиции» и доля Долинина Д.А. стала 10%, а ООО «Разумные инвестиции» стала 90%. 18 ноября 2016 года ООО «Старт-Строй» принято в состав учредителей ООО «Инградстрой» с размером доли в уставном капитале 99,88%. Долинин Д.А. и ООО «Разумные инвестиции» 21 апреля 2017 года вышли из состава учредителей ООО «Инградстрой» и ООО «Старт-Строй» стало единственным учредителем ООО «Инградстрой» (т. 14 л.д.2-189, т. 18 л.д.1-93, 136-165, т. 20 л.д.206-222)

На основе совокупности представленных доказательств, суд приходит к выводу, что аффилированность Сорокина О.В. к ООО «Инградстрой» обусловлена и принадлежностью доли в уставных капиталах ООО Управляющая компания «Столица Нижний», ООО «Старт-Строй» его жене - Нагорной ЭЛ. в размере 60 %, а  также его знакомым Головко О.В. — 30 %,  Акатову П.В. — 5 %, Акатову М.В. — 5 %.

Согласно ответу ИФНС России по Нижегородскому району г.Нижнего Новгорода №03-18/001609 от 30 января 2018 года, в период с 2012 года по 2014 год в ООО  «Инградстрой» имелся только один работник Долинин Д.А., в 2014 году стало шесть работников (т. 23 л.д. 223-274)

Согласно ответу из ПАО Банк «ФК Открытие» №45ф-4/4901 от 02 апреля 2018 года, о движении денежных средств по расчетному счету №40702810100140644808 ООО «Инградстрой» за период с 02 февраля 2012 года по 14 июня 2015 года - 03 октября 2012 года на указанный выше расчетный счет поступили денежные средства с расчетного счета ООО «Строймост»  двумя платежами в размере 39 500 000 руб. и 6 1 740 000 руб. с расчетного счета ООО УК «Столица Нижний» в размере 253 100 000 руб. Также с указанного расчетного счета ООО «Инградстрой» 04 октября 2012 года произведено перечисление денежных средств на счет Министерства финансов Нижегородской области в размере 253 041 619,20 руб., с назначением платежа: «оплата задатка для участия в аукционе по продаже права на заключение договора аренды земельных участков, находящихся в государственной собственности Нижегородской области»; 04 октября 2012 года с указанного выше расчетного счета ООО «Инградстрой» на расчетный счет ООО УК «Столица Нижний» перечислены денежные средства в размере 101 240 000 руб, 26 декабря 2012 года на указанный выше расчетный счет ООО «Инградстрой» произведено зачисление денежных средств со счета Министерством финансов Нижегородской области в размере 253 041 619,20 руб., с назначением платежа: «возврат задатка согласно служебной записке».

07 июля 2014 года на указанный выше расчетный счет ООО «Инградстрой
произведено зачисление денежных средств со счета ИП Головко Олега Владиславовича №40802810842020000378 в размере 270 000 000 руб., с назначением платежа  «предоставление займа по договору процентного займа №1-ИП-2И/Инг от 04 июля 2017 года»; 08 июля 2012 года с указанного расчетного счета ООО «Инградстрой» произведено перечисление денежных средств на счет Министерства государственного имущества и земельных ресурсов Нижегородской области №4010181040000001002 в размере 253 041 619,20 руб., с назначением платежа: «оплата по результатам аукциона в соответствии с доп. соглашением к соглашению о порядке внесения итоговой цены права на заключение договоров аренды земельных участков от 03 июля 2014 года» (т. 24 л.д. 8,9, 16.26.28).

Из представленных сведений о движении денежных средств по расчетному счету ООО «Инградстрой» следует, что ИП Головко О .В. неоднократно предоставлял ООО «Инградстрой» процентные займы, за счет которых производились платежи, необходимые для текушей деятельности ООО «Инградстрой», выплаты заработной платы. Сведения о поступлении денежных средств ООО «Инградстрой» от реализации товаров работ и услуг в справках о движении денежных средств отсутствуют. ООО «Инградстрой» фактически в указанный период времени функционировало за счет денежных средств, полученных oт ИП Головко О.В.

Допрошенный в судебном заседании по ходатайству стороны защиты специалист Осадчий М.А., являющийся проректором по науке, профессором кафедры общего и русского языкознания ФГБУ ВО "Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина», показал, что им было проведено лингвистические исследование фонограммы двух разговоров, состоявшихся 12 марта 2013 года между Сорокиным О.В., Садековым М.С и Ханом Е.А. в г.Канны Франция, записанных на флеш-накопитель, а также копий заключений экспертов Трусовой А.И. и Громовой Н.Н., текстов извещений документации, касающейся конкурсной процедуры. Проведенной коммуникативной ситуацией установлено, что инициатором является Хан Е.А., основные цели, которые он преследует, это разъяснение Сорокину О.В., что у него нет недобросовестных намерений.

Сорокин О.В. воспринимает свое участие и разговоре как исполнение своих должностных обязанностей, коммуникацию, не противоречащую его обязанностям. Он не преследует намерений, которые противоречат его обязанностям. Как только уходит Сорокин О.В. Хан Е.А. начинает вести себя как недобросовестный рейдер, который обсуждает с Садековым М.С., как может Сорокин О.В. способствовать участию Хана Е.А. в конкурсных процедурах. Это идет в разрез с тем, что Сорокин О.В. говорил Хану Е.А. только что. По его мнению, экспертом Громовой Н.Н. не выполнен всесторонний и объективный анализ коммуникативной ситуации на строго научной основе, вместо того экспертом выполнено описание коммуникативной ситуации на основании обстоятельств, изложенных и постановлении о назначении экспертизы. Это является грубой экспертной ошибкой. Второй ошибкой является то, что Громова Н.Н. не проанализировала отказ Сорокина О.В. совершать определенные действия. Экспертом не проанализированы фразы, которые говорит Сорокин О.В., Хан Е.А. спрашивает, что можно сделать, Сорокин О.В. говорит: «Я не знаю, я не думал на эту тему, надо с юристами поговорить». То есть отказывается совершать какие-либо действия. Эксперт отвечает, что Сорокин О.В. призывает к тому, чтобы жалоба была отозвана. Но эксперт не детализирует такие предложения как призыв Сорокина О.В. к Хану Е.А. принимать участие в аукционе, принять участие в качестве инвестора, принять участие в повторном аукционе. На предложение в адрес Хана Е.А. встретиться Сорокин О.В. говорил: «Пожалуйста, приезжайте». При формулировании вывода, эксперт сразу ориентировался на версию следствия, понимал, какие призывные конструкции нужны следствию, какие конструкции подтверждают версию следствия, а какие мешают. Ввиду неверных реплик в заключении эксперта возникают смысловые искажения. Поэтому необходимо проведение повторной и объективной экспертизы.

Допрошенный в судебном заседании по ходатайству стороны защиты специалист Зиновьев Д.Е., являющийся директором ООО «Центра экспертизы и оценки «ЕСИН», имеющий высшее образование по специальности «Информационные системы и технологии (в радиофизике и телекоммуникациях), факультет «Радиофизический», пояснил относительно звукозаписи, которую исследовали эксперты ЭКЦ ГУ МВД России по Нижегородской области Трусова А.И. и Невмержицкая И.С. Считает, что выводы экспертов необъективные. Данная фонограмма была изготовлена с помощью диктофона «Олимпус», конкретная модель которого записывает формат mp3 или wma, однако представленная запись в формате wav. Он провел свой эксперимент, поэтому у него имеется в базе запись, которая была выполнена с этого диктофона, он увидел программу редактирования, с помощью которой вырезали кусок. Они преобразовали кусок mp3 в wav, и тогда признаки монтажа исчезли. В служебном заголовке файла он не увидел ни следов того, что данная фонограмма была сделана с помощью диктофона «Олимпус», ни следов программы редактирования, которой пользовались. Таким образом, файл, представленный на исследование, не мог быть записан на модель «Олимпус». При переконвертации одного вида файла в другой утрачивается много значимой информации, у «Олимпуса» есть такие функции, как отображение даты и времени, продолжительность записи. Эта информация пропадает, если переконвертировать файл. Таким образом, основная мысль в том, что если внести изменения в файл, а затем переконвертировать его в формат wav, то невозможно обнаружить признаки монтажа, а это значит, что эксперты Трусова Л.И. и Невмержицкая И.С. при производстве своей экспертизы никак не могли дать ответ, что признаков монтажа не имеется. Вывод о том, что на записи отсутствуют признаки монтажа, сделать невозможно, данный вывод, сделанный указанными экспертами, нсобъск1ивсн и не соответствует действительности.

Специалист Цыганов А.А., являющийся заместителем директора ООО «Центр экспертизы и оценки «ЕСИН», имеющий             высшее образование       ННГУ им.Н.И.Лобачевского         по специальности: «Матетические методы в экономике», факультет «Механико-Математический», пояснил в судебном заседании, что совместно с Зиновьевым Д.Е. исследовал указанную выше аудиозапись и пришел к тем же выводам, что и специалист Зиновьев Д.Е. Может пояснить, что, несмотря на поставленный перед экспертами органами следствия вопрос о наличии или отсутствии в видеоряде исследованного файла неситуационных изменений, ответ на данный вопрос в заключении отсутствует. Эксперты давали ответ только по звуковой информации. Вывод эксперта, что в аудиодорожке отсутствует признак монтажа, не исключает наличие монтажа в видеодорожке. В данной части эксперты ответили не точно. Категорично ответить на вопрос о наличии или отсутствии видеомонтажа в данном случае невозможно. Процедура конвертации полностью уничтожает признаки, указывающие на монтаж. Изложенное в описательной части заключения экспертизы мнение экспертов ЭКЦ ГУ MIVI России по Нижегородской области Трусовой Л.И. и Невмержицкой И.С. об отсутствии неситуационных изменений в видеофонограмме является необъективным. Так, в ходе проведения исследования было установлено, что файл "VTS_01_1.VOB" не мог быть непосредственно записан на устройство аудио/видеозаписи и был получен с помощью специального программного продукта "Nero Video", путем записи на компакт-диск формата DVD-R с файловой системой DVD-Video. Подобные манипуляции делают невозможным стопроцентное обнаружение признаков монтажа и/или других изменений (в том числе замаскированных), которым могла быть подвергнута изначальная видеофонограмма перед записью на диск. Соответственно, сделать объективный вывод об однозначном отсутствии изменений (в том числе замаскированных) в первоначальной видеофонограмме перед ее записью на компакт диск формата DVD-R с файловой системой DVD-Video, проводя комплексное исследование только конечного сконвертированного файла в формате “VOB”, не представляется возможным. В исследованных экспертами файлах имеются нарушения, которые могут свидетельствовать о возможных признаках монтажа, но для этого необходимо проводить более полное дополнительное исследование.

Допрошенный по ходатайству стороны защиты свидетель Романычев M.Ю. показал, что с сентября 2010 года по осень 2012 года он занимал должность директора Департамента архитектуры и градостроительства Администрации г.Н.Новгорода. Его полномочия заключались в руководстве Департаментом в части градостроительства, предложениях по использованию различных земельных участков, предоставлении информации в Инвестсовет. Сорокин О.В. являлся участником Инвестсовета. Личной заинтересованности Сорокина О.В. в конкретных объектах он не заметил. Схема участков под строительство была в свободном доступе на сайте, предложения по включению/исключению участков в план рассматривались комиссией, выносились на Инвестсовет и потом утверждались, то есть такие предложения рассматривал Департамент градостроительства. Об аукционе по 14 земельным участкам в юго-восточной части Советского района г.Н.Новгорода под жилищное строительство, ему лично ничего не известно. Фирма «Инградстрой» ему знакома, поскольку заявки от них поступали в Инвестсовет, когда и в связи с чем, не помнит. Инвестсовет, с точки зрения законодательства, является совещательным органом, поэтому его решения носили рекомендательный характер, оформлялись протоколом Инвестсовета. Сорокин О.В. при желании мог ознакомиться с проектами по планировке и межеванию участков, поскольку такие документы не секретные, если проекты приняты, они утверждаются постановлением главы администрации города, области, размещаются на соответствующем сайте администрации.

Допрошенный по ходатайству стороны защиты свидетель Головко О.В. в судебном заседании показал, что занимает должность генерального директора ООО «Столица Нижний». Фирма «Инградстрой» и Долинин Д.А. ему знакомы. С Долининым Д.А. он поддерживает дружеские отношения. На момент 2012 года фирма «Инградстрой» к фирмам, где он был руководителем или учредителем, никакого отношения не имела. Долинин Д.А. являлся директором фирмы «Инградстрой». Не помнит, чтобы Долинин Д.А. рассказывал ему о своем желании принять участие в данном аукционе, но возможно они вместе обсуждали перспективы указанных земельных участкоав под застройку в 2012 году. Ему известно, что, «Инградстрой» принимал участие в аукционе. Денежный процентный займ он предоставлял в 2014 году указанной фирме по просьбе Долинина Д.А., сумму займа не помнит. Сорокин О.В. с просьбами выдать займ для «Инградстрой» к нему не обращался. Впоследствии займ был возвращен ему с учетом всех префектов, процентная ставка была рыночная, точную сумму не помнит. Сумма займа с процентами была примерно несколько сотен миллионов рублей. Садеков Мансур ему знаком, с ним они вместе обсуждали различные вопросы относительно вложения инвестиций. Садеков М.С интересовался, знает ли он людей, которые участвуют или хотят участвовать в аукционе, он ответил, что знает. Садеков М.С. интересовался, нужны ли тем людям инвесторы. Разговоры с Садековым М.С. состоялись в ноябре 2012 года в Венгрии на дне рождения Сорокина О.В., затем в марте 2013 года на отдыхе во Франции Садеков М.С о конкретной сумме инвестиций ему не говорил. Как он понял, Садеков М.С. был осведомлен об аукционе по земельным участкам, наблюдал за процессом. Слова Садекова М.С. он передал Долинину Д.А., поскольку они вместе обсуждали потенциальных инвесторов. На тот момент ситуация с аукционом была не понятная, поэтому о чем-то конкретном не говорили. Из СМИ ему было известно, что различные структура оспаривали этот аукцион. Сорокин О.В. ему ничего не говорил о том, что уполномочил Садекова Мансура заниматься решением вопросов, связанных с результатами аукциона. Он является учредителем фирмы «Разумные инвестиции, в 2014 году эта фирма стала учредителем ООО «Инградстрой», в уставном капитале были средства займа. Он выдавал Долинину Д.А. займы для «Инградстрой», он вошел в состав учредителей. Сорокин О.В. ему никаких указаний войти в состав фирмы «Инградстрой» не давал.

Рассматривая вышеприведенные показания лиц, допрошенных в качестве специалистов, а также давая оценку приведенных ими заключений, суд не находит оснований для признания проведенных в ходе следствия и оглашенных в судебном заседании экспертиз недопустимыми доказательствами, поскольку постановления о назначении экспертиз были вынесены следователем в соответствии с требованиями УПК РФ. Производство экспертиз было поручено экспертам, обладающим специальными познаниями в данной области. Следователь в своем постановление поручил руководителю экспертного учреждения предупредить экспертов об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ и разъяснить им права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, о чем имеются подписи экспертов в постановлениях и заключениях экспертиз. Заключения даны экспертами с достаточным стажем работы по специальности, сомневаться в компетентности которых у суда оснований не имеется, содержат полные ответы на вое поставленные вопросы, ссылки на примененные методики и другие необходимые данные, в том числе заверенные подписями экспертов записи, в связи с чем все без исключения доводы, изложенные в показаниях лиц, допрошенных в качестве специалистов и документов, представленных защитой являются необоснованными.

Для экспертных исследований представлены предметы, изъятые процессуальным путем, а утверждения в жалобах об обратном не основано на материалах дела и является предположением.

Произведенная свидетелем Ханом Е.А. по личной инициативе аудиозапись сто разговора с Сорокиным О.В. не может рассматриваться как мероприятие, требующее соблюдения установленного законом порядка и судебного решения, а подлежит оценке наряду с другими доказательствами. Оснований для признания производных от диктофона «Олимпус» доказательств недопустимыми доказательствами не имеется.

Кроме того, заявляя о невозможности выводов относительно наличия ими отсутствия монтажа аудиозаписей, сделанных указанными экспертами в заключениях проведенных по делу судебных фоноскопической и лингвистической экспертиз, сторона защиты ссылалась, прежде всего, на наличие возможности внесения изменений в указанные записи.

Однако данный вывод опровергается показаниями свидетелей Садекова М.С., Хана Е.А., Беспалова А.М., подтвердивших содержание и смысл указанных разговоров, а также заключения экспертиз, исключивших неситуационные изменения фонограмм.

Проанализировав представленные сторонами доказательства в их совокупности предмет их относимости, допустимости и достаточности для вынесения приговора, суд считает виновным подсудимого Сорокина О.В. в получении взятки.

В основу приговора суд считает необходимым положить показания свидетелей Шмелева А.И., Мизюковой А.В., Садекова М.С., Хана Е.А., Беспалова А.М., Халилуллина И.М., а также иных свидетелей обвинения. Показания данных лиц, вопреки позиции, защиты, полностью согласуются между собой. Кроме того, объективно подтверждены, аудиозаписями их телефонных переговоров, а также личных разговоров, стенограмм которые имеются в материалах уголовного дела.

Анализируя содержание данных переговоров в совокупности с иными материалами дела, суд считает, что из их существа прямо следует, что денежные средства, которые Садеков М.С. по указанию Сорокина О.В. передал Беспалову А.М., используя банковскую ячейку в АКБ «Абсолют Банк», являются взяткой за беспрепятственное ведение Садековым М.С. бизнеса в г. Н.Новгороде.

Как установлено судом, с учетом приведенных доказательств Садеков М.С. занимался предпринимательской деятельностью на территории г.Нижнего Новгорода. Садеков М.С. обращался к Сорокину О.В., являвшемуся главой г.Нижнего Новгорода, за помощью и содействием в выделении земельных участков.           

Таким образом, суд приходит к выводу о получении Сорокиным О.В., являющимся главой г. Нижнего Новгорода, взятки в виде услуг имущественного характера за покровительство и попустительство в пользу Садекова М.С., которые он в силу своего положения мог оказывать.

Доводы Сорокина О.В., что он не имел полномочий, связанных с возможностью решения вопросов в сфере земельного, градостроительного и иного законодательства, являются несостоятельными, поскольку он являлся высшим должностным лицом местного самоуправления - главой г.Нижнего Новгорода, осуществляющим функции представителя власти и выполняющим организационно-распорядительные функции в органе местного самоуправления, осуществляющим свои полномочия на постоянной основе и одновременно исполняющим полномочия председателя городской Думы г.Нижнего Новгорода.

Покровительство и попустительство Сорокина О.В. по службе, как должностного лица в силу своего положения прямо выражено в использовании им, как взяткополучателя, авторитета и иных возможностей занимаемой должности.

О наличии такой возможности и авторитета следует также из показаний Шмелева А.Г., сообщившего, что Сорокин О.В. разрешал интересующие вопросы с руководителем Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом и руководителем ФАС, соответственно Бухаровым А.В. и Теодоровичем М.Л., которые являлись его знакомыми.

Кроме того, как следует из показаний свидетеля Мизюковой А.В. с 2011 года Сорокин О.В. как глава г.Нижнего Новгорода, входил в Инвестиционный совет при губернаторе Нижегородской области, в полномочия которого входит рассмотрение инвестиционных проектов, рассмотрение государственной поддержки инвесторам. Решения на инвестиционном совете принимаются простым большинством голосов открытым голосованием.

Данные обстоятельства, в полной мере свидетельствуют о том, что Сорокин О.В. в силу своего положения мог оказывать покровительство и попустительство по службе, в том числе и путем воздействия на иных должностных лиц в сфере решения вопросов в интересах Садекова М.С. при осуществлении предпринимательской деятельности.

Показания Садекова М.С. прямо указывают на намерение Сорокина О.В. получить взятку за покровительство и попустительство по службе, поскольку с учетом должностного положения Сорокина О.В., у него имелись полномочия, обеспечивающие такую возможность.

Заинтересованность Садекова М.С. в покровительстве и попустительстве к нему со стороны Сорокина О.В. обусловлена желанием получить им самим земельные участки, о чем свидетельствуют и показания Шмелева А.Г.

Кроме того, как следует из показаний свидетеля Лазарева Е.И., очевидно, что иные организации при проведении аукциона были поставлены в заведомо невыгодные условия по сравнению с ООО «Инградстрой».

Данное обстоятельство подтверждается и тем фактом, что ООО «Инградстрой» на аукцион был представлен объем документации, свидетельствующий о заведомо привилегированном положении данной организации, которое было следствием реализации коммерческого интереса Сорокина О.В.

Кроме того, как следует из показаний Шмелева А.Г., по роду своей профессиональной деятельности ему известно, что у ООО «Инградстрой» не было финансовой возможности для самостоятельного участия в аукционе для формирования необходимого задатка. Деньги для участия в указанном аукционе ООО «Инградстрой» получало от компаний Сорокина О.В.

Считать показания указанных свидетелей, в том числе и под псевдонимом Шмелев А.Г., оговором Сорокина О.В. или не доверять им по другим причинам, нет оснований.

Учитывая, что показания Садекова М.С., Хана Е.А., Беспалова А.М., а также иных свидетелй подтверждены иными материалами уголовного дела, в достоверности которых оснований сомневаться не имеется, суд принимает эти показания как достоверные и правдивые. Оснований полагать, что свидетели оговаривают подсудимого ввиду того, что желают избежать какой-либо ответственности, не имеется. Наличие противоречий в мелких деталях описываемых свидетелями событий, по мнению суда, существенным фактом не является, вызвано давностью этих событий и под сомнение правдивость показаний свидетелей не ставит.

                 Суд также считает, что нет оснований для признания недопустимым доказательством показаний свидетелей Садекова М.С. и Беспалова А.М., данных в ходе предварительного следствия и оглашенных в суде. Указанным свидетелям были разъяснены права, предусмотренные ч.4 ст.56 УПК РФ, в том числе право не свидетельствовать против самого себя и своего супруга.

Оснований полагать, что свидетели заинтересованы в неблагоприятном исходе дела для Сорокина О.В., у суда не имеется.

Также не установлено нарушений уголовно-процессуального закона при проведении очной ставки между Сорокиным О.В. и Садековым М.С., поскольку данное следственное действие проводилось с участием защитников, протокол подписан всеми участниками следственного действия.

Указанные лица ознакомились с собственными показаниями, зафиксированными в протоколе очной ставки, и удостоверили их правильность своей подписью, что опровергает утверждения Сорокина О.В. о допущенных следователем при ее проведении нарушениях закона.

На основании вышеприведенных доказательств судом установлено, что ООО «Инградстрой» в период 2012-2016 годов функционировало при непосредственном участии Сорокина О.В., а впоследствии официально перешло под контроль ООО «Старт-Строй», где доля в уставном капитале в размере 60% принадлежит супруге Сорокина О.В. – Нагорной Э.Л.

ООО «Инградстрой» было создано для участия в аукционе в интересах ООО«Старт-Строй», для создания видимости отсутствия коммерческого интереса Сорокина О.В., который отслеживал ход и результаты аукциона, а когда узнал о жалобах ЗАО «Вектрон» и ООО «ЖБК-Строй», предпринял меры по устранению препятствий со стороны этих организаций.

Показания свидетелей защиты Романычева М.Ю. и Головко О.В. не опровергают виновность Сорокина О.В.. Кроме того, данные показания являются их собственной оценкой обстоятельств деятельности Сорокина О.В., ООО «Инградстрой», иных лиц. Однако данная оценка отнесена законом к исключительной компетенции суда.

Изучение в судебном заседании дисков CD-R, аудиозаписей на указанных носителях, показало, что умысел на совершение данного преступления у Сорокина О.В. сформировался независимо от деятельности Садекова М.С., Хана Е.А., иных лиц, поскольку Сорокиным О.В. проведены все действия, связанные с совершением противоправного деяния.

Доводы Сорокина О.В., не признавшего свою вину, выдвинувшего версию о совершенной в отношении него провокации, судом отвергаются как противоречащие материалам дела и опровергнутые совокупностью представленных стороной обвинения доказательств. Данные показания суд воспринимает как избранную подсудимым форму защиты от предъявленного ему обвинения в совершении особо тяжкого преступления. Как указано выше, достоверность представленных стороной обвинения доказательств, в том числе показаний свидетелей, сомнений у суда не вызывает.

Не имеется каких-либо оснований утверждать, что свидетель Хан Е.А. является провокатором. Следовательно, не усматривается и признаков подстрекательства к провокации взятки и со стороны иных лиц.

Доводы Сорокина О.В., о том, что действия Садекова М.С. обусловлены возвращением долга, который имел перед ним Чегодаев А.Ю., являются несостоятельными, поскольку, как подсудимым, так и стороной защиты не представлено убедительных доводов, подтверждающих выдвинутую версию и опровергающих виновность Сорокина О.В. в получении взятки.

В этой связи, как следует из очной ставки с Сорокиным О.В. - Садеков М.С. сообщал, что он долговые обязательства Чегодаева А.Ю. перед Сорокиным О.В. никогда не исполнял, долги за Чегодаева А.Ю. не возвращал, Чегодаев А.Ю. сам был должен ему крупную сумму денег и если бы он что-то возвращал, то Садеков М.С. взял бы их себе.

Кроме того, как следует из материалов к банковской ячейке, куда были заложены деньги, доступ имели Халилуллин И.М. и Беспалов А.М., что в совокупности с иными обстоятельствами опровергает версию защиты, связанную с погашением долга Чегодаева А.Ю.

Доводы Сорокина О.В. об отсутствии у него интереса к аукциону по земельным участкам площадью 4532179 кв.м, и о том, что разговор между ним, Ханом Е.А. и Садековым М.С. был в отношении иного аукциона - по участку на ул.Украинской - опровергаются показаниями свидетелей Садекова М.С., Хана Е.А., Беспалова А.М.. которые последовательно поясняли, что в г.Канны с Сорокиным О.В. речь вели об аукционе в отношении земельных участков площадью в 4532179 кв.м., а также протоколом осмотра накопителя на жестких магнитных дисках, являющегося приложением к заключению эксперта №379Э от 05 февраля 2018 года, где содержится файл, разговора Сорокина О.В. и секретаря Аллы (т. 28, л.д. 174-184). Из разговора видно, что Сорокин О.В. интересуется именно участками по Анкудиновке, которая территориально соотносится с четырнадцатью участками, являющимися предметом аукциона площадью 453 га и свидетельствует, что Сорокин О.В. был заинтересован в разрешении спора по аукциону в пользу ООО «Инградстрой».

Вышеизложенное соотносится с протоколом осмотра телефона Садекова М.С., в котором имеется СМС переписка, согласно которой Хан Е.А. …. время встречи с Сорокиным О.В. в г. Канны, а также то, что Хан Е.А. уже начал выполнять требования Сорокина О.В. об отзыве иска из арбитражного суда.

Указанное свидетельствует о том, что Сорокин О.В подробно знал ситуацию, которая имеет место вокруг аукциона, в котором победил ООО «Инградстрой», в том числе относительно процедур обжалования его результатов.

Доводы стороны зашиты о том, что не установлены факты, касающиеся места и времени выдвижения Сорокиным О.В. требований об оказании ему услуг имущественного характера, а также мотива получения взятки, являются необоснованными, высказанными вопреки установленных судом обстоятельств дела.

Наличие корыстного мотива в действиях Сорокина О.В. полностью нашло свое подтверждение. Сорокин О.В. лично был заинтересован в неучастии представителей ЗАО «Вектрон» в аукционе, поскольку это прямо влияло на возможность ведения бизнеса аффилированной ему организации, при этом, имеющиеся в материалах дела декларации о доходах Сорокина О.В. и его образе жизни не ставят под сомнение наличие данного мотива.

То обстоятельство, что Садеков М.С. осужден за покушение на незаконную передачу лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой организации, денег за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым этим липом служебным положением приговором от 09 октября 2012 года по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 204 УК РФ, постановленным в особом порядке, не является обстоятельством, имеющим преюдициальное значение для установления вины Сорокина О.В., поскольку судебное решение в отношении Садекова М.С. принималось без исследования и оценки доказательств. При этом, такой приговор не может предрешать виновность лица, не участвовавшего ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Иные доводы Сорокина О.В. об отсутствии у него полномочий и возможностей, связанных с покровительством и попустительством, сами по себе, не свидетельствуют об отсутствии в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, поскольку опровергаются показаниями Садекова М.С. и другими материалами дела, подтверждающими должностное положение Сорокина О.В.

На основании вышеизложенного, суд приходит к выводу, что действия Сорокина О.В. необходимо квалифицировать по ч. 6 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03 июля 2016 года № 324-ФЗ) - получение должностным лицом взятки лично в виде незаконного оказания ему услуг имущественного характера за общее покровительство и попустительство по службе, совершенное в особо крупном размере.

На момент совершения преступления действовала редакция Федерального закона от 04 мая 2011 № 97-ФЗ и санкция ч. 6 ст. 290 УК РФ, предусматривающая единственный вариант исчисления размера основного наказания в виде штрафа - в размере, кратном сумме взятки. При этом назначение штрафа было обязательным.

Кроме того, Федеральным законом от 03 июля 2016 года № 324-ФЗ санкция ч. 6 ст. 290 УК РФ дополнена двумя альтернативными способами исчисления штрафа - в виде твердой денежной суммы от трех миллионов до пяти миллионов рублей либо заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет, что предполагает возможность назначения Сорокину О.В. менее строгого наказания, чем при определении штрафа в размере от восьмидесятикратной до стократной суммы взятки, а значит, объективно улучшает его положение.

Несмотря на то, что ч. 6 ст. 290 УК РФ, в редакции от 03 июля 2016 года, предусматривает более строгое, чем ранее, обязательное дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, это не является основанием для признания данного закона в целом ухудшающим положение Сорокина О.В., поскольку, исходя из требований ст. 10 УК РФ, отнесение норм закона к числу улучшающих положение осужденных должно осуществляться судом, в первую очередь, исходя из изменений, касающихся назначенного основного наказания.

Квалифицируя действия Сорокина О.В. подобным образом, суд принимав, во внимание, что по смыслу закона, под незаконным оказанием услуг имущественного характера понимается предоставление должностному лицу в качестве взятки любых имущественных выгод.  В то же время переданная в качестве взятки услуга имущественного характера должна получить денежную                    оценку на основании представленных сторонами доказательств.

Судом установлено, что предмет взятки в преступлении, совершенном Сорокиным О.В., в виде оказания ему услуг имущественного характера Садековым М.С., имеет денежное выражение в сумме 30 720 000 рублей, что эквивалентно 1 миллиону долларов США, выражается в незаконной передаче денежных средств представителям ЗАО «Вектрон» за отзыв жалоб из органов ФАС России и искового заявления из арбитражного суда. Как следствие, признание действительными результатов проведенных торгов и заключенного по их итогам договора аренды земельных участков с ООО «Инградстрой», в коммерческой деятельности которого был заинтересован Сорокин О.В.

Преступление является оконченным, поскольку Сорокиным О.В. являющимся должностным лицом, выполнены действия, непосредственно направленные на получение услуг имущественного характера.

Согласно показаниям приведенных выше свидетелей, а также письменным документам, очевидно, что собранные по делу доказательства в своей совокупности подтверждают намерение и возможность Сорокина О.В. совершить действия в пользу  Садекова М.С. за которые получена взятка, которые он реализовал.

В соответствии с примечанием к ст.290 УК РФ особо крупным размером взятки, признается сумма денег, превышающая 1 миллион рублей. В связи с тем, что предметом взятки являлось незаконное оказание услуг имущественного характера в размере 30 720 000 рублей, действия Сорокина О.В. следует квалифицировать как получение взятки в особо крупном размере.

Расследование уголовного дела проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства. Каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о расследовании дела с явным обвинительным уклоном, судом не установлено.

Судом тщательно изучены все без исключения ходатайства защиты относительно представленных стороной обвинения доказательств, однако, оснований для признания доказательств, представленных стороной обвинения, недопустимыми не имеется, поскольку такие доказательства получены с соблюдением требований закона. Ссылки подсудимых и защиты на нарушения процедуры проведения следственных действий не связаны с лишением или ограничением процессуальных прав стороны защиты, повлиявших ив результаты следственных действий. Порядок возбуждения уголовных дел, действий должностных лиц, связанных с движением уголовного дела, изъятия и осмотра вещественных доказательств, производства экспертиз, допросов и других следственных действий был соблюден, протоколы следственных действий подписаны их участниками. Допросы подозреваемых, обвиняемых проведены с участием адвокатов и после разъяснения процессуальных прав. Экспертизы проведены в соответствующих экспертных учреждениях, возможность реализации предусмотренных законом прав при проведении следственных действий стороне защиты была обеспечена в полном объеме.

Рассматривая доводы защиты о возвращении данного дела прокурору в порядке с.217 УПК РФ, суд считает, что оснований для этого не имеется поскольку, постановления о привлечении подсудимых в качестве обвиняемого и обвинительное заключение составлены в соответствии с требованиями ст. 171, ч. 2 ст.220 УПК РФ.

Доводы защиты о том, что предъявленное подсудимым обвинение не конкретизировано, не обоснованны, поскольку обвинение, предъявленное каждому из подсудимых, соответствует требованиям закона, содержит описание преступного деяния с указанием времени, места и способа его совершения, а также иных обстоятельств, имеющих значение и подлежащих доказыванию по уголовному делу.

При назначении наказания подсудимым суд руководствуется принципом справедливости, закрепленным в ст. 6 УК РФ, положениями ст. 60 УК РФ, при этом учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, тяжесть совершенных преступлений, обстоятельства, смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей, а также личности виновных.

Сорокин О.В. по месту жительства участковым оперуполномоченным характеризуется положительно, по месту работы характеризуется положительно, на учете у врача-психиатра, у врача-нарколога не состоит.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Сорокина О.В., суд признает в соответствии с п. «г» ч.1 ст.61 УК РФ наличие малолетних детей у виновного, в силу ч.2 ст.61 УК РФ положительные характеристики с места жительства, места работы, состояние здоровья Сорокина О.В. и его близких родственников, в том числе находящихся на его иждивении, а также наличие звания почетного гражданина Семеновского района Нижегородской области, почетного строителя России, наличие почетного знака «Строительная слава».

Маркеев Р.С. по месту жительства участковым оперуполномоченным характеризуется положительно, по месту работы характеризуется положительно, на учете у врача-психиатра, у врача-нарколога не состоит.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Маркеева Р.С., суд признает в силу ч.2 ст.61 УК РФ положительные характеристики с места жительства, места работы, состояние здоровья Маркеева Р.С. и его близких родственников, в том числе находящихся на его иждивении, наличие благодарственных писем, ведомственных наград.

Воронин Е.Е. по месту жительства участковым уполномоченным характеризуется положительно по месту работы в ООО СТК «Автокласс-Мастер» характеризуется положительно на учете у врача-психиатра, у врача-нарколога не состоит, имеет удостоверение ветерана боевых действий.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Воронина Е.Е., суд признает в силу ч.2 ст.61 УК РФ положительные характеристики с места жительства, места работы, состояние здоровья Воронина Е.Е. и его близких родственников, в том числе находящихся на его иждивении, участие в боевых действиях, наличие государственных наград, благодарственных писем.

С учетом вышеприведенных данных о личности подсудимых, учитывая в то же время характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, суд приходит к выводу, что наказание подсудимым Сорокину О.В., Маркееву Р.С., Воронину Е.Е., каждому, должно быть назначено в виде лишения свободы. Оснований для назначения более мягкого вида наказания подсудимым суд не усматривает, поскольку, по мнению суда, такое наказание не обеспечит его целей предусмотренных ст.43 УК РФ, а именно исправление осужденных и восстановление социальной справедливости. Оснований для применения к Сорокину О.В., Маркееву Р.С., Воронину Е.Е., каждому, правил ст.73 УК РФ, то есть условного осуждения не имеется. Оснований для применения к подсудимым правил ст.64 УК РФ не имеется, поскольку совокупность смягчающих их наказание обстоятельств - исключительной судом не признается.

При этом положения ч.1 ст.62 УК РФ в отношении Сорокина О.В., Маркеева Р.С., Воронина Е.Е., судом не применяются ввиду отсутствия смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ.

Оснований для назначения дополнительного наказания в виде ограничения свободы Маркееву Р.С. по п.п. «а», «в» ч.2 ст.126 УК РФ, в редакции Федерального закона oт 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ, Сорокину О.В. по ч. 5 ст. 33, п.п. «а», «в» ч.2 ст. 126 УК РФ, в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ, Воронину Е.Е. по ч. 3 ст. 33, п.п. «а», «в» ч.2 ст. 126 УК РФ, в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ, с учетом времени совершения преступления не имеется, поскольку этот вид дополнительного наказания в указанную норму введен Федеральные законом от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ.

Кроме того, учитывая, что подсудимый Сорокин О.В. при совершении преступления, предусмотренного ч.6 ст.290 УК РФ, в редакции Федерального закона от 03 июля 2016 года № 324-ФЗ, преследовал корыстную цель, а также его материальное положение, суд считает необходимым назначить ему дополнительное наказание в виде штрафа.

Санкция ч.3 ст.286 УК РФ предусматривает дополнительное наказание в виде лишения нрава занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Суд также учитывает, что санкция ч.6 ст.290 УК РФ, в редакции Федерального закона от 04 мая 2011 № 97-ФЗ, а также ч.2 ст. 126 УК РФ, в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ, напрямую не предусматривают возможность назначения осужденному дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью наряду с назначением основного наказания в виде лишения свободы.

Однако, согласно ч.3 ст.47 УК РФ, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может назначаться в качестве дополнительного вида наказания и в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве наказания за соответствующее преступление, если с учетом характера и степени общественной , опасности совершенного преступления и личности виновного суд признает невозможным сохранение за ним права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

С учетом характера совершенного Сорокиным О.В. преступления, посягающего на интересы государственной власти и службы, а также опасности и тяжести совершенного преступления, обстоятельств его совершения, суд признает невозможным сохранение за Сорокиным О.В. права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях.

С учетом конкретных обстоятельств дела, вышеуказанных обстоятельств совершения преступлений Ворониным Е.Е., Маркеевым Р.С. против свободы, чести и достоинства личности, а также против интересов государственной службы в статусе сотрудников внутренних дел, суд считает необходимым в силу ст. 47 УК РФ назначить Воронину Е.Е., Маркееву Р.С. за каждое из совершенных ими преступлений, дополнительное наказание в виде лишения права занимать на государственной службе в органах МВД должности, связанные с осуществлением функций представителя власти и организационно-распорядительных полномочий.

Согласно ст. 48 УК РФ, п. 14 ч. 1 ст. 299 УПК при осуждении за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления с учетом личности виновного суд может лишить его специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград.

Учитывая обстоятельства совершенных преступлений, данные о личности Воронина Е.Е., Маркеева Р.С., наличие смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств, суд не находит оснований для назначения им дополнительного наказания в виде лишения специального звания полковник полиции и подполковник полиции соответственно.

Согласно п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения тяжкого преступления истекло десять лет. Преступление, предусмотренное ч. 5 ст. 33, п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, совершенное Сорокиным О.В., предусмотренное п.п. «а», «б» ч.3 ст.286 УК РФ, совершенное Ворониным Е.Е., Маркеевым Р.С., относящееся к категории тяжких, совершено 27 апреля

2004 года. Таким образом, сроки давности привлечения Сорокина О.В., Воронина Е.Е., Маркеева Р.С. к уголовной ответственности, установленные вышеуказанной нормой, за данное преступление, к моменту вынесения приговора истекли. При этом подсудимые не скрывались от следствия и суда и оснований для приостановления течения сроков давности не имеется.

Учитывая, что Сорокин О.В., Воронин Е.Е., Маркеев Р.С. считают себя невиновными, но срок давности истек, суд считает необходимым вынести приговор с освобождением Сорокина О.В., Воронина Е.Е., Маркеева Р.С., каждого, от уголовной ответственности за данное преступление.

Правовых и фактических оснований для изменения категории преступлений, совершенных Сорокиным О.В., Ворониным Е.Е., Маркеевым Р.С., не имеется.

Вид исправительного учреждения каждому из подсудимых суд назначает исходя из положений ст. 58 УК РФ.

Потерпевшим Новоселовым А.В. заявлены исковые требования (т. 62 л.д.2-25, т. 74 л.д.184) о компенсации морального вреда, причиненного виновными в совершении преступления, в размере 1000000 рублей к Маркееву Р.С., в размере 2000000 рублей к Воронину Е.Е., в размере 5000000 рублей к Сорокину О.В..

Подсудимые - гражданские ответчики заявили возражения относительно заявленных потерпевшим Новоселовым А.В. требований.

Рассматривая, данный вопрос, руководствуясь положениями ст. 1101 ГК РФ, учитывая характер причиненных потерпевшему нравственных страданий, степени вины причинителей вреда, принимая во внимание имущественное положение подсудимых, их возраст, а также требования разумности и справедливости, суд считает необходимым удовлетворить исковые требования о компенсации морального вреда частично. Взыскать в пользу Новоселова А.В. с Сорокина О.В. - 1000000 рублей, с Воронина Е.Е. - 600000 рублей, с Маркеева Р.С. - 500000 рублей.

В целях обеспечения исполнения приговора по возмещению гражданского иска и исполнения наказания в виде штрафа, в соответствии с п. 11 ч. 1 ст. 299 УПК РФ суд считает необходимым обратить взыскание на арестованное имущество, принадлежащее Сорокину О.В., а именно:

  • денежные средства на общую сумму 20 607 958,66 руб. (т. 43, л.д. 251-253);
  • нежилое здание с кадастровым номером 52:18:0070019:16 площадью 1248 кв.м, расположенное по адресу: г. Нижний Новгород, Советский район, ул. Белинского, д. 61, с кадастровой стоимостью 41 000 000 руб.,
  • нежилое здание с кадастровым номером 52:18:0070019:19 площадью 5331,8 кв.м, расположенное по адресу: г. Нижний Новгород, Советский район, ул. Белинского, д. 61, с кадастровой стоимостью 41 313 079,07 руб.,
  • нежилое здание с кадастровым номером 52:18:0060028:76 площадью 1103,7 кв.м, расположенное по адресу: г. Нижний Новгород, Нижегородский район, ул. Ильинская, д.

1, с кадастровой стоимостью 45 400 000руб.,

  • нежилое помещение с кадастровым номером 52:18:0060137:559 площадью 255,3 кв.м, расположенное по адресу: г. Нижний Новгород, Нижегородский район, ул. Большая

Покровская, д. 63, пом. П9, с кадастровой стоимостью 2 325 783 руб.,

  • нежилое здание с кадастровым номером 52:18:0070019:17 площадью 10840,5 кв.м, расположенное по адресу: г. Нижний Новгород, Советский район, ул. Белинского, д. 61, с кадастровой стоимостью 354 000 000 руб., общей стоимостью 484 038 862,07 руб. (т. 74 л.д. 214-216).

В случае превышения стоимости арестованного имущества размера исковых требований и размера наказания в виде штрафа, часть арестованного имущей подлежит возврату законному владельцу.

Меру пресечения подсудимым Сорокину О.В., Воронину Е.Е., Маркееву Р.С. в виде содержания под стражей оставить прежней до вступления приговора в законную силу. Судьбу вещественных доказательств следует разрешить в соответствии со ст.81 РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 304-309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Признать Сорокина Олега Валентиновича виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.5 ст.33, п.п. «а», «б» ч.3 ст.286 УК РФ, ч.5 ст.33, п.п. «а», «в» ч.2 ст.126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ), ч.6 ст.290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03 июля 2016 года № 324-ФЗ) и назначить Сорокину Олегу Валентиновичу наказание:

-по ч.5 ст.33, п.п. «а», «б» ч.3 ст.286 УК РФ, виде лишения свободы на срок 04 (четыре) года,

применить п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ и на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освободить Сорокина Олега Валентиновича от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч.5 ст.33, п.п. «а», «б» ч.3 ст.286 УК РФ. в связи с истечением срока давности,

-по ч.5 ст.33, п.п. «а», «в» ч.2 ст.126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ) в виде лишения свободы на срок 05 (пять) лет,

- по ч.6 ст.290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03 июля 2016 года № 324- ФЗ) в виде лишения свободы на срок 09 (девять) лет со штрафом в размере пятнадцатикратной суммы взятки, то есть в размере 460 800 000 (четыреста шестьдесят миллионов восемьсот тысяч) рублей с применением ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением прав: занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях на срок 02 (два) года.

На основании ч. 3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.5 ст.33, п. «а», «в» ч.2 ст.126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ), ч.6 ст.290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03 июля 2016 гол № 324-ФЗ), путем частичного сложения наказаний окончательно Сорокину Олег Валентиновичу назначить 10 (десять) лет лишения свободы со штрафом в размере пятнадцатикратной суммы взятки, то есть в размере 460 800 000 (четыреста шестьдесят миллионов восемьсот тысяч) рублей, с применением ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя влачи, выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях на срок 02 (два) года с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения Сорокину О.В. в виде содержания под стражей оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания исчислять с 07 марта 2019 года, то есть с даты провозглашения приговора.

Зачесть в срок отбытия наказания время задержания Сорокина О.B. в порядке ст.ст.91, 92 УПК РФ и время содержания его под стражей - период с 19 декабря 2017 года до 07 марта 2019 года.

Признать Воронина Евгения Евгеньевича виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б», ч. 3ст. 286 УК РФ, ч.3 ст. 33 п.п. «а», «в» ч.2 ст.126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ)

и назначить Воронину Евгению Евгеньевичу наказание:

-по п.п. «а», «б»  ч.3 ст.286 УК РФ и виде лишения свободы на срок 04 (четыре) года 06 (шесть) месяцев с лишением права занимать должности на государственной службе в органах МВД, связанные е осуществлением функций представителя власти и организационно распорядительных полномочий на срок 02 (два) года,

 применить п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ и на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освободить Воронина Евгения Евгеньевича от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного п.п. «а», «б» ч.3 ст.286 УК РФ, в связи с истечением срока давности,

- по ч.3 ст.13, п.п. «а», «в» ч.2 ст.126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года №420-ФЗ) в виде лишения свободы на срок 05 (пять) лет 06 (шесть) месяцев с применением ч. 3 ст. 47 УК РФ, с лишением права занимать должности на государственной службе в органах МВД, связанные с осуществлением функций представителя власти и организационно-распорядительных полномочий на срок 02 (два) года с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии

строгого режима.

Меру пресечения Воронину Е.Е. в виде содержания под стражей оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания исчислять с 07 марта 2019 года, то есть с даты провозглашения приговора.

Зачесть в срок отбытия наказания время содержания Воронина Е.Е. под стражей — период с 05 марта 2018 года до 07 марта 2019 года.

 

Признать Маркеева Романа Сергеевича виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б» ч.3 ст.286 УК РФ, п.п. «а», «в» ч.2 ст.126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ)

 и назначить Маркееву Роману Сергеевичу наказание:

-по п.п. «а», «б» ч.3 ст.286 УК РФ в виде лишения свободы на срок 04 (четыре) года с лишением права занимать должности на государственной службе в органах МВД, связанные с осуществлением функций представителя власти и организационно-распорядительных полномочий на срок 02 (два) года,

применить п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ и на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освободить Маркеева Романа Сергеевича от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного п.п. «а», «б»  ч.3 ст.286 УК РФ, в связи с истечением срока давности.

-по п.п. «а», «в» ч.2 ст.126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ) в виде лишения свободы на срок 05 (пять) лет, е применением ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением права занимать должности на государственной службе в органах МВД, связанные с осуществлением функций представителя власти и организационно-распорядительных полномочий на срок 02 (два) года с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения Маркееву Р.С. в виде содержания под стражей оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания исчислять с 07 марта 2019 года, то есть с даты провозглашения приговора.

Зачесть и срок отбытия наказания время содержания Маркеева Р.С. под стражей — период с 05 марта 2018 года до 07 марта 2019 года.

Гражданский иск Новоселова А.В. удовлетворить частично. Взыскать в пользу Новоселова А.В. в счет компенсации морального вреда с Сорокина Олега Валентиновича - 1000000 (один миллион) рублей, с Воронина Евгения Евгеньевича - 600000 (шестьсот тысяч) рублей, с Маркеева Романа Сергеевича —500000 (пятьсот тысяч) рублей.

В целях обеспечения исполнения приговора по возмещению гражданского исполнения наказания в виде штрафа, обратить взыскание на арестованное имущество, принадлежащее Сорокину Олегу Валентиновичу, а именно:

  • денежные средства на общую сумму 20 607 958,66 руб.;
  • нежилое здание с кадастровым номером 52:18:0070019:16 площадью 1248 кв.м, расположенное по адресу: г. Нижний Новгород, Советский район, ул. Белинского, д.61, с кадастровой стоимостью 41 000 000 руб.,
  • нежилое здание с кадастровым номером 52:18:0070019:19 площадью 5331,8 кв.м, расположенное по адресу: г. Нижний Новгород, Советский район, ул. Белинского, д. 61, с кадастровой стоимостью 41 313 079,07 руб.,
  • нежилое здание с кадастровым номером 52:18:0060028:76 площадью 1103,7 кв.м, расположенное по адресу: г. Нижний Новгород, Нижегородский район, ул. Ильинская, д. 1, с кадастровой стоимостью 45 400 000 руб.,
  • нежилое помещение с кадастровым номером 52:18:0060137:559 площадью 255,3 кв.м, расположенное по адресу: г. Нижний Новгород, район Нижегородский, ул. Покровская, д. 63, пом. П9, с кадастровой стоимостью 2 325 783 руб.,
  • нежилое здание с кадастровым номером 52:18:0070019:17 площадью 10840,5кв.м, расположенное по адресу: г. Нижний Новгород, Советский район, ул. Белинского, д. 61, с кадастровой стоимостью 354 000 000 руб., общей стоимостью 484 038 862,07 руб.

В случае превышения стоимости арестованного имущества размера заявленных исковых требований и размера наказания в виде штрафа, часть арестованного имущества подлежит возврату законному владельцу.

Вещественные доказательства, предметы и документы, приобщенные к уголовному делу: DVD-R диски, жесткие диски, компакт диски, мобильные телефоны, диктофон марки Panasonic, а также микрокассеты, бумажный плакат формата А3 с рукописной записью и подписями Кондрашова и Сорокина о споре о дате открытия «Пирамида», видеокассеты,

технические устройства, смартфон, имеющей абонентский номер 89202533438, изъятый 19 декабря 2017 года в ходе обыска по месту жительства обвиняемого Сорокина 01. письменные документы, документы, представленные Нижегородским областным судом, документы в папках-скоросшивателях - в соответствии со ст. 81 УПК РФ хранить при уголовном деле.

Паспорт на макет массогабаритного ручного пулемета РПК74М на 16 листах бумаги с обложкой в виде книги; макет массогабаритный ручного пулемета РПК74М из металла и пластика черного цвета; ножи: с рукоятью черного цвета и тыльником в виде копыта, клинок из металла в чехле; с деревянной бордовой рукоятью и клинком с надписью muela Grizzly в чехле; с серой рукоятью и клинком из металла с надписью Kasumi в чехле; с рукоятью коричневого цвета с тыльником в виде волка и клинком из металла в чехле; с рукоятью из накладок кости и металлическим клинком с изображением осетра; с рукоятью из бересты коричневого цвета и клинком из металла с надписью 95x18; черная матерчатая сумка на замке типа «молния», внутри которой находятся: сертификат соответствия на списанное охолощенное оружие модели «ТТ-СХ» на 1 листе формата А4, паспорт на оружие списанное охолощенное модели «ТТ-СХ», с возможностью имитации выстрела на него патроном светозвукового действия калибра 10x31 на 5 листах; пять картонных коробок зеленого цвета, в каждой из которых содержится по 20 холостых патронов калибра 10x31 для имитации выстрела; патроны 12 калибра к гладкоствольному ружью в коробке с надписью Главпатрон в количестве 25 штук; патроны 12 калибра к гладкоствольному ружью в коробке с надписью СКМ «Охотничьи» Магнум зеленого цвета в количестве 10 штук; патроны 12 калибра к гладкоствольному ружью в 3 коробках с надписью Fioccy: №10 штук», № 2-9 штук, № 3-8 штук; патроны калибра 22 WMK производителя Sellier Bellot и 4 коробках: № 1 - 50 штук, № 2 - 50 штук, № 3 - 50 штук, № 4 - 14 штук; патроны калибра 22 WMK производителя RWS в 2 коробках; № 1 - 13 штук, № 2 - 50 штук; патроны марки Ceko калибра 300 Win Mag в количестве 15 штук; две кассеты из черного пластика, каждая из которых содержит по 5 патронов марки Norma калибра 300 Win Mag; восемь серых картонных коробок, каждая из которых содержит по 20 патронов марки Norma калибра 300 Win Mag; чехол из комбинированного покроя зеленой кожи и ткани с эмблемой Хольстер, внутри которого находятся карабин Blaser R 8 калибр 300 Win Mag № RA069533 с прицелом ZEISS Victory V 8. На ствольной коробке имеется маркировка R/069533 передать в ГУМВД России по Нижегородской области.

Документы на имя Сорокина О.В.: удостоверение № 022 от 08 сентября 2008 года председателя постоянной комиссии по развитию города, строительству и архитектуре, удостоверение № 22 от 15 ноября 2005 года, депутата городской думы г. Н.Новгорода, удостоверение № 27 от 29 августа 07 года, почетного гражданина Семеновского района Нижегородской области, удостоверение № 17677 от 01 августа 2006 года почетного строителя России, удостоверение № 1848 от 04 июня 2008 года о награждении почетным знаком «Строительная слава», заграничный паспорт 60 64 28273 от 11 марта 2004 года, удостоверение Б/Н о регистрации кандидатом в депутаты городской думы г.Н.Новгорода от 15 сентября 2005 года, удостоверение Б/Н депутата городской думы г.Н.Новгорода от 16 октября 2005 года, удостоверение № 14 о регистрации кандидатом в депутаты городской думы г.Н.Новгорода от 28 августа 2010 года - возвратить Сорокину О.В. по принадлежности.

Приговор может быть обжалован в Нижегородский областной суд через Нижегородский районный суд г.Н.Новгорода в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденными, содержащимися под стражей - в тот же срок со дня вручения копии приговора.

В случае подачи апелляционной жалобы, осужденные вправе ходатайствовать о своем участии при рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Осужденные вправе поручать осуществление своей защиты избранным ими защитникам либо ходатайствовать перед судом о назначении защитников. 

Судья Е.Н.Кислиденко

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Нижний Новгород                                                                                             12 апреля 2019 года

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе: председательствующего судьи Скляровой Т.Л., судей Ярошенко О.Н. и Трофимова Н.В.,

 с участием прокуроров Гребешева М.С. и Волошина В.М.,

потерпевшего Новоселова А.В. и его представителя — адвоката Серебряной Т.В.,

 осужденного Сорокина О.В., его защитников - адвокатов Бурмистрова М.В., Артемьева Д.В., Нагорного И.Е., Богдана В.И. и Кравченко Д.В., осужденного Воронина Е.Е., его защитников - адвокатов Платовой Н.Г. и Юдина А.И.,

 осужденного Маркеева Р.С., его защитников - адвокатов Каталымовой И. А. и Бастракова А. В.,

при секретаре судебного заседания Гордееве А.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании суда апелляционной инстанции уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Шкаредной Е.Д., апелляционным жалобам и дополнениям адвокатов Бурмистрова М.В., Лебедева С.Ю., Артемьева Д.В., Нагорного И.Е., Богдана В.И., Платовой Н.Г., Юдина А.И., Коптелова К.Е., Бастракова А.В., Каталымовой И.А., Кравченко Д.В., осужденных Сорокина О.В., Воронина Е.Е. и Маркеева Р.С., с возражениями адвокатов Бурмистрова М.В. и Богдана В.И. на апелляционное представление государственного обвинителя Шкаредной Е.Д., с возражениями осужденного Маркеева Р.С. на апелляционные жалобы адвокатов Коптелова К.Е. и Каталымовой И.А., на приговор Нижегородского районного суда г. Нижний Новгород от 07 марта 2019 года, которым

Сорокин Олег Валентинович

осужден:

- по ч.5 ст.ЗЗ, п.п.«а,б» ч.З ст.286 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 04 (четыре) года, с применением п.«в» ч.1 ст.78 УК РФ и на основании п.3 ч. 1 ст.24 УПК РФ освобожден от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности;

- по ч.5 ст.ЗЗ, п.п.«а,в» ч.2 ст.126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ) к наказанию в виде лишения свободы на срок 05 (пять) лет;

- по ч.6 ст.290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03 июля 2016 года № 324-ФЗ) к наказанию в виде лишения свободы на срок 09 (девять) лет со штрафом в размере пятнадцатикратной суммы взятки, то есть в размере 460 800 000 (четыреста шестьдесят миллионов восемьсот тысяч) рублей с применением ч.3 ст.47 УК РФ с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях на срок 02 (два) года.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.5 ст.33, п.«а,в» ч.2 ст.126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ), ч.6 ст.290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03 июля 2016 года № 324-ФЗ), путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 (десять) лет лишения свободы со штрафом в размере пятнадцатикратной суммы взятки, то есть в размере 460 800 000 (четыреста шестьдесят миллионов восемьсот тысяч) рублей, с применением ч.3 ст.47 УК РФ с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях на срок 02 (два) года с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения Сорокину О.В. в виде содержания под стражей оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания исчислен с 07 марта 2019 года, то есть с даты провозглашения приговора.

Зачтено в срок отбытия наказания время задержания Сорокина О.В. в порядке ст.ст.91, 92 УПК РФ и время содержания его под стражей - период с 19 декабря 2017 года до 07 марта 2019 года.

Воронин Евгений Евгеньевич

осужден:

  • по п.п.«а,б» ч.3 ст.286 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 04 (четыре) года 06 (шесть) месяцев с лишением права занимать должности на государственной службе в органах МВД, связанные осуществлением функций представителя власти и организационно-распорядительных полномочий на срок 02 (два) года с применением п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ и на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ освобожден от уголовной ответственности за совершение преступления в связи с истечением срока давности;
  • по ч.3 ст.33, п.п.«а,в» ч.2 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ) к наказанию в виде лишения свободы на срок 05 (пять) лет 06 (шесть) месяцев с применением ч.3 ст.47 УК РФ, с лишением права занимать должности на государственной службе в органах МВД, связанные с осуществлением функций представителя власти и организационно-распорядительных полномочий на срок 02 (два) года с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения Воронину Е.Е. в виде содержания под стражей оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания исчислен с 07 марта 2019 года, то есть с даты провозглашения приговора.

Зачтено в срок отбытия наказания время содержания Воронина Е.Е. под стражей - период с 05 марта 2018 года до 07 марта 2019 года.

Маркеев Роман Сергеевич,

осужден:

- по п.п.«а,б» ч.3 ст.286 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 04 (четыре) года с лишением права занимать должности на государственной службе в органах МВД, связанные с осуществлением функций представителя власти и организационно-распорядительных полномочий на срок 02 (два) года с применением п. «в» ч.1 ст.78 УК РФ и на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ освобожден от уголовной ответственности за совершение преступления в связи с истечением срока давности;

- по п.п.«а,в» ч.2 ст.126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ) к наказанию в виде лишения свободы на срок 05 (пять) лет, с применением ч.3 ст.47 УК РФ с лишением права занимать должности на государственной службе в органах МВД, связанные с осуществлением функций представителя власти и организационно-распорядительных полномочий на срок 02 (два) года с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения Маркееву Р.С. в виде содержания под стражей оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания исчислен с 07 марта 2019 года, то есть с даты провозглашения приговора.

Зачтено в срок отбытия наказания время содержания Маркеева Р.С. под стражей - период с 05 марта 2018 года до 07 марта 2019 года.

Гражданский иск Новоселова А.В. удовлетворен частично. Взыскано в пользу Новоселова А.В. в счет компенсации морального вреда с Сорокина Олега Валентиновича - 1000000 (один миллион) рублей, с Воронина Евгения Евгеньевича - 600000 (шестьсот тысяч) рублей, с Маркеева Романа Сергеевича - 500000 (пятьсот тысяч) рублей. В целях обеспечения исполнения приговора по возмещению гражданского иска и исполнения наказания в виде штрафа, обращено взыскание на арестованное имущество, принадлежащее Сорокину Олегу Валентиновичу, а именно:

  • денежные средства на общую сумму 20 607 958,66 руб.;
  • нежилое здание с кадастровым номером 52:18:0070019:16 площадью 1248 кв.м, расположенное по адресу: г. Нижний Новгород, Советский район, ул. Белинского, д. 61, с кадастровой стоимостью 41 000 000 руб.,
  • нежилое здание с кадастровым номером 52:18:0070019:19 площадью 5331,8 кв.м, расположенное по адресу: г. Нижний Новгород, Советский район, ул. Белинского, д. 61, с кадастровой стоимостью 41 313 079,07 руб.,
  • нежилое здание с кадастровым номером 52:18:0060028:76 площадью 1103,7 кв.м, расположенное по адресу: г. Нижний Новгород, Нижегородский район, ул. Ильинская, д. 1, с кадастровой стоимостью 45 400 000 руб.,
  • нежилое помещение с кадастровым номером 52:18:0060137:559 площадью 255,3 кв.м, расположенное по адресу: г. Нижний Новгород, район Нижегородский, ул. Большая Покровская, д. 63, пом. П9, с кадастровой стоимостью 2 325 783 руб.,
  • нежилое здание с кадастровым номером 52:18:0070019:17 площадью 10840,5 кв.м, расположенное по адресу: г. Нижний Новгород, Советский район, ул. Белинского, д. 61, с кадастровой стоимостью 354 000 000 руб., общей стоимостью 484 038 862,07 руб.

Судьба вещественных доказательств судом разрешена.

Заслушав доклад судьи Трофимова Н.В., выслушав мнение сторон, судебная коллегия

 

установила:

 

Сорокин признан виновными и осужден за пособничество в похищении человека группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для здоровья; пособничество совершению должностными лицами действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, совершенных с применением насилия и с угрозой его применения, с применением специальных средств, а также за получение должностным лицом взятки лично в виде незаконного оказания ему услуг имущественного характера» за общее покровительство и попустительство по службе, совершенное в особо крупном размере.

Воронин признан виновным и осужден за организацию похищения человека группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для здоровья, а также за совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, совершенных с применением насилия и с угрозой его применения, с применением специальных средств.

Маркеев признан виновным и осужден за похищение человека группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для здоровья, а также за совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, совершенных с применением насилия и с угрозой его применения, с применением специальных средств.

Данные преступления совершены при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Сорокин, Воронин и Маркеев свою вину в совершении преступлений не признали полностью.

В апелляционном              представлении государственный обвинитель Шкаредная просит приговор суда изменить в связи с неправильным применением уголовного закона и его несправедливостью вследствие чрезмерной мягкости, предлагая назначить Сорокину окончательное наказание по совокупности преступлений в виде 12 лет лишения свободы со штрафом в размере 15-кратной суммы взятки с дополнительным наказанием, назначенным судом первой инстанции, поскольку назначенное судом основное наказание не соответствует тяжести преступления и личности осужденного.

В апелляционной жалобе адвоката Бурмистрова и в дополнениях к ней в защиту Сорокина содержится просьба об отмене приговоры и вынесении оправдательного приговора, указывая на нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при рассмотрении уголовного дела. Адвокат, приводя хронологию событий и цитируя действия суда первой инстанции считает, что к таковым относятся то, что:

- суд, вопреки предписаниям ст.ст.47,53 УПК РФ, не обеспечил условий, чтобы подсудимый Сорокин и другие подсудимые имели свидания со своими защитниками на условиях конфиденциальности;

- суд также не обеспечил в нарушение положений ст.ст. 16,47 УПК РФ условий, в рамках которых Сорокин в полном объеме мог бы воспользоваться своим правом на защиту, т.к. график судебного разбирательства фактически исключал для него разумно необходимое время самостоятельно подготовиться к защите и лишал его права на отдых;

- Сорокин в нарушение п. 12 ст.47 УПК РФ не был ознакомлен в полном объеме с материалами уголовного дела, а именно со всеми вещественными доказательствами, а заявления адвокатов об ознакомлении с материалами уголовного дела судом игнорировались;

- суд, вопреки предписаниям ст.16 УПК РФ, по надуманным основаниям создал неразумные временные ограничения по предоставлению Сорокиным и его

защитниками своих доказательств;

- суд, вопреки предписаниям п.4 ст.271 УПК РФ отказался допрашивать многочисленных свидетелей, которые явились в суд по инициативе защитников Сорокина;

- суд, вопреки предписаниям ст.16 УПК РФ, не позволил защите Сорокина огласить в порядке ст.285 УПК РФ ни одного документа, хотя защитники Сорокина просили огласить более 1500 документов, которые находились в материалах уголовного дела;

- суд, в нарушение ст. 6 УПК РФ, по надуманным основаниям отказался

содействовать защите Сорокина в вызове в суд более 30 свидетелей;

- суд, игнорируя предписания ст.16 УПК РФ, лишил защиту Сорокина возможности на стадии предоставления доказательств исследовать вещественные доказательства;

- суд по надуманным основаниям не приобщил к материалам уголовного дела многочисленные заключения специалистов, которые защита Сорокина получила на основании предписаний ст.6.1 Закона об адвокатской деятельности, ч.2 ст.53, ч.3 ст.86 УПК РФ;

- суд, вопреки предписаниям п.2 ст.50 Конституции Российской Федерации, ст.75 УПК РФ, отклонил многочисленные обоснованные ходатайства защиты Сорокина о признании ряда доказательств недопустимыми;

- суд, вопреки предписаниям ст.16 УПК РФ, отказал защите Сорокина в проведении различных экспертиз;

- в ходе допросов потерпевшего и свидетелей суд периодически необоснованно снимал вопросы защиты Сорокина, которые имели важное значение для защиты Сорокина;

- суд нарушил предписания ч.3 п.3 ст.31 УПК РФ и рассмотрел уголовное дело, в материалах которого содержались сведения, составляющие государственную тайну, хотя рассмотрение подобных уголовных дел относится к компетенции областного суда;

- суд, вопреки предписаниям ст.73 УПК РФ, искусственно исключил из обстоятельств, подлежащих доказыванию, те обстоятельства, которые инкриминировались Сорокину в вину;

- сторона защиты в ходе судебного разбирательства в нарушение ст.271 УПК РФ зачастую была лишена возможности своевременно заявлять ходатайства;

- суд, нарушая предписания ст.65 УПК РФ, неоднократно не рассматривал заявления об отводе, которые ему заявлялись;

- суд игнорировал все возражения на действия председательствующего, которые защитой Сорокина заявлялись на основании п.3 ст.243 УПК РФ;

- суд проводил судебные заседания несмотря на то, что подсудимые порой по состоянию здоровья не могли участвовать в судебных заседаниях, в результате чего подсудимые фактически были лишены возможности самостоятельно осуществлять свою защиту;

  • вопреки предписаниям ст.53 УПК РФ, вновь вступившие в дело защитники были лишены возможности знакомиться с материалами уголовного дела;
  • в нарушение ст.ст. 47, 53 УПК РФ вновь вступившие в дело защитники и их подзащитные были               лишены        возможности встретиться в условиях конфиденциальности;
  • суд, игнорируя предписания ч.3 ст.50 УПК РФ, навязал некоторым подсудимым адвокатов по назначению, хотя у данных подсудимых имелись адвокаты по соглашению;
  • председательствующий до рассмотрения уголовного дела по существу, рассматривая вопрос о продлении срока содержания под стражей Маркеева и Воронина, высказал в своем процессуальном решении мнение об их виновности в совершении инкриминируемых им деяний;
  • суд не предоставил возможность Сорокину подготовиться к судебным прениям;
  • не все участники процесса надлежащим образом были уведомлены о дате проведения судебных прений.

Также адвокат Бурмистров в жалобе указывает, что выводы суда о доказанности вины Сорокина не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а именно то, что Сорокин не знал о том, каким образом Новоселов будет вывезен в лес, Сорокин, не присутствовал, когда Новоселова 27 апреля 2004 года на площади Свободы помещали в автомобиль, что, по мнению защитника, свидетельствует о том, что имел место эксцесс исполнителя, а Сорокин не может нести ответственность за действия третьих лиц, которые и принимали решение о принудительном доставлении Новоселова в лесной массив на автомобиле, принадлежащем Сорокину, поскольку предоставление автомобиля в распоряжение работников милиции было в связи с официальным обращением начальника криминальной милиции ГУВД по Нижегородской области и не охватывалось умыслом Сорокина, связанным с похищением Новоселова, так как из содержания названного обращения неясно какое будет проводиться мероприятие и с какой целью будет использован автомобиль, а сам Сорокин не знал каким образом будет доставляться Новоселов в лесной массив.

Не согласен адвокат Бурмистров и с выводами суда о том, что Сорокин в полной мере осознавал, что сотрудники милиции действуют незаконно, превышая свои должностные полномочия, и при этом сам способствовал им в этом, проводя допрос и применяя насилие к потерпевшему, считая их надуманными.

Адвокат Бурмистров, ссылаясь на постановление Европейского суда по правам человека от 28 ноября 2013 года указывает на то, что проводился именно оперативный эксперимент, сам Новоселов был в него вовлечен и находился под контролем должностных лиц регионального МВД РФ, а Сорокин выполнял как законопослушный гражданин, придерживаясь принципа доверия к органам власти, исполняя обязанность помогать, сотрудничать и исполнять требования органов милиции, которые к тому же обладали полномочиями использовать в своей работе транспортные средства граждан.

Приводя собственный анализ доказательств, Бурмистров делает вывод, что у сотрудников внутренних дел, проводивших по его мнению оперативный эксперимент, было целью не похищение Новоселова, а проведение с ним беседы.

Адвокат Бурмистров обращает внимание, что показания Новоселова, относительно написания показаний в ходе проводимого по его мнению оперативного эксперимента, носят противоречивый характер, включающий в себя то, что Новоселов утверждал, что показания писал под диктовку Сорокина и других лиц, а из видеозаписи усматривается, что ему никто ничего не диктовал.

Бурмистров в жалобе констатирует, что судом необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства об исследовании протокола осмотра аудиозаписи (т.50 л.д. 1-12), проведенной 30 мая 2004 года, заключения судебной психологической экспертизы (т.58 л.д.122-135), свидетельствующий по его мнению об обвинительном уклоне.

Наличие замечаний в заключениях судебно-медицинских экспертиз, положенных в основу приговора, Бурмистров обосновывает показаниями специалистов Самищенко и Толстолуцкого, допрошенных судом первой инстанции, что, по мнению адвоката, свидетельствует о порочности заключений эксперта № 4336-Д и №9-ДОП и толковании сомнений в пользу Сорокина.

Бурмистров полагает, что приговор содержит противоречивые выводы относительно того, предлагал ли в действительности Маркеев на остановке общественного транспорта Новоселову проследовать в автомобиль, демонстрировал ли Сорокин топор Новоселову, была ли одежда Новоселова испачкана и имелись ли у него телесные повреждения во время или после проведенного оперативного эксперимента.

Бурмистров также считает нарушением, что суд первой инстанции не стал исследовать доказательства защиты, в частности, приговор в отношении Новоселова от 21 января 2008 года и его показания, данные 29 апреля, 5, 6, 12 мая 2014 года.

Бурмистров также отмечает в жалобе, что суд пришел к ошибочному выводу, что Сорокин был наделен административно-властными полномочиями в сфере пользования и распоряжения муниципальной собственностью, земельного, градостроительного и иного законодательства как глава города, поскольку Сорокин, по сути, являлся главой законодательного органа местного самоуправления и не был наделен правами принимать решения по вопросам осуществления предпринимательской деятельности, выдачи разрешений и лицензий, необходимых для осуществления предпринимательской деятельности, пользования и распоряжения муниципальной собственностью, по земельным и градостроительным вопросам; не имел полномочий давать главе администрации города и руководителям её подразделений обязательные для выполнения указания для совершения действий по названным вопросам; не был наделен правом изменять или отменять нормативные и иные правовые акты Городской думы, правовые акты администрации города, а также правовые акты должностных лиц местного самоуправления, что свидетельствует о том, что Сорокин не мог осуществлять в интересах Садекова общее покровительство и попустительство по службе в решении не входящих в его, Сорокина, компетенцию вышеуказанных вопросов.

Не установлено, по мнению Бурмистрова, просил ли Сорокин Садекова о совершении каких-либо действий в его, Сорокина, интересах или в интересах каких-либо компаний и заинтересован ли был Сорокин в деятельности ООО «Инградстрой». Не дано объективной оценки показаниям свидетелей, в частности Долинина, и документам, подтверждающих цели создания компании.

Бурмистров указывает, что суд пришел к ошибочному выводу о том, что Садеков в интересах Сорокина передал денежные средства в качестве коммерческого подкупа руководству ЗАО «Вектрон», поскольку оно не осуществляло реальную хозяйственную деятельность и не могло отозвать жалобы после 27 ноября 2012 года в связи с их рассмотрением, а показания свидетелей Хана и Садекова не могли быть положены в основу обвинительного приговора в связи с их противоречивостью.

Бурмистров делает вывод, что суд не принял во внимание заключение специалиста Галяшиной, которое разрушает обвинение в получении взятки.

Адвокат Бурмистров направил также свои возражения на апелляционное представление государственного обвинителя Шкаредной Е.Д., указав в нем аналогичные доводы, изложенные в своей апелляционной жалобе, с просьбой об оставлении апелляционного представления без удовлетворения и вынесении оправдательного приговора.

В апелляционной жалобе осужденного Сорокина содержаться доводы, буквально совпадающие с доводами, изложенными в апелляционной жалобе защитника адвоката Бурмистрова. По аналогичным основаниям осужденный просит приговор суда отменить и вынести оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе адвокат Лебедев в защиту Сорокина считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым и подлежащим отмене, а уголовное дело направлению на новое судебное разбирательство в ином составе суда с учетом правил о подсудности дел, содержащих сведения о государственной тайне, усматривая многочисленные существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона и несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, в том числе основанных на недопустимых доказательствах. Просит также отменить приговор и вынести оправдательный приговор.

Лебедев полагает, что сторона защиты умышленно была поставлена в условия ограничения доступа к справедливому судебному разбирательству путём стеснения и ограничения состязательности и равноправия сторон и нарушения права на защиту, указывая, что он и его подзащитный не имели разумного срока ознакомления с материалами уголовного дела и с вещественными доказательствами, не имели возможности предъявления доказательств защиты и участия в их исследовании, не имели возможности подготовки к судебным заседаниям в нормальных условиях.

Адвокат считает, что Сорокин на законных основаниях участвовал в качестве привлеченного лица в оперативном эксперименте и выполнял отведенную ему роль. В доставлении Новоселова к месту эксперимента он лично не участвовал и не мог знать об обстоятельствах доставления. Новоселов и Сорокин находились под контролем государства, а сам Сорокин в порядке добровольной и безвозмездной помощи оказывал содействие органам, осуществляющим оперативно розыскную деятельность путем предоставления автомобиля, выполняя роль согласно разработанной легенды и плана оперативного эксперимента, составляющего государственную тайну, в связи с чем, уголовное дело должно быть рассмотрено в Нижегородском областном суде.

Кроме того, Лебедев указывает, что Новоселов давал непоследовательные показания, противоречащие показаниям Сгибнева, Молькова и Авдеева, а также другим исследованным в судебном заседании доказательствам, в частности, видеозаписи оперативного эксперимента, суд первой инстанции не дал указанным обстоятельствам должной оценки, что привело к незаконному осуждению Сорокина по ст. 126 и 286 УК РФ.

Защитник считает, что суд не в полной мере учел обстоятельства взаимоотношений Сорокина и Чегодаева по эпизоду по ст. 290 УК РФ и участие в этом эпизоде Садекова, что также привело к незаконному осуждению Сорокина.

В апелляционной жалобе и в дополнении к ней адвокат Артемьев в защиту Сорокина считает приговор подлежащим отмене, поскольку выводы суда, изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона и неправильно применены нормы уголовного закона.

К таковым нарушениям, по мнению Артемьева, относятся обстоятельства того, что:

  • в результате установленного судом графика работы у Сорокина отсутствовала возможность самостоятельной подготовки к судебным заседаниям, к его допросу и прениям;
  • отсутствовала возможность на конфиденциальные встречи со своими защитниками, в том числе перед его допросом и стадией прений;
  • Сорокин не был ознакомлен с материалами уголовного дела в полном объеме и ему не было предоставлено время для подготовки к судебным прениям;

- защита Сорокина была необоснованно ограничена во времени предоставления доказательств;

  • защите было отказано в исследовании и оглашении письменных материалов, содержащихся в материалах дела;

- защите было отказано в допросе явившихся свидетелей, в частности, Широкова, Шаронова, Глызина и Ануфриевой, а также в возможности вызвать и обеспечить явку прочих многочисленных свидетелей;

  • показания Садекова и Сорокина, приобщенные из уголовного обвинения по обвинения Садекова в совершении коммерческого подкупа и из уголовного

дела но факту покушения на Сорокина были оглашены лишь частично;

- судом необоснованно снимались вопросы стороны защиты, адресованные свидетелю обвинения под псевдонимом Шмелев;

  • не все защитники были уведомлены о судебных прениях;
  • судом проигнорированы обстоятельства, указывающие на провокационность действий Хана и Беспалова;
  • предъявленное обвинение Сорокину не отвечает требованиям, изложенным в ст. 171 УПК РФ, в части описания места, куда 27 апреля 2004 года был доставлен Новоселов в результате похищения;
  • судом не учтен вступивший в законную силу приговор Мещанского районного суда г. Москвы в отношении Садекова, которым установлены обстоятельства исключающие возможность привлечения Сорокина к уголовной ответственности по ст.290 УК РФ;
  • судом отказано в направлении запроса в Конституционный Суд РФ относительно применения редакции ст. 90 УПК РФ от 29 июня 2015 года № 191-ФЗ;
  • судом нарушены требования подсудности, поскольку в уголовном деле содержаться сведения, составляющие государственную тайну;
  • судом положены доказательства, полученные с нарушением закона, в частности, прослушивание телефонных переговоров Садекова и Беспалова, законность которых не подтверждена материалами уголовного дела;
  • судом незаконно оглашены и положены в основу обвинительного приговора показания Садекова, данные им в ходе предварительного следствия;
  • суд первой инстанции нарушил требования ст.16 УПК РФ, отказавшись запрашивать информацию, очевидно имеющую отношению к предмету доказывания по делу, которая могла бы подтвердить позицию стороны защиты;

- судом первой инстанции в вынесенном приговоре не дано оценки ряду важных доказательств защиты, в частности заключениям специалистов;

 - дана ненадлежащая оценка решения Европейского суда по правам человека по делу Новосёлов против Российской Федерации;

  • излишне вменена ст. 126 УК РФ вместе со ст. 286 УК РФ;
  • Сорокин не принимал участие по доставлению Новоселова к месту оперативного эксперимента, что свидетельствует о голословном выводе суда о совершении Сорокиным преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ;

- не основан на доказательствах вывод суда о получении Новоселовым телесных повреждений именно на месте оперативного эксперимента;

  • судом незаконно вменяется Сорокину получение взятки, предметом которой, выступает незаконное преступное действие;

- в полномочия Сорокина не входили те действия, совершить которые он по мнению суда должен был в интересах Садекова;

  • не основан на доказательствах вывод суда о заинтересованности Сорокина в 2012-201 3 годах в деятельности ООО «Инградстрой»;

-договоренности, которых Садеков пытался добиться с Ханом и Беспаловым существенно отличаются от предъявленного Сорокину обвинения;

  • не соответствуют фактическим обстоятельствам утверждение суда о том, что Садеков передал денежные средства Беспалову в размере 30 млн. рублей;
  • дана ненадлежащая оценка содержанию разговора между Сорокиным и Ханом, произошедшим 12 марта 2013 года;
  • суд проигнорировал обстоятельства, указывающие на монтаж видеозаписи встречи Сорокина и Садекова;
  • не соответствует фактическим обстоятельствам вывод суда об отсутствии каких-либо признаков провокации со стороны Беспалова и Хана;
  • суд не вправе был принять в приговоре решение об обращении взыскания на арестованное имущество Сорокина.

В апелляционной жалобе адвокат Нагорный в защиту Сорокина считает приговор незаконным и необоснованным, подлежащим отмене в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, в связи с чем, просит вынести оправдательный приговор, освободив Сорокина из-под стражи.            

Так, по мнению Нагорного:

  • уголовное дело рассмотрено в незаконном составе, поскольку оно подсудно Нижегородскому областному суду в связи с наличием в томе 65 документов, содержащих государственную тайну;
  • заявления об отводе председательствующему по делу были рассмотрены без удаления в совещательную комнату и без вынесения отдельного процессуального документа;
  • суд вышел за пределы предъявленного Сорокину обвинения по преступлению, предусмотренному ст.290 УК РФ, увеличив объем обвинения, тем самым нарушив право на защиту;
  • суд, в нарушение ч.4 ст.308 УПК РФ не указал в резолютивной части приговора реквизиты для уплаты штрафа;
  • суд должен был указать в резолютивной части приговора об оставлении ареста на имущество до уплаты им назначенного судом наказания и возмещения ущерба потерпевшему, в целях недопущения ограничения его прав на добровольную оплату штрафа.

В дополнительной апелляционной жалобе адвокат Нагорный указывает, что суду первой инстанции следовало принять решение о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения и постановления приговора, поскольку в обвинительном заключении, при описании в действиях Сорокина объективной стороны обвинения по ч.5 ст.33, п.п.«а,б» ч.3 ст.286 УК РФ, его автором не производилась оценка действий сотрудников милиции Воронина и Маркеева, в пособничестве котором обвиняется Сорокин, на предмет их соответствия секретным ведомственным приказам МВД РФ, непосредственно регулировавших их права и обязанности при проведении 27 апреля 2004 года ОРМ с гражданином Новоселовым. Судом также не была дана соответствующая оценка, а в судебном заседании они не были исследованы. Адвокат полагает, что в материалах содержатся сведения, составляющие государственную тайну, в связи с чем уголовное дело подлежало рассмотрению в Нижегородском областном суде.

Кроме того, автор жалобы указывает, что при принятии решения по эпизоду, квалифицированному по ч.3 ст.33, п.п. «а, в» ч.2 ст.126 УК РФ, суд вышел за пределы предъявленного Сорокину обвинения, а именно суд установил, что мотивом похищения являлось получение от Новоселова именно «нужных показаний», в этой связи указанный мотив существенно отличается от той цели, которую преследовали обвиняемые по мнению составителя обвинительного заключения. Также в обвинительном заключении в отличие от приговора, Воронин подготовил ряд документов, провел инструктаж с исполнителями проводимого ОРМ не для создания видимости законности мероприятия, а для реализации непосредственного задуманного плана, по реализации которого Новоселов должен был сообщить все известные ему сведения о покушении на Сорокина. В соответствии с обвинительным заключением, Сорокину предъявлено обвинение в пособничестве сотрудникам милиции в превышении должностных полномочий. Адвокат, приводя собственный анализ Постановления Пленума ВС РФ от 16 октября 2009 года №19 приходит к выводу, что в приговоре суд фактически установил, что в действиях подсудимых содержатся признаки такого преступления, как злоупотребление должностными полномочиями. Кроме того, в обвинительном заключении описание действий Воронина, Маркеева, Сорокина и иных неустановленных лиц, образующих объективную сторону преступления, и квалифицированных, как похищение человека, полностью совпадало с описанием их действий, квалифицированных, как превышение должностных полномочий, следовательно, по мнению автора обвинительного заключения, указанные действия как создающие совокупность преступлений, следовало квалифицировать одновременно по двум статьям УК РФ. Адвокат полагает, что суд существенно изменил предъявленное обвинение и сформулировал новое. Обращает внимание суда, что в описательно-мотивировочной части приговора, при описании совершения Сорокиным действий, квалифицированных, как пособничество в превышении должностных полномочий и похищение человека, в описании действий Сорокина, судом была допущена формулировка его действий, не соответствующая установленной судом впоследствии квалификации его действий.

 Автор жалобы полагает, что выводы суда о предварительном сговоре между Сорокиным и Ворониным и распределении ролей, способе применения насилия к Новоселову и иные обстоятельства, основаны лишь на показаниях потерпевшего, последовательность которых за прошедшие 14 лет ставилась под сомнение и являются противоречивыми. Отмечает, что судом достоверно не установлено, что имевшиеся у Новоселова телесные повреждения были причинены ему именно в ходе оперативно-розыскных мероприятий, а выводы суда в данной части являются предположительными. Обращает внимание, по его мнению на видеозаписи в ходе проведении оперативно-розыскных мероприятий в отношении Новоселова, последний самостоятельно без принуждения и в свободной форме излагает известные ему события на листе бумаги.

Кроме того, суд не дал оценку, что Сорокин был вовлечен сотрудниками милиции в участие в согласованном руководителем оперативно-розыскном мероприятии, полностью доверял их добросовестности и соответствию требованиям закона, а в ходе оперативно-розыскного мероприятия добросовестно исполнял их непосредственные указания. Полагает, что без оценки остались показания свидетеля Цыганова о том, что планирование подобного оперативно-розыскного мероприятия соответствовало требованиям законов РФ. Также считает, что суд не дал должной оценки заключениям и показаниям специалистов Толстолуцкого и Самищенко, которые подвергли обоснованной критике достоверность заключений судебно-медицинского эксперта Юрьева.

Адвокат указывает, что в обвинительном заключении объективная сторона вменяемого преступления по п.п. «а, в, г» ч. 2 ст.126 УК РФ, описана в обвинительном заключении идентично обвинению по ч.5 ст.33, п. «а,б» ч.З ст.286 УК РФ, при этом в ее описании фактически описывались действия, образующие объективную сторону преступления, связанного с превышением полномочий должностным лицом. В описательной части обвинения по ст.126 УК РФ не были изложены описания обстоятельств, подлежащих доказыванию. В этой связи суд в нарушении требований ст.252 УПК РФ, в приговоре существенно изменил обстоятельства относительно предъявленного Сорокину обвинения, в том числе, иным образом изложив в приговоре обвинение в части похищения человека, а также роль Сорокина, как соучастника преступления.

По мнению адвоката, по эпизоду получения взятки от гражданина Садекова уголовное дело также подлежало возврату прокурору. Автор жалобы анализируя предъявленное обвинение Сорокину и Постановление Пленума ВС РФ от 9 сентября 2013 года №24 приходит к выводу, что допущенная в описании объективной стороны обвинения неопределенность, не позволяла суду самостоятельно определить, какие действия в силу своих служебных полномочий должен был совершить взяткополучатель в пользу взяткодателя. Кроме того, оказание Садековым описанной в обвинительном заключении услуги Сорокину не может порождать у последнего права и юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом, как своим собственным.

Также обращает внимание, что по данному эпизоду имеется существенное отличие обстоятельств, установленных приговором суда от обстоятельств предъявленного обвинения, а именно то, что в первом случае услуга в виде передачи денежных средств представителям ЗАО «Вектрон» оказывалась за отзыв жалоб из органов ФАС России и искового заявления из Арбитражного суда Нижегородской области. Как следствие, признание действительными результатов проведенных торгов и заключенного по их итогам договора аренды земельных участков с ООО «Инградстрой», а во втором, наряду с требованием об отзыве жалоб из органов ФАС России и искового заявления из Арбитражного суда Нижегородской области, денежные средства представителям ЗАО «Вектрон» передавались и за отказ от намерения участвовать в данном аукционе и, как следствие, признание действительными результатов проведенных торгов и заключенного по их итогам договора аренды земельных участков с ООО «Инградстрой». Кроме того, суд установил иные обстоятельства совершения Сорокиным преступления, существенно отличающиеся от предъявленного ему обвинения, тем самым, увеличил фактический объем обвинения, нарушив, при этом право обвиняемого на защиту и вышел за рамки предъявленного обвинения при анализе содержания аудиозаписей телефонных переговоров, а также личных разговоров, стенограмм, которые имеются в материалах уголовного дела, в совокупности с иными материалами дела.

Автор жалобы считает, что в основу приговора суда положены доказательства, собранные с нарушением уголовно-процессуального закона. Полагает, что судом не предпринимались достаточные меры для вызова в судебное заседание свидетеля Садекова, полученная информация о его отказе явиться в суд не была проверена на предмет достоверности информации об отправителе, также суд не верно истолковал правовой статус Садекова, как гражданина иностранного государства, поскольку приобретение гражданином Российской Федерации иного гражданства не влечет за собой прекращение гражданства Российской Федерации. Однако, не смотря на возражения участников процесса, суд огласил по ходатайству государственного обвинителя показания Садекова и положил их в основу приговора вопреки требованиям уголовно — процессуального закона. При вынесении приговора судом не дано надлежащей оценки множеству обстоятельств, которые существенно могли повлиять на принятое судом решение. Не дано должной оценки последовательным показаниям подсудимых об обстоятельствах рассматриваемых событий, данных ими как в ходе предварительного расследования, так и в ходе судебного заседания. Адвокат обращает внимание, что в ходе судебного производства по уголовному делу, суд неоднократно принимал необоснованные решения об ограничении подсудимых и их защитников в реализации их правомочий, подсудимые длительное время находились в суде ежедневно, более 8 часов в день, были лишены возможности своевременно встречаться с защитниками и получать профессиональную юридическую помощь.

В апелляционной жалобе и в дополнениях к ней адвокат Богдан в защиту

Сорокина выражает несогласие с приговором, просит вынести по уголовному делу в отношении Сорокина оправдательный приговор, считая его незаконным, необоснованным и несправедливым, так как выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; судом первой инстанции были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона; судом первой инстанции неправильно был применен уголовный закон; приговор является несправедливым.

Допущенными судом существенными нарушениями уголовно-процессуального законодательства Богдан считает то, что:

  • уголовное дело было рассмотрено ненадлежащим судом в связи с имеющимися в уголовном деле сведениями, составляющими государственную

тайму, делая вывод, что Нижегородский районный суд г. Нижнего Новгорода не мог его рассматривать как суд первой инстанции;

  • уголовное дело было рассмотрено ненадлежащим составом суда, поскольку председательствующий по делу неоднократно незаконно и необоснованно снимал с рассмотрения заявления об его отводе;
  • нарушено право Сорокина на получение квалифицированной юридической помощи, поскольку суд установил график судебных заседаний с понедельника по пятницу, в связи с чем, Сорокин был лишен возможности встречаться со своими защитниками наедине и конфиденциально для получения юридической помощи;
  • Сорокин был лишен права защищать свои права и законные интересы и иметь достаточное время и возможность для подготовки к защите, поскольку проведение судебных заседаний каждый рабочий день на протяжении нескольких последних месяцев не позволяло Сорокину готовиться к очередным судебным заседаниям, формировать свою правовую позицию, а также получать юридические консультации от своих защитников для формирования своей правовой позиции, считая возможности получения Сорокиным юридической помощи от своих защитников в нерабочие дни в условиях следственного и юля гора нарушением его права на отдых;

К выводам суда, изложенным в приговоре, не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, адвокат Богдан относит вывод о виновности Сорокина в совершении преступлений, предусмотренных ч.5 ст.33, п.п.«а,б» ч.З ст.286 и п.п.«а,в» ч.2 ст.126 УК РФ, поскольку, по его мнению:

  • оперативный эксперимент в отношении Новоселова был организован и проведен в установленном порядке надлежащим образом уполномоченными должностными лицами органов внутренних дел, а при его проведении работники милиции не преследовали каких-либо незаконных целей;
  • Сорокин был законно привлечен для участия в оперативном эксперименте надлежащим образом уполномоченным сотрудником органа внутренних дел, в порядке, установленном законодательством об оперативно-розыскной деятельности, с оформлением необходимых документов;
  • Сорокин не выступал в качестве соучастника Воронина в совершении последним якобы противоправных действий;
  • Сорокин на законных основаниях предоставил принадлежащий ему автомобиль «Мерседес» для использования сотрудниками милиции при проведении оперативного эксперимента в отношении Новоселова;
  • не подтверждаются объективными обстоятельствами выводы суда о том, что при проведении оперативного эксперимента в отношении Новоселова применялось насилие;
  • заключения эксперта №4336-Д и №9-ДОП, составленные экспертом Юрьевым, являются недопустимыми доказательствами, поскольку противоречат исследованиям специалиста Самищенко, и не могли использоваться как доказательства виновности Сорокина;

- является незаконной и необоснованной позиция суда об отсутствии оснований для проведения повторной судебно-медицинской экспертизы в связи с недостаточной ясностью и полнотой заключений эксперта №4336-Д и №9-ДОП, составленных экспертом Юрьевым, в связи с тем, что эксперт вышел за пределы своей компетенции;

  • не соответствует фактическим обстоятельствам и исследованным доказательствам вывод суда о причастности Сорокина к похищению Новоселова, поскольку ему не было известно, для каких целей будет использован его автомобиль, он не имел никакого отношения к перемещению Новоселова к месту проведения оперативного эксперимента и ничего не было известно относительно того, кем и каким образом Новоселов будет доставлен к месту проведения оперативного эксперимента.

По мнению Богдана, выводы суда о виновности Сорокина в совершении преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 290 УК РФ не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, в связи с тем, что:

  • суд неправильно определил вопросы, относящиеся к компетенции Сорокина как главы города Нижнего Новгорода;
  • Сорокин не был наделен правами принимать решение по вопросам осуществления предпринимательской деятельности, выдачи разрешений и лицензий, необходимых для осуществления предпринимательской деятельности, пользования и распоряжения муниципальной собственностью по земельным и градостроительным вопросам;
  • Сорокин не имел полномочий давать главе администрации и руководителям подразделений администрации города обязательные для выполнения указания для совершения каких-либо действий по вопросам осуществления предпринимательской деятельности;
  • Сорокин не был наделен правами отменять или изменять правовые акты администрации города;
  • исследование специалиста Осадчего, составившего заключение по результатам лингвистического исследования от 25 декабря 2018 года №18-7/ил, в котором содержатся описания исследования, выводы и анализ аудиозаписи разговора в Каннах от 12 марта 2013 года, а также разговора в Нижнем Новгороде, судом не были приняты во внимание при вынесении приговора, что повлекло за собой вынесение незаконного и необоснованного приговора отношении Сорокина, а суд необоснованно не принял во внимание позицию защиты о том, что заключение эксперта №1715Э и заключение эксперта №347Э являются недопустимыми доказательствами;
  • ЗАО «Вектрон» никогда не вело реальную хозяйственную деятельность, что усматривается из заключения специалиста Каштанова №01/01-ФЭ/19 от 16 января 2019 года;
  • суд не установил все существенные обстоятельства по наличию задолженности Чегодаева перед Сорокиным, которые необходимо было принять во внимание при вынесении приговора по уголовному делу и которые подтверждают фактические обстоятельства, участниками которых были Сорокин и Чегодаев;
  • обжалование действий организатора аукциона в административном порядке и оспаривание результатов аукциона в судебном порядке было обусловлено не намерением защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть, по существу, со стороны ЗАО «Вектрон» имело место злоупотребление правом, однако данные обстоятельства не были учтены судом при вынесении приговора.

Также адвокат Богдан указывает, что суд первой инстанции неправомерно принял решение об обращении взыскания на арестованное имущество.

В своих возражениях адвокат Богдан считает, что представление государственного обвинителя не подлежит удовлетворению, а Сорокин подлежит оправданию.

В апелляционной жалобе и в дополнениях к ней адвокат Кравченко в защиту Сорокина считает приговор суда первой инстанции незаконным, необоснованным, поскольку изложенные в нем выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, при этом судом существенно нарушены нормы уголовно-процессуального закона и неправильно применен уголовный закон, противоречит конституционным и международным правовым принципам, устойчивой правоприменительной практике, сложившимся доктринальным подходам, в связи с чем подлежит отмене, а Сорокин - оправданию.

По мнению Кравченко суд первой инстанции допустил существенные нарушения уголовно-процессуального закона, исключившие справедливость судебного разбирательства, приведшие к лишению Сорокина и его защиты базовых конституционных прав и существенно повлиявших на итоговое решение по делу, выразившиеся:

  • в лишение права на ознакомление с материалами уголовного дела и вещественными доказательствами, поскольку судебное разбирательство было проведено без ознакомления Сорокина и его защитников, ранее не знакомившихся с соответствующими материалами, с существенной частью доказательств, в том числе всеми вещественными доказательствами и приложениями к протоколам следственных действий, не оглашенными в судебном заседании;
  • в лишении права на подготовку своей защиты и эффективную юридическую помощь, поскольку Сорокин не мог надлежащим образом готовиться к своей защите, иметь время для конфиденциальных встреч с адвокатами, иметь возможность взаимодействовать с адвокатами без допущения условий для чрезмерной усталости; иметь дополнительное время для подготовки своей защиты в случае существенных изменений в рамках судебного разбирательства и начала (особенно внезапного) важного этапа судопроизводства;
  • в нарушении условий и режима проведения судебных заседаний, исключающих возможность обвиняемого и его адвокатов проводить эффективную защиту по делу;
  • в системных нарушениях принципа состязательности и равенства сторон, права па судебную защиту, а также справедливости судебного разбирательства в ходе представления доказательств, поскольку отсутствовала реальная возможность стороны защиты представлять свои доказательства наравне с обвинением, выстраивать версию, стратегию и тактику защиты, допрашивать свидетелей и т.п, поскольку судом было установлено заведомо явно неадекватное и недостаточное время для представления доказательств с учетом объема дела, количества участников процесса, свидетелей и материалов дела;
  • в неправомерном отказе в вызове и допросе свидетелей Долинина и Кондакова и иных свидетелей, всего 55 человек, в том числе тех, явка которых была обеспечена, в частности свидетелей Глызина, Широкова, Соловьева, Шарона, Ануфриевой и Шишкина;
  • в необоснованном снятии важных вопросов потерпевшему Новоселову и свидетелям, в т.ч. Шмелеву и Хану, что лишило сторону защиты возможности задать ряд направленных на выявление соответствующих обстоятельств вопросов и повлекло за собой нарушение равенства процессуальных прав сторон;
  • в ограничении в праве обвиняемому и его защитникам заявлять ходатайства;
  • в нарушении права на выбор защитой тактики защиты и своевременное рассмотрение ходатайств и не рассмотрение каждого заявленного ходатайства отдельно непосредственно после его заявления и рассмотрения их впоследствии группами;
  • в произвольном отказе в исследовании письменных доказательств;
  • в давлении на участников процесса со стороны защиты.

Также адвокат Кравченко отмечает, что судом первой инстанции в приговоре сделаны многочисленные немотивированные суждения, имеющие принципиальное значение для дела, а также немотивированно проигнорирован целый ряд критически важных для дела доказательств, в частности, после просмотра видеозаписи оперативного эксперимента не дана мотивировка того, по какой причине очевидно видимые якобы имевшиеся у Новоселова телесные повреждения и загрязнения, не наблюдаемые на видеозаписи, игнорируются судом как доказательства ложности утверждений Новоселова; по каким основаниям суд доверяет выводам экспертов, но не доверяет выводам специалистов защиты, оспаривающих выводы экспертов, и почему именно заключения экспертов — в отличие от мнений специалистов - не вызывают у суда сомнений; немотивированно отвергнуты показания Сорокина о том, что топор он не демонстрировал, делая вывод, что судом не приводятся разумные и адекватные обоснования того, почему он принимает доказательства, якобы подтверждающие обвинение, в том числе очевидно сомнительные показания, оспоренные защитой с привлечением специалистов документы и т.п., но отвергает фактически все доказательства защиты и все доказательства в той части, в какой они свидетельствуют об отсутствии состава преступления.

Кравченко, ссылаясь на ст.281 УПК РФ и позиции Конституционного Суда РФ, также выражает несогласие с тем, что показания Садекова были оглашены, тем самым он и его подзащитный были лишены права допросить ключевого свидетеля, поскольку, по его мнению, уважительных причин неявки в судебное заседание Садековым представлено не было, а очная ставка Сорокина с Садековым была проведена с грубейшими нарушениями и до ознакомления стороны защиты с необходимыми для такого оспаривания доказательствами.

Кравченко также полагает, что весь эпизод по обвинению Сорокина в получении взятки противоречит вступившему в законную силу приговору Мещанского районного суда г. Москвы от 09 октября 2012 года в отношении

Садекова, поскольку на момент первоначального отказа в возбуждении уголовного дела в отношении Сорокина норма ст. 90 УПК РФ о преюдиции не содержала исключение о приговорах «в особом порядке», и то, что суд вышел за пределы предъявленного обвинения в вопросе определения объема вменяемого Сорокину покровительства и попустительства, аффилированности Сорокина к ООО «Инградстрой».

Кравченко также отмечает, что судом допущены существенные нарушения уголовного закона и, выражая общее несогласие с квалификацией действий Сорокина по ст. 290 УК РФ, указывает, что поскольку описание в приговоре предмета взятки и механизма сговора противоречат принципиальным основам российского уголовного права, установленное приговором суда покушение на коммерческий подкуп представителей ЗАО «Вектрон» в размере 1 млн долларов США, которое фактически вменяется Сорокину в качестве предмета взятки, уже само по себе ни при каких условиях, исходя из сложившейся судебной практики, не может быть признано взяткой в связи с отсутствием обязательных юридических признаков сговора на получение взятки и (или) достижения совместного осознания возможного в будущем покровительства и (или) попустительства со стороны Сорокина в пользу Садекова, а ЗАО «Вектрон» не имело никакого законного интереса на участие в аукционе.

Также Кравченко указывает, что суд первой инстанции не учел, что у Сорокина не было полномочий, в рамках которых возможно в принципе осуществить покровительство или попустительство по службе, вменяемые обвинением, поскольку полномочия главы города - председателя законодательного органа не относятся к разряду организационно­распорядительных функций, позволяющих принимать конкретные решения по выделению земельных участков и иные аналогичные решения для конкретных бизнес-структур и лиц, а сам по себе факт участия супруги Сорокина (и даже его знакомых) в уставном капитале организаций, давших заем ООО «Инградстрой», никаким образом не создает условий заинтересованности Сорокина, так как учредители не принимали решение по займам, а сам заем, был возвращен и отношения займа не дают прав владения или управления в отношении ООО «Инградстрой».

Анализируя теорию уголовного права, Кравченко делает вывод, что в рассматриваемом уголовном деле Сорокин в принципе не мог осознавать, что в ходе оперативно-розыскных мероприятий превышаются должностные полномочия сотрудниками милиции, сообщив, что не знал, ни куда он едет, ни при каких обстоятельствах он увидит Новоселова, что свидетельствует, по его мнению, что за пособничество в превышении должностных полномочий он не может нести уголовную ответственность ввиду отсутствия умысла на соучастие в совершении преступлении.

Раскрывая общие особенности состава преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, Кравченко приходит к выводу, что лицо, не принимавшее участия в захвате или перемещении, не может быть соисполнителем по ст. 126 УК РФ в силу отсутствия признаков объективной стороны соисполнительства в его деянии даже в случае его присутствия при уже до него удерживаемом потерпевшем.

Кроме этого, по мнению Краченко, видеокассета с записью оперативного эксперимента в отношении Новоселова является основным доказательством, из которой усматривается, что у Новоселова отсутствуют какие-либо повреждения, видимая часть одежды Новоселова не является помятой, не содержит загрязнений или повреждений, на его руках отсутствуют грязь и повреждения, равно как и круговые следы или борозды на запястьях.

В апелляционной жалобе адвоката Платовой в защиту Воронина содержится просьба об отмене приговора и вынесении оправдательного приговора по основаниям, предусмотренным п.п. 1-4 ст. 389.15 УПК РФ.

Платова, раскрывая обвинение, предъявленное Воронину и субъективную сторону преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, ссылаясь на практику Верховного Суда РФ и положения Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», обращая внимание, что понимается под похищением человека и оперативным экспериментом, указывает, что в действиях Воронина отсутствует как состав преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, так и состав преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, поскольку он действовал с согласия вышестоящего должностного лица в рамках оперативно-розыскной деятельности лишь с целью раскрытия преступления, связанного с покушением на убийство Сорокина.

При этом доставление Новоселова по собственному желанию в ГУВД

Нижегородской области свидетельствует по мнению защитника о том, что никто его похищать не собирался, а сам Новоселов не указывал на установлении ему каких-либо преград и он не находился в каком-либо специально оборудованном закрытом помещении. Новоселов лишь с 2017 года начал давать показания, что при его помещении в автомобиль он упирался в крышу автомобиля, в который его пытались поместить, т.е. он изменил свои показания, которые он давал более 10 раз с 2004 по 2017 год и к данным показаниям следует отнести критически в связи с их противоречивостью, в т.ч. с показаниями Сгибнева, содержание которых приводится в жалобе, и не последовательностью.

Предлагает Платова отнестись критически и к показаниям эксперта Якапиной и свидетеля Колчина относительно наличия телесных повреждений у

Новоселова и в связи с наличием противоречий трактовать их в пользу Воронина.

Адвокат Платова обращает внимание, что Воронин является пенсионером и участником боевых действий, имеет государственные награды, положительную характеристику и 42 летний стаж работы в органах МВД.

В своей апелляционной жалобе адвокат Юдин просит Воронина оправдать, а приговор отменить, считая его незаконным и необоснованным.

В своей апелляционной жалобе Воронин просит его оправдать, а приговор отменить, считая его незаконным и необоснованным.

В апелляционной жалобе адвокат Коптелов в защиту Маркеева просит отменить приговор, ссылаясь на основания, предусмотренные п.п. 1-4 ст. 389.15 УПК РФ.

'Гак, перечисляя хронологию возбуждения уголовного дела и проведения предварительного следствия в отношении Маркеева, раскрывая обвинение, предъявленное Маркееву, Коптелов указывает, что судом первой инстанции не установлено и надлежащим образом не указано в приговоре на место, время, обстоятельства доведения Ворониным плана разработанных им действий до Маркеева, а, следовательно, не установлено событие преступления.

Приводя собственный анализ уголовно-правового законодательства и раскрывая элементы состава преступлений, предусмотренных ст.ст.286, 126 УК РФ, сроки давности, предусмотренные п.«в» ч.1 ст.78 УК РФ, содержание постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 года №19, обращая внимание на содержание состоявшегося в отношении Новоселова постановления ЕСПЧ от 28 ноября 2013 года, Коптелов полагает, что Маркеев действовал в отсутствии умышленной формы вины в рамках Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», осуществляя правовой контроль, исключающий суть предъявленного обвинения по ст.ст. 286 и 126 УК РФ, в связи с чем он подлежит оправданию. Считает, что Маркеев, будучи обязанным подчиниться приказу, подпадал под ответственность за его неисполнение.

Раскрывая определение оперативного эксперимента и приводя последовательные действия Маркеева, Коптелов считает, что Маркеев добился цели проведенного оперативного эксперимента, выполнив приказ руководства.

Об отсутствии состава преступления, предусмотренного ст.126 УК РФ, свидетельствует по мнению Коптелова то обстоятельство, что Новоселов был в итоге доставлен в здание ГУВД Нижегородской области, в связи с чем отсутствует как подготовка места для похищения и так и само место для похищения, чтобы похищенный не смог совершить побег и обратится в правоохранительные органы.

В показаниях данных Новоселовым с 2004 года органам предварительного следствия и в судебных заседаниях суда первой инстанции, Коптелов усматривает не последовательность и противоречия в части нанесения или не нанесения ему ударов в момент принудительного перемещения в автомобиль, а также оказанного сопротивления им при посадке в автомобиль, в связи с чем полагает, что их невозможно расценивать как доказательство вины Маркеева.

Ссылаясь на нарушение принципа презумпции невиновности, Коптелов приводя показания свидетеля Сгибнева, не подтвердившего наличие у Новоселова телесных повреждений и испачканной одежды, а также показания эксперта Яканиной об имевшихся повреждениях у Новоселова считает, что суд первой инстанции не дал данному обстоятельству должной оценки.

По мнению Коптелова, приговор в отношении Маркеева постановлен с обвинительным уклоном и вопреки целям, указанным в ст. 6 УПК РФ и вопреки требованиям постановления Пленума ВС РФ от 16 апреля 2013 года №11 «О судебном приговоре» в части того, что все сомнения толкуются в пользу подсудимого.

В своей апелляционной жалобе и в дополнении к ней адвокат Бастраков полагает, что приговор является незаконным и подлежит отмене в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона, допущенными судом первой инстанции, которые повлияли на исход дела и выводы суда о виновности Маркеева, обращая внимание на следующее:

- приговор вынесен незаконным составом суда, в связи с тем, что в ходе судебного заседания от 19 февраля 2019 года был заявлен отвод председательствующему по делу в связи с неоднократными отказами суда в реализации прав, предусмотренных ст.ст.47, 50, 51, 52, 248 УПК РФ, оценкой судом доказательств уже в ходе судебного следствия, злоупотребления организационно-распорядительскими полномочиями, создающими препятствия в реализации прав стороной защиты, нарушением, в конечном итоге, принципов состязательности и равноправия сторон, дающих основания полагать, что у суда имеется иная личная заинтересованность в исходе дела;

- приговор вынесен с нарушением правил подсудности, поскольку в материалах уголовного дела имеются материалы оперативно-розыскного мероприятия «Оперативный эксперимент» в отношении Новоселова, а сведения, связанные с участием Сорокина, как лица участвовавшего в проведении оперативно­розыскного мероприятия «Оперативный эксперимент», являются государственной тайной;

  • суд неоднократно отказывал в рассмотрении ходатайств и заявлений, в т.ч. об ознакомлении с материалами уголовного дела, об освобождении от участия защитников по назначению, о возвращении уголовного дела прокурору;

 - суд выносил процессуальное решение сразу по группам ходатайств в нарушение требований 271 УПК РФ;

  • суд препятствовал реализации права стороны защиты представлять доказательства и ограничил сторону защиты во времени представления доказательств;
  • суд отказал в допросе свидетелей, явившихся в судебное заседание;
  • суд немотивированно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства об истребовании документов и проведении судебной экспертизы;
  • судом прерван допрос подсудимого стороной защиты и предоставлено право задавать вопросы стороне обвинения;
  • судом нарушено право подсудимого самостоятельно пригласить защитника, поскольку при наличии защитника по соглашению, в деле участвовали адвокаты Каталымова и Коптелов по назначению, против участия которых Маркеев возражал, в связи с чем судом было грубо нарушено право Маркеева на защиту, а также порядок назначения судом защитников по назначению, предусмотренный ч.3 ст.51 УПК РФ.
  • в нарушение ч.ч. 3, 4 ст.47, ст.248 УПК РФ суд не предоставил защитнику и подсудимому достаточное время и возможность для подготовки к защите, связанной с необходимостью предоставления вновь вступившему в дело защитнику времени для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к судебному разбирательству, в том числе в связи с необходимостью согласования позиции защиты с доверителем в условиях конфиденциальности, для чего необходимо посетить следственный изолятор;

 - судом нарушены пределы судебного разбирательства, поскольку суд, допустив в приговоре формулировку «так называемый оперативный эксперимент» по сути поставил под сомнение законность назначения и проведения самого оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент», а также достоверность его результатов, что существенным образом ухудшает положение подсудимых, так как в результате фактически суд увеличил объем обвинения;

  • имеются основания для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, поскольку в отношении Маркеева возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных п.«а» ч.2 ст. 126 и п.«а» ч.3 ст.286 УК РФ, а обвинение предъявлено по п.«а,в,г» ч.2 ст.126, пунктами «а,б», ч.3 ст. 286 УК РФ;
  • уголовное дело возбуждено по п.п.«а,б» ч.3 ст.286 УПК РФ и продолжено в нарушение п.3 ч.1 ст.24, ч.2 ст.27 УПК РФ, т.е. сроки давности привлечения к уголовной ответственности истекли до возбуждения уголовного дела;
  • в нарушение п.3 ч. 1 ст.220 УПК РФ в обвинительном заключении не указано, какими именно нормативными правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности обвиняемого должностного лица и превышение каких из них вменяется ему в вину, со ссылкой на конкретные нормы, в частности, не указаны приказы, которыми Маркеев и Воронин назначены на должности, а также неправильно указаны названия замещаемых ими должностей, а при указании ссылок на законодательство не раскрыты их содержания;
  • обвинение не конкретно, не последовательно, содержит указания на различные элементы объективной стороны так называемых соучастников преступления в разных абзацах обвинительного заключения, допуская смешение указанных последствий и целей вменяемых преступлений, предусмотренных ст.ст. 126 и 286 УК РФ;
  • деяние подсудимого следует квалифицировать только по пунктам «а,б», ч.3 ст. 286 УК РФ без дополнительной квалификации по пунктам «а,в» ч.2 ст.126 УК РФ, приводя собственный анализ понятию идеальная совокупность преступлений;
  • приговор не соответствует протоколу судебного заседания, поскольку Марксов дословно не показывал то, что нашло свое отражение в приговоре;
  • суд основывает свои выводы на доказательствах, не исследованных в судебном заседании, а именно, на протокол следственного эксперимента с участием Маркеева и протоколы очных ставок Сорокина, Воронина и Маркеева с потерпевшим Новоселовым.

В апелляционной жалобе адвокат Каталымова в защиту Маркеева считает приговор незаконным и необоснованным и подлежащим отмене в связи с тем, что обвинение не представило достаточных доказательств, подтверждающих вину Маркеева и его причастность к совершению преступлений.

В своей апелляционной жалобе Маркеев просит его оправдать, а приговор отменить, считая его незаконным и необоснованным.

Иных апелляционных жалоб и дополнений в суд апелляционной инстанции не поступило, а апелляционная жалоба адвоката Стассий была возвращена судьей Нижегородского районного суда.

Также Маркеев подал возражения на апелляционные жалобы адвокатов

Коптелова и Каталымовой, заявив, что не поддерживает их, мотивируя тем, что он отказывался от их услуг и подавать жалобы их не просил, поскольку участие

данных защитников было навязано судом первой инстанции, в связи с чем, судебная коллегия не рассматривает уголовное дело в апелляционной инстанции в части доводов жалоб адвокатов Коптелова и Каталымовой.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и представления, выслушав участников процесса, судебная коллегия приходит к следующему.

Выводы суда о виновности Воронина и Маркеева в превышении своих должностных полномочий, то есть в совершении ими как должностными лицами действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия и с угрозой его применения, с применением специальных средств, виновности Сорокина в пособничестве совершению данными должностными лицами превышения своих должностных полномочий при указанных обстоятельствах, а также виновности Маркеева в похищении человека группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для здоровья, виновности Воронина в организации данного похищения человека, виновности Сорокина в пособничестве в похищении основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, фактические обстоятельства их совершения в приговоре установлены верно.

     Суд      обоснованно признал достоверными показания потерпевшего

Новоселова, данные им в период предварительного следствия и в судебном заседании об обстоятельствах своего похищения и применения к нему насилия в ходе проведения захвата, который защита позиционирует в качестве оперативного эксперимента. Данные показания, в которых он подробно рассказывал о роли каждого из подсудимых в совершенных в отношении него преступлений, способах его совершения, механизме причинения телесных повреждений, обоснованно признаны судом допустимыми и достоверными доказательствами, поскольку они были получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и согласуются с другими исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе, с показаниями самих подсудимых, не отрицавших, хотя иначе интерпретирующих, наличие событий, произошедших 27 апреля 2004 года, показаниями других допрошенных свидетелей по данному делу, заключениями экспертов, протоколами осмотра места происшествия и иными доказательствами, содержание которых подробно изложено в приговоре.

Так, потерпевший Новоселов последовательно, не противоречиво показывал, что 27 апреля 2004 года в утреннее время на автобусной остановке «площадь Свободы» г. Нижнего Новгорода к нему неожиданно подошли двое ранее незнакомых ему мужчин, схватили его под руки, потребовав пройти с ними, после чего он испугался, попытался вырваться и стал звать на помощь. Из автомашины «Мерседес», которую Новоселов узнал как принадлежащую Сорокину, вышел Маркеев и дважды ударил его рукой в живот, затем эти мужчины втроем, взяв за руки и за ноги, затолкали его на заднее сиденье автомобиля, при этом наносили ему удары руками и ногами. В машине ему надели на руки наручники, ударили кулаками несколько раз по голове и в живот, отобрали мобильный телефон, в связи с чем, опасаясь за свою жизнь и здоровье, он перестал сопротивляться; после чего его привезли в лесной массив, куда через некоторое время подъехал другой автомобиль, из которого вышел Сорокин, который, показав шрамы на теле, потребовал от него признаться в том, что это именно он в него стрелял. Новоселов не стал признавать свою причастность, в связи с чем, Сорокин нанес ему удар правой ногой в область груди, а затем Сорокин и неустановленный человек в маске нанесли ему несколько ударов руками и ногами в область туловища, по спине и бокам, в область головы, затылка, при этом Сорокин нанес три-пять ударов, а человек в маске - более десяти ударов. Сорокин продолжил допрос, однако в связи с тем, что нужные ответы Новоселов так и не произнес, человек в маске надел ему на голову черный целлофановый пакет и стал закручивать его, от чего он стал задыхаться, находясь в наручниках, испугался за свою жизнь. Далее человек в маске стал засовывать ему в рот дуло пистолета и повредил губу, а Сорокин достал из автомобиля топор и, будучи недовольным ответом Новоселова, пригрозил отрубить ему ногу, после чего Новоселов согласился написать все, что нужно.

Показания относительно имеющихся у Новоселова повреждений непосредственно после событий его похищения 27 апреля 2004 года дала суду и свидетель Новоселова, которая также сообщила об обстоятельствах похищения и применения к тому насилия Сорокиным и Маркеевым, ставшими ей известными от самого Новоселова.

Свидетель Сгибнев, являвшийся в 2004 году старшим оперуполномоченным уголовного розыска при ГУВД Нижегородской области, также показал суду, что был очевидцем того, как 27 апреля 2004 года, в служебном кабинете в здании ГУВД Нижегородской области Новоселов в его присутствии эмоционально рассказывал Воронину, что его избили в каком-то лесу какие-то люди, били по голове и по телу, надевали пакет на голову, душили, демонстрировали оружие, а затем заставили под диктовку написать показания, при этом Сорокин присутствовал в лесу, куда вывезли Новоселова, и применял там к последнему насилие.

Свидетель Мольков, занимавший должность заместителя начальника отдела заказных и серийных убийств ОРЧ № 1 по линии КМ ГУВД по Нижегородской области, допрошенный в суде первой инстанции показал суду, что в служебном кабинете ГУВД Нижегородской области между Новоселовым и Ворониным состоялся разговор, из которого он услышал, что Новоселова, который находился в сильно возбужденном состоянии, на черном «Мерседесе», с применением силы вывезли в лес люди Сорокина, где избили и заставили дать признательные показания по факту покушения на убийство Сорокина.

Свидетель Авдеев, находившийся в подчинении у Воронина в должности старшего оперуполномоченного ГУВД Нижегородской области, в суде первой инстанции пояснил, в частности, что после проведения оперативного эксперимента Новоселов приходил в здание ГУВД Нижегородской области, где и служебном кабинете встречался с Ворониным, при разговоре с которым он лично присутствовал. Новоселов жаловался, что его силой вывезли на встречу с Сорокиным охранники последнего, и что там его на месте били. Новоселов говорил, что они умеют бить, не оставляя следов и он переживал, что его заставили написать признательные показания про покушение на убийство Сорокина, на что Воронин предложил Новоселову обратиться по факту избиения в прокуратуру или к следователю.

Свидетель Чернышев суду первой инстанции показал, что 27 апреля 2004 года Новоселов позвонил ему и попросил забрать его от здания ГУВД по Нижегородской области и отвезти в офис. Когда он подъехал на своей машине, Новоселов был очень взволнован, находился в возбужденном состоянии, а его одежда была мятая, местами испачкана. Новоселов рассказал, что утром неизвестные люди схватили его на пл. Свободы, насильно запихнули в черный «Мерседес», принадлежащий Сорокину, и отвезли в лес, где били, пытали, надевали полиэтиленовый пакет на голову, стреляли из пистолета, вынуждая дать показания. Этих людей Новоселов воспринял как охранников Сорокина, при том Новоселов жаловался на здоровье, а именно на испытываемую им боль. Впоследствии Новоселова положили в 12 городскую больницу, где он некоторое время находился на лечении.

Свидетели Дикин и Захаров, каждый в отдельности, дали показания, аналогичные показаниям Чернышова относительно того, что Новоселов 27 апреля 2004 года им рассказывал о похищении его неизвестными людьми и применении к нему насилия Сорокиным и другими лицами, а также о понуждении написать нужные Сорокину показания.

Свидетель Зельдин, допрошенный в суде первой инстанции показал, что 27 апреля 2004 года во второй половине дня в офис на ул. Белинского, д.61 пришел Новоселов, который находился в возбужденном состоянии, жаловался па головную боль, на запястьях которого имелись повреждения и ссадины, как он пояснил характерные для наручников, и ссадина на внутренней поверхности нижней губы. Новоселов рассказал, что неизвестные люди, которых он воспринял как охранников Сорокина, с остановки на пл. Свободы г. Н. Новгорода силой посадили его в автомашину «Мерседес», принадлежащую Сорокину, и увезли в лес в Балахнинский район, где охранники Сорокина и сам Сорокин его избили, в том числе били по голове рукояткой пистолета, одевали пакет на голову и душили, стреляли над ухом, одевали на него наручники, при этом Сорокин демонстрировал на своем теле шрамы от ранений, обвиняя Новоселова в покушении на него. Эти люди добивались от Новоселова признательных показаний по делу о покушении Сорокина. Зельдин пояснил, что по внешнему виду Новоселова и его жалобам на боль, было понятно, что чувствует он себя не хорошо, в связи с чем он по пути подвез Новоселова до станции «Варя» в Сормово и посоветовал обратиться в больницу при ухудшении самочувствия. На следующий день он узнал, что Новоселов госпитализирован в 12 городскую больницу, где он его раз или два навещал, а также возил его на обследование МРТ головного мозга в ГИТО.

Свидетель Колчин, работающий в ГБУЗ НО Городская больница №12, в суде первой инстанции подтвердил, что Новоселов был госпитализирован и проходил лечение в больнице №12 в период с 27 апреля по 14 мая 2004 года, затем был выписан в удовлетворительном состоянии. На основании жалоб Новоселова, который сообщил, что его избили, он был осмотрен травматологом, неврологом и терапевтом, у него были диагностированы следующие повреждения: ушиб почек, сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей лица, конечностей. Медицинское освидетельствование Новоселова в его присутствии, согласно документации, проводила врач - эксперт бюро СМЭ Нижегородской области Яканина 30 апреля 2004 года. Новоселова также обследовали специалисты и врачи из других лечебных учреждений, выполнялась компьютерная томография головного мозга в больнице №39 г. Н. Новгорода, которая выявила субарахноидальное кровоизлияние под оболочку мозга. Колчин с уверенностью утверждал, что 27 апреля 2004 года при осмотре Новоселова до его госпитализации у того имелись повреждения: на запястьях следы сдавливания в виде циркулярных полос, кровоподтек и ссадина нижней губы. Все повреждения, указанные им в медицинских документах, которые не нашли своего отражения в протоколе освидетельствования Новоселова, были незначительными, представляли собой покраснения, а не ссадины или ушибы, в связи с тем, что за период в несколько дней вполне могли зажить.

Свидетель Измайлов в судебном заседании подтвердил, что является профессором кафедры хирургии Института ФСБ России, врач Колчин направлял к нему пациента, имеющего отношение к рассматриваемому делу, который лежал в больнице №12 и у него был ушиб почки.

Свидетель Яканина - врач, государственный судебно-медицинский эксперт ГБУЗ НО «Нижегородское областное бюро судебно-медицинских экспертиз» показала, что 30 апреля 2004 года проводила визуальный осмотр Новоселова, находившегося на стационарном лечении в больнице №12, после чего отразила все видимые повреждения, которые были выявлены на теле Новоселова, в частности были зафиксированы два кровоподтека в области лучезапястного сустава правой кисти.

В основу обвинительного приговора в отношении осужденных Сорокина,

Воронина и Маркеева по преступлениям, предусмотренным ст.ст. 126 и 286 УК РФ судом обоснованно положены и получили надлежащую оценку также:

 - протокол проверки показаний Новоселова на месте от 06 октября 2017 года, где потерпевший указал как 27 апреля 2004 года около 9 часов утра Маркеев, а также двое других мужчин, применяя насилие и угрожая физической расправой, на площади Свободы г.Нижнего Новгорода против его воли усадили его в автомобиль «Мерседес» и доставили в лесной массив, расположенный на территории Балахнинского района Нижегородской области;

  • протокол следственного эксперимента от 06 октября 2017 года, где Новоселов продемонстрировал механизм нанесения ему ударов захватившим его лицами, в том числе Маркеевым, а также Сорокиным 27 апреля 2004 года, их локализацию и количество;
  • протоколы очной ставки между потерпевшим Новоселовым и Маркеевым от 11 октября 2017 года, между Новоселовым и Ворониным от 26 сентября 2017 года, а также Новоселовым и Сорокиным от 20 марта 2018 года, из которых следует, что Новоселов подтвердил свои показания о совершении в отношении него противоправных действий Сорокиным, Ворониным и Маркеевым по факту его похищения и применения к нему насилия со стороны Сорокина и Маркеева и иных неустановленных лиц;
  • протокол осмотра предметов и документов с приложением от 26 ноября 2015 года, из которого усматриваются жалобы Новоселова на состояние здоровья и повреждения, которые имелись у Новоселова, с его слов, в связи с похищением и избиением;
  • исследованные заключения экспертов, в частности, №246/6-250ф/15 от 12 ноября 2015 года, №33 от 07 апреля 2017 года, №3990/3991/4066/07-1 от 15 декабря 2017 года, №3992/3993/3994/4173/4174/07-1 от 15 декабря 2017 года, №3995/4008/06-07-1 от 21 ноября 2017 года, №4392/02-1 от 10 ноября 2017 года, подтверждающие вывод о непосредственном участии Сорокина, Воронина и Маркеева в действиях, позиционируемых подсудимыми как оперативный эксперимент, а также заключения экспертов №4336-Д от 09 ноября 2015 года и №9-ДОП от 02 февраля 2018 года о нахождении Новоселова на излечении, поставленных диагнозах и имеющихся у него телесных повреждениях причинивших легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья;
  • заявление Новоселова от 27 апреля 2004 года, согласно которому он просит привлечь Сорокина и неизвестных ему лиц к уголовной ответственности, при этом указывая, что 27 апреля 2004 года Сорокин и неизвестные Новоселову лица похитили его, против его воли вывезли в лес, где на протяжении нескольких часов избивали, пытали, угрожали убийством, требуя дать показания о причастности Дикиных к покушению на убийство Сорокина;
  • постановление Европейского суда по правам человека по делу «Александр Новоселов против России» от 28 ноября 2013 года, из которого следует, что 27 апреля 2004 года Новоселов был похищен сотрудниками милиции, которые выдавали себя за частных телохранителей и в течение нескольких часов под угрозами допрашивали его и избивали. Жестокое обращение было намеренным, а его единственной целью было оскорбить, унизить заявителя, сломить его физическое и психологическое сопротивление и заставить дать признательные показания;
  • Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2014 года, согласно которому отказ в возбуждении уголовного дела по заявлению Новоселова о совершении в отношении него преступлений, предусмотренных ст.ст. 116,119,126,285,286 УК РФ, признан незаконным, и на соответствующих должностных лиц возложена обязанность по устранению допущенных нарушений.

Суд в ходе судебного разбирательства уголовного дела тщательно проверил все доводы Сорокина, Воронина и Маркеева относительно их не причастности к совершению преступлений в отношении Новоселова и обоснованно отверг их в приговоре как опровергнутыми представленными материалами дела. При этом суд в приговоре привел доказательства и мотивы, а основании которых пришел к такому выводу. Оснований для переоценки доказательств у судебной коллегии не имеется.

Соглашаясь с выводами суда первой инстанции о признании приведенных выше доказательств достоверными и допустимыми, судебная коллегия констатирует, что следственные действия с Сорокиным, Ворониным, Маркеевым и Новоселовым проведены в установленном законом порядке, в том числе с участием их защитников - адвокатов, а в необходимых случаях - и понятых. Протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, из числа которых не поступало существенных замечаний как по процедуре проведения следственных действий, так и но содержанию показаний допрашиваемых участвующих в следственном мероприятии лиц.

В соответствии с требованиями ст.307 УПК РФ, в описательно-мотивировочной части приговора, вопреки доводам апелляционных жалоб, изложены описание преступных деяний, признанных судом доказанными, с указанием места, времени, способа, формы вины осужденных и мотивов, характера вреда, причиненного преступлениями.

Объективная и субъективная стороны преступлений, совершенных Сорокиным, Ворониным и Маркеевым, предусмотренных ст.ст. 126,286 УК РФ, правильно установлены судом на основе всестороннего анализа показаний допрошенных по делу лиц, протоколов следственных и процессуальных действий, а также иных письменных материалов дела.

Доводы жалоб о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела по преступлениям, совершенным в отношении Новоселова, являются несостоятельными.

Анализ показаний потерпевшего и свидетелей, письменные документы и другие собранные по делу доказательства, проверенные в судебном заседании, нашли свое объективное подтверждение, и в своей совокупности и взаимосвязи подтверждают выводы суда о виновности Сорокина, Воронина и Маркеева в указанных преступлениях.

С выводами суда относительно того, что действия Сорокина, как не являющегося сотрудником органов внутренних дел, должны квалифицироваться как пособничество в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 126, 286 УК РФ, а действия Маркеева как исполнителя указанных преступлений, а действия Воронина как исполнителя преступления, предусмотренного ст.286 УК РФ  организатора преступления,  предусмотренного ст.126 УК РФ, судебная коллегия соглашается, поскольку они соответствуют фактическим обстоятельствам дела и полностью подтверждены совокупностью имеющихся доказательств, оцененных с соблюдением требований, предусмотренных ст. ст. 17,87,88 УПК РФ, с выяснением, какие конкретно действия, непосредственно направленные на исполнение объективной стороны этих преступлений, выполнял каждый из соучастников, исходя из взаимной их осведомлённости о деятельности других соучастников и имевшегося у каждого их них преступного умысла.

Судебная коллегия констатирует, что Воронин и Маркеев являются должностными лицами органов внутренних дел, т.е. субъектами преступления, предусмотренного ст.286 УК РФ, исполняющими функции представителя власти и наделенные соответствующими правами и обязанностями, а также совершили активные действия, явно выходящие за пределы их полномочий, поскольку при установленных обстоятельствах они ни при каких не вправе были их совершать, что повлекло последствия, вменяемые органом предварительного следствия, нашедшие свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, исходя из диспозиции ст.286 УК РФ, для квалификации содеянного как превышение должностных полномочий, мотив преступления не является предопределяющим, а в рамках данного дела усматривается из характера действий, совершенных каждым из подсудимых.

Нормативные правовые акты, а также документы, которыми установлены права и обязанности Воронина и Маркеева как должностных лиц, приведены в приговоре с указанием нормативных положений, превышение которых конкретно вменяется им в вину.

Исключение судом первой инстанции из объема обвинения Сорокина, Царапина и Маркеева квалифицирующих признаков похищения человека «с применением предметов, используемых в качестве оружия» и «с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья» основано на правильном толковании норм уголовного закона, соответствует обстоятельствам совершения преступления и в полной мере мотивированно при принятии процессуального решения.

Судебная коллегия находит, что с учетом конкретных обстоятельств содеянного, преступные действия, связанные с превышением должностных полномочий, образуют совокупность с похищением человека и верно квалифицированы как самостоятельные преступные деяния.

У апелляционной инстанции не вызывает сомнений обоснованность выводов суда в том, что разработка плана, так называемого оперативного эксперимента в отношении Новоселова, составление документов, создающих видимость законности данного мероприятия, проведение соответствующих инструктажей Ворониным, по своей сути являлись планом совершения преступления в отношении Новоселова, а именно его похищения и получения от него путем физического насилия и психологического давления нужных для осужденных показаний.

План проведения так называемого оперативного эксперимента, постановление о его проведении, запрос Сорокину о предоставлении автомашины для проведения оперативного эксперимента, результаты данного оперативного эксперимента в отношении Новоселова, рассекреченные и в последующем предоставленные в прокуратуру, создавали лишь прикрытие, формальную видимость правомерности по сути незаконных действий Сорокина, Воронина и Маркеева.

Доводы, содержащиеся в жалобах стороны защиты о том, что потерпевший Новоселов умышленно оговаривает осужденных, не соответствуют действительности.

Так из материалов дела следует и в приговоре отражено, что следствие, а затем суд тщательно проанализировали показания потерпевшего и пришли к обоснованному выводу о достоверности этих показаний. Как на предварительном следствии, так и допрошенный в судебном заседании потерпевший Новоселов давал последовательные, стабильные показания. Взаимоисключающих, существенных противоречий в его пояснениях не имеется. Показания потерпевшего подтверждаются другими доказательствами по делу, приведенными в приговоре.

На предварительном следствии и в суде потерпевший Новоселов подробно описывал, как свои действия, так и действия Сорокина, Воронина и Маркеева, подробно пояснял об обстоятельствах совершенных в отношении него противоправных действий каждым из подсудимых.

Своими показаниями он прямо уличил указанных лиц в совершении преступлений, его показания в этой части нашли свое объективное подтверждение другими доказательствами, подробно изложенными в приговоре, оснований для оговора потерпевшим подсудимых не установлено.

С приведением соответствующей мотивации суд указал, почему в основу приговора были положены показания потерпевшего Новоселова, который, по мнению стороны защиты, оговорил осужденных в совершении указанных преступлений. Оснований не согласиться с выводами суда в этой части не имеется, поскольку доводы стороны защиты опровергаются совокупностью исследованных судом доказательств и противоречат установленным судом фактическим обстоятельствам содеянного.

Вопреки доводам жалоб, выводы судебно-медицинской экспертизы №9- Д011 от 02 февраля 2018 года, касающиеся характера и тяжести вреда здоровью, причиненного Новоселову 27 апреля 2004 года, сомнений не вызывают, в том числе и с учетом показаний допрошенных в качестве специалистов Самищенко и Толстолуцкого.

При таких обстоятельствах ходатайства защиты о назначении дополнительных экспертиз правильно разрешены судом в установленном законом порядке и судебная коллегия считает, что у суда первой инстанции отсутствовали основания для проведения дополнительных или повторных экспертизы.

Судом подробно в приговоре проанализированы доводы защиты относительно несогласия с выводами данных экспертиз.

При этом суд правильно, мотивированно и обоснованно указал о том, что нет оснований признавать недопустимыми доказательствами заключения судебно-медицинских экспертиз в отношении потерпевшего Новоселова.

Каких-либо оснований ставить под сомнение то обстоятельство, что для производства экспертизы были представлены именно медицинские документы потерпевшего, у суда не имелось. Судом также учтено, что предметом исследования эксперта были не только данные медицинские документы, но и результаты непосредственного осмотра самого Новоселова.

Несогласие осужденных с выводами экспертизы не ставит заключение под сомнение. Компетентность экспертов подтверждена, об ответственности при даче заключения они предупреждены, сами заключения достаточно научно-мотивированы и аргументированы, содержат перечень проведенных исследований, имеют все приложения, подписи и реквизиты, то есть в полной мере соответствуют требованиям закона.

С учетом изложенного суд правильно принял во внимание выводы оспариваемых стороной защиты экспертиз и отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайств об исключении заключений судебно-медицинских, фоноскопических и лингвистических экспертиз из числа доказательств.

Не свидетельствуют о нарушении уголовно-процессуального закона, влекущего признание актов проведенных по делу экспертиз недопустимыми доказательствами, также ссылки авторов жалоб на необходимость их проведения в иных экспертных учреждениях.

С постановлениями следователя о назначении судебных экспертиз сторона защиты была ознакомлена своевременно. Каких-либо ходатайств о необходимости проведения экспертиз в иных экспертных учреждениях не заявлялось. При таких обстоятельствах доводы жалоб о нарушении прав осужденных на защиту признаются не состоятельными и не могут явиться поводом к отмене приговора.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, защите была предоставлена возможность для того, чтобы сформировать и задать интересующие вопросы по существу судебного разбирательства с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон. При отклонении вопросов как неприемлемых судом решение мотивировалось.

Таким образом, действиям Сорокина по ч.5 ст.33, п.п.«а,б» ч.3 ст.286 УК РФ, ч.5 ст.33, п.п.«а,в» ч.2 ст.126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ), действия Воронина по п.п.«а,б» ч.З ст. 286 УК РФ, ч. 3 ст. 33 п.п.«а,в» ч.2 ст.126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ), а также действиям Маркеева по п.п. «а,б» ч.3 ст.286 УК РФ, п.п.«а,в» ч.2 ст.126 УК РФ дана правильная юридическая оценка, а квалификация действий осужденных реализована судом с учетом требований положений ст. 252 УПК РФ, регламентирующей запрет изменения обвинения в судебном разбирательстве, если этим ухудшается положение подсудимого.

Выводы суда о виновности Сорокина в получении им, как должностным лицом, взятки лично в виде незаконного оказания ему услуг имущественного характера за общее покровительство и попустительство по службе, совершенное в особо крупном размере при обстоятельствах, установленных судом, судебная коллегия находит правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно приведенных в приговоре суда.

Суд всесторонне, полно и объективно исследовал все обстоятельства дела по эпизоду получения взятки, дал правильную оценку всем доказательствам в их совокупности, при этом суд указал, по каким основаниям он принял одни доказательства и отверг другие, оснований сомневаться в данных выводах суда судебная коллегия не находит. Положенные в основу обвинения Сорокина доказательства получены в установленном законом порядке, выводы об их допустимости как доброкачественного истонника значимой для дела информации судебная коллегия признает обоснованным.

Доводы апелляционных жалоб осужденного и его адвокатов о непричастности Сорокина к инкриминируемому преступлению и использовании судом в обоснование вывода о виновности Сорокина процессуально ничтожных доказательств были предметом проверки суда первой инстанции и мотивированно отвергнуты в приговоре.

Суд дал правильную оценку и правомерно сослался в приговоре на:

- показания свидетеля Шмелева, допрошенного в судебном заседании в условиях, исключающих его визуальное наблюдение другими участниками процесса, из которых следует, что летом 2012 года Министерством государственного имущества и земельных ресурсов Нижегородской области был проведен аукцион по продаже права на заключение договоров аренды 14 земельных участков в г. Нижнем Новгороде, победителем которого было признано ООО «Инградстрой». На нарушения при проведении аукциона и на его результаты ЗАО «Вектрон» и ООО «ЖБК-Строй» были поданы жатобы в УФАС Нижегородской области, которые в октябре 2012 года были удовлетворены, ЗАО «Вектрон» также подало жалобу в ФАС России и в ноябре 2012 года были отменены результаты данного аукциона. В победе ООО «Инградстрой» был заинтересован глава г. Нижнего Новгорода Сорокин, который упоминал данную организацию как очень близкую к себе, действуя исключительно в ее интересах, поскольку у ООО «Инградстрой» не было своих собственных денежных средств, необходимых для участия в аукционе, в связи с чем ООО «Инградстрой» получило денежные средства в качестве займа для формирования задатка для участия в аукционе от одной из дочерних компаний ООО «Столица Нижний», которая фактически принадлежала Сорокину.

Сорокина волновал вопрос отзыва жалоб ЗАО «Вектрон» из ФАС России и УФАС России по Нижегородской области, а также из Арбитражного суда и его интересовало положительное решение вопроса в пользу ООО «Инградстрой», дибо, чтобы жалобы были отозваны. Сорокин также пытался урегулировать этот вопрос с сотрудниками антимонопольной службы, обращаясь к руководителю Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом и непосредственно к руководителю ФАС, к своим знакомым Бухарову и Теодоровичу, у которых были связи в ФАС России и Правительстве РФ. Поскольку названные лица не смогли помочь Сорокину в решении данного вопроса, Садеков предложил Сорокину свою помощь в его решении, поскольку был знаком с представителем ЗАО «Вектрон» и сам был заинтересован в результатах аукциона, так как планировал застройку части территории в г. Нижнем Новгороде. В последующем Сорокин лично обращался к Садекову и просил его решить вопрос с жалобами в ФАС России и Нижегородской области, а затем Садеков по просьбе Сорокина передал представителям ЗАО «Вектрон» вознаграждение в размере 1 миллион долларов США, принадлежащие Садекову, за снятие ЗАО «Вектрон» всех претензий по аукциону и за отзыв всех жалоб;

- показания свидетеля Мизюковой, работавшей в период с 2008 года по 2014 год в должности заместителя министра государственного имущества и земельных ресурсов Нижегородской области, которая сообщила суду об общеизвестных обстоятельствах проведенного аукциона и последующей отмены его результатов, указав, что Долинин был директором ООО «Инградстрой», которое было аффилировано Сорокину, ООО «Старт-Строй» и группе компаний «Столица Нижний». Под группой компаний «Сголица Нижний» она подразумевает ряд организаций, которые занимаются сходной деятельностью в одной сфере, в частности в строительстве;

- показания свидетеля Лазарева - директора ООО «ЖБК-Строй» в 2012 году, который сообщил, что 31 августа 2012 года Мингосимущество Нижегородской области объявило аукцион по продаже права на заключение договора аренды 14 земельных участков, предоставив участникам аукциона срок, явно не достаточный для составления и формирования предложений по проекту планировки, межевания и застройки указанных участков. Для участия в аукционе необходимо было собрать комплект документов, оплатить задаток в сумме 253 миллиона рублей, представить свои предложения. В итоге с ООО «Инградстрой» были заключены договоры аренды указанных выше 14 земельных участков, где ведется строительство жилого комплекса. Ему известно, что ООО «Инградстрой» в настоящее время принадлежит ООО «Старт-Строй», которое относится к группе компаний «Столица Нижний», которой до 2010 года руководил Сорокин, а затем переписал эту компанию на свою супругу Нагорную;

- показания свидетеля Хана, который при допросе с использованием системы видеоконференцсвязи сообщил, что имеет 30% акций ЗАО «Вектрон», директором и акционером которого являлся Беспалов, сообщивший о намерениях участвовать в аукционе. От Беспалова ему стало известно, что ЗАО «Вектрон» было вынуждено обратиться с жалобами в ФАС России, поскольку победителем аукциона был признан единственный участник ООО «Инградстрой» - аффилированный Сорокину. Он встречался с Садековым 1 февраля 2013 года в г. Канны в отеле «Маджестик», где Садеков спрашивал его об условиях, на которых ЗАО «Вектрон» готово отказаться от участия в аукционе, обещая за это вознаграждение. Позже ему позвонил Садеков и сообщил, что Сорокин хочет с ним встретиться в г. Нижнем Новгороде, на что он согласился. 26 февраля 2013 года он встречался с Садековым в г. Москва, где он сообщил ему, что Сорокин предлагает ЗАО «Вектрон» 1 миллион долларов США за отзыв жалоб из органов ФАС России и отказ от участия ЗАО «Вектрон» в аукционе. 12 марта 2013 года в отеле «Маджестик» в г.Канны во Франции в ходе встречи с Садековым и Сорокиным последний предложил отозвать жалобы на аукцион из ФАС России и Арбитражного суда. Также Сорокин говорил, что бизнес в сфере строительства в г. Нижнем Новгороде невозможен без его поддержки, в связи с чем впоследствии он согласился на предложение. 13 марта 2013 года он попросил Беспалова отозвать жалобы из Арбитражного суда Нижегородской области и в дальнейшем от Беспалова ему стало известно, что они договорились с Садековым о передаче денег в эквиваленте 1 миллиона долларов США.

- протокол осмотра от 17 января 2018 года компакт-диска марки «TDK», полученного по запросу из Мещанского районного суда г. Москвы, на котором имеется файл с разговором между Садековым, Сорокиным и Ханом, состоявшимся 12 марта 2013 года;

- заключение эксперта №1715Э от 17 апреля 2018 года, в котором при исследовании разговора, в речи лица, называемого собеседниками как «Олег Валентинович», имеются признаки побуждения к действиям, адресованным Хану и утверждения о том, что компанией «Вектрон» были поданы жалобы в ФАС. Содержание побуждения заключается в действиях Хана, направленных на сглаживание, уравнивание до желаемого Сорокиным результата развития ситуации, связанной с подачей жалобы в ФАС Ханом, т.е. компанией ЗАО «Вектрон». В разговоре Хана и Садекова обсуждается договоренность передачи денежных средств от Сорокина Хану. В речи собеседников имеются указания на то, что данные денежные средства предназначены Хану за отзыв жалобы, отказ от проекта, связанного с территорией площадью 450 га, разрешение ситуации, связанной с подачей жалоб в ФАС на аукцион, касающийся указанной земельной территории;

  • заключение эксперта №347Э от 30 марта 2018 года, по результатам отождествления голоса и речи Сорокина;
  • показания свидетеля Халилуллина, который пояснил, что 18 марта 2013 года в банке «Абсолют Банк» по просьбе Садекова по доверенности снял с его личного счета денежные средства в размере 30720000 рублей, а затем вместе с Беспаловым положил данные денежные средства в ячейку в указанном банке, предварительно заключив договор и оформив необходимые документы;
  • оглашенные в порядке п. 1 ч. 2 ст.2 81 УПК РФ показания свидетеля Беспалова от 25 марта 2013 года и от 17 февраля 2014 года, из которых усматривается, что он занимал должность генерального директора ЗАО «Вектрон» и в сентябре 2012 года им было принято решение об участии ЗАО «Вектрон» в аукционе по получению права заключения договоров аренды 14 земельных участков, находящихся в государственной собственности Нижегородской области. ЗАО «Вектрон» обращалось с жалобами на действия Мингосимущества Нижегородской области в органы ФАС России, поскольку усматривалось, что механизм проведения аукциона направлен на участие и победу ООО «Инградстрой». 19 сентября 2012 года, в г. Нижнем Новгороде он познакомился с Садековым, который выразил готовность оказывать ему помощь с администрацией Нижегородской области в выделении земельных участков. Впоследствии он сообщил Садекову об участии в аукционе относительно 14 участков, на что Садеков сообщил, что данный участок находится в сфере интересов руководства Нижегородской области. 15 октября 2012 года он еще раз встретился с Садековым, который пояснил, что в застройке данного земельного участка заинтересованы люди из администрации г. Нижнего Новгорода и Нижегородской области, поскольку коммуникации к этому участку проводятся за бюджетные средства, и в случае выигрыша торгов другими лицами им не позволят осуществлять нормальную экономическую деятельность. В феврале 2013 года он в разговоре с Садековым договорился о встрече того в г.Канны с Ханом для переговоров по вопросу участия ЗАО «Вектрон» в указанном аукционе. 12 марта 2013 года по просьбе Хана он отозвал иск ЗАО «Вектрон» из Арбитражного суда Нижегородской. 14 марта 2013 года Хан сообщил, что в г.Канны от Сорокина через Садекова поступило предложение о передаче Хану денежных средств в сумме 1 миллиона долларов США за отзыв иска из арбитражного суда и отказ ЗАО «Вектрон» от дальнейшего участия в аукционе. После чего он обратился в ГУЭБиПК МВД России с заявлением о согласии на участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий для документирования противоправной деятельности Садекова; 18 марта 2013 года он и Халилуллин в помещении банка АКБ «Абсолют Банк» заложили в ячейку наличные денежные средства, принадлежащие Садекову в сумме 30 720 000 рублей;

- оглашенные на основании ч.2 ст.281 УПК РФ показания свидетеля Садекова от 23 декабря 2017 года, из которых следует, что он был знаком как с Беспаловым, так и с Ханом и с Сорокиным. В сентябре-октябре 2012 года Беспалов сообщил ему, что ЗАО «Вектрон» желает участвовать в аукционе, по продаже права на заключение договоров аренды 14 земельных участков в г. Нижний Новгород. В январе - начале февраля 2013 года ему позвонил Сорокин и спросил, не знает ли он людей, которые участвуют в аукционе по аренде данных 14 земельных участков в Нижегородской области. Кроме того, Сорокин попросил узнать, что эти люди хотят и готовы ли с ним встретиться. Он позвонил Беспалову и спросил, может ли тот с ним встретиться, на что Беспалов сообщил, что встретиться может Хан. В феврале 2013 года в отеле «Маджестик» он встретился с Ханом и по просьбе Сорокина поинтересовался у Хана готовы ли они выйти из аукциона, если взамен им будет предложен другой объект. 19 февраля 2013 года Хан встречались с Сорокиным в его рабочем кабинете, в котором шла речь о жалобах ЗАО «Вектрон» на указанный выше аукцион по продаже права аренды 14 земельных участков, а также о том, почему ЗАО «Вектрон» сразу начало обжаловать аукцион. В конце встречи, когда Хан вышел из кабинета, Сорокин попросил его спросить у Хана за какое денежное вознаграждение ЗАО «Вектрон» выйдет из участия в аукционе. Он спросил Хана, какую сумму денежных средств они хотят получить за отказ от участия в аукционе. Хан ответил, что его деньги не интересуют и об этом

Садеков сообщил Сорокину, на это Сорокин попросил его предложить Хану 1 миллион долларов США за отказ от участия ЗАО «Вектрон» в указанном выше аукционе и отзыв жалоб. 26 февраля 2013 года он сообщил об этом предложении Хану, на что Хан ответил отказом, о чем он, Садеков, сообщил Сорокину. 12 марта 2013 Сорокин встретился с Ханом и передал, что хочет, чтобы ЗАО «Вектрон» отозвало жалобы, поскольку проекты ЗАО «Вектрон» в г. Нижнем Новгороде невозможны без его поддержки и будут зависеть от него. Хан сказал, что согласен на условия Сорокина и готов получить 1 миллион долларов США за отказ ЗАО «Вектрон» от участия в аукционе. Из содержания разговора и поведения Сорокина было понятно, что тот согласен на такой исход. Также Хан сообщил, что вопрос передачи денег необходимо обсуждать Беспаловым. В марте 2013 года в ходе телефонных переговоров с Беспаловым он договорился, что Беспалов и Халилуллин положат денежные средства, эквивалентные 1 миллиону долларов США, из его личных средств в банковскую ячейку. Деньги были вознаграждением ЗАО «Вектрон» за отзыв жалоб из органов ФАС России, иска из арбитражного суда, а также отказ от участия в аукционе. Также Садеков сообщил, что представителям ЗАО «Вектрон» по просьбе Сорокина он передавал свои личные денежные средства. Он это сделал, так как ранее ему не удавалось заручиться поддержкой Сорокина при выделении земельных участков под строительство автозаправочных станций на территории Нижегородской области. В ходе одной из встреч Сорокин дал ему понять, что в случае благоприятного исхода, то есть отзыва жалоб ЗАО «Вектрон», он сможет рассчитывать на помощь Сорокина в развитии бизнеса, то есть помощь в разрешении вопросов, связанных с выделением земельных участков под строительство автозаправочных станций. С Сорокиным никогда вопрос о возврате денежных средств не обговаривался и не подразумевался. Сорокина также не интересовало, откуда он возьмет деньги в размере 1 миллиона долларов США. Сорокин только диктовал условия: что должны были сделать представители ЗАО «Вектрон», и только после этого необходимо было передать им деньги.

Показания указанных свидетелей подтверждаются письменными материалами, а именно:

  • постановлением избирательной комиссии муниципального образования г. Нижний Новгород от 19 октября 2010 года, решением городской Думы Нижнего Новгорода от 25 октября 2010 года, согласно которым Сорокин избран на должность главы города Нижнего Новгорода;
  • информацией городской Думы г. Нижнего Новгорода от 05 апреля 2018 года, из которой следует, что с 11 марта 2013 года по 15 марта 2013 года Сорокин находился в командировке в г.Канны (Франция) для участия в международной выставке «МИПИМ 2013» в составе делегации Нижегородской области;
  • ответом городской Думы г. Нижнего Новгорода от 16 января 2018 года и справкой о расходах, доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, котоорые свидетельствуют о том, что Нагорная Э.Л. — супруга Сорокина в период 2011-2014 годы являлась участником ООО «Столица Нижний», ООО «Старт-Строй», ООО Управляющая компания «Столица Нижний» с долей в уставном капитале 60%, а также еще в 21 юридическом лице с долей от 45% до 100%;
  • заявлением Садекова от 23 декабря 2017 года и протоколом очной ставки между свидетелем Садековым и Сорокиным от 28 февраля 2018 года, в которых Садеков сообщил о передаче взятки Сорокину в связи с оплатой собственными денежными средствами в размере 1 миллиона долларов США незаконного вознаграждения представителям ЗАО «Вектрон» за отзыв жалоб и исковых требовании из органов Федеральной антимонопольной службы России и Арбитражного суда Нижегородской области по оспариванию результатов аукциона, за отказ от намерения участвовать в аукционе, что повлекло признание действительными результатов проведенных торгов и заключенного по их итогам договора аренды земельных участков с ООО «Инградстрой», в коммерческой деятельности которого был заинтересован Сорокин;
  • документами, подтверждающими ведение предпринимательской деятельности Садековым в г. Нижнем Новгороде;
  • заключением эксперта №379Э от 05 февраля 2018 года и протоколом осмотра предметов от 14 февраля 2018 года, из которых следует, что в файле с аудиозаписью имеется разговор Сорокина и его секретаря Аллы, касающийся аукциона по 14 земельным участкам, в котором Сорокин просит позвонить Мизюковой в министерство, чтобы ему предоставили предписание и решение комиссии по аукциону;
  • протоколом выемки от 02 февраля 2018 года и протоколом осмотра документов от 22 апреля 2018 года, в которых содержатся сведения, что 15 июля 2014 года с ООО «Инградстрой» заключены договоры аренды четырнадцати земельных участков, находящихся в государственной собственности Нижегородской области, общей площадью 4 532 179 кв.м, в юговосточной части Советского района г. Нижнего Новгорода, а участвовать в конкурсах желали ООО «ЖБК-Строй» и ЗАО «Вектрон», порядок проведения и результаты аукциона обжаловались ими в органы ФАС России;
  • протоколом осмотра от 23 апреля 2018 года, содержащим сведения о телефонных соединениях Садекова и смс-сообщениях, в том числе телефонные

звонки с Сорокиным 24 апреля 2013 года и Ануфриевой, смс-переписка с Ханом 13 февраля 2013 года и 18 февраля 2013 года. Данные сообщения указывают на договоренность Садекова и Хана перед встречей с Сорокиным. Также содержатся сведения об смс-переписке Хана с Садековым в период с 11 марта 2013 года по 12 марта 2013 года, согласно которой Хан и Садеков обсуждают время встречи с Сорокиным в г. Канны, а также то, что Хан уже начал выполнять требования Сорокина об отзыве иска из Арбитражного суда;

- протоколом осмотра от 11 февраля 2018 года, в котором нашли свое подтверждение сведения о ведении телефонных переговоров Садековым с Беспаловым, Ханом, Сорокиным, Халилуллиным и Ануфриевой;

  • протоколом осмотра и прослушивания фонограмм от 12 марта 2018 года, на котором имеются файлы с записью телефонных разговоров, состоявшихся 24 апреля 2013 года, между Садековым и Сорокиным в ходе которого они договариваются о встрече 24 апреля 2013 года, о том, что Ануфриева позвонит Садекову, о том, что Садеков спрашивает Ануфриеву о передаче денег представителям ЗАО «Вектрон», Садеков с Ануфриевой обсуждают процесс по рассмотрению иска Министерства к ФАС России, Ануфриева говорит Садекову, что обсудит с Сорокиным как Садекову вести себя дальше с представителями ЗАО «Вектрон»;
  • протоколом осмотра от 17 января 2018 года, где имеется видеозапись встречи Садекова с Сорокиным от 24 апреля 2013 года об обстоятельствах относительно решения арбитражного суда и закладки 30 миллионов рублей в ячейку банка;
  • протоколом осмотра от 11 февраля 2018 года, из которого следует, что имеется аудиозапись разговора Беспалова с Садековым и Халилуллиным, происходившего 15 октября 2012 года, в ходе которого Беспалов рассказал, что ЗАО «Вектрон» хочет участвовать в аукционе по продаже права на заключение договоров аренды 14 земельных участков. В ходе разговора Садеков говорит Беспалову, что знаком с Сорокиным. Также Беспалов рассказал, что ЗАО «Вектрон» и другие участники подали жалобы на аукцион. Садеков сказал Беспалову, что Сорокин сам желает строить на данном участке и не упустит возможности получить его в аренду, приложит все усилия, чтобы никто кроме него не получил в аренду этот участок, а также имеется аудиозапись разговоров от 15 марта 2013 года Беспалова и Халилуллина, где он спрашивает сообщил ли Садеков, что Халилуллин должен будет с ним произвести закладку в ячейку денежных средств в размере, эквивалентном 1 миллион долларов США, договаривается о времени закладки денежных средств за отзыв жалоб ЗАО «Вектрон» из ФАС, суда и отказ от участия в аукционе, а также Беспалова и Садекова, у которого он спрашивал о необходимости заложить вместе с ним в ячейку денежные средства в размере 1 миллиона долларов США, на что Садеков ответил, чтобы об обстоятельствах закладки денег Беспалов сам разговаривал с Халилуллиным, Беспалов просит Садекова позвонить Халилуллину и договориться об их встрече и обговорить, когда и как они заложат деньги в ячейку;
  • другими доказательствами, исследованными в судебном заседании и положенными в основу приговора с подробным изложением их содержания, из которых следует, что Сорокин, являющийся главой г. Нижнего Новгорода получил взятку в виде услуг имущественного характера за покровительство и попустительство в пользу Садекова, которые он в силу своего положения мог оказывать.

Рассматривая доводы жалоб относительно осуждения Сорокина за получение взятки, апелляционная инстанция принимает во внимание, что представленными доказательствами подтверждено, что глава города Нижнего Новгорода Сорокин, являющийся должностным лицом, главой органа местного самоуправления, имея умысел на получение взятки от Садекова, обещая покровительство и попустительство по службе в решении входящих в компетенцию Сорокина вопросов в сфере земельного, градостроительного и иного законодательства при осуществлении предпринимательской деятельности на территории г. Нижнего Новгорода, руководствуясь корыстными побуждениями, желал избежать для себя затрат и получить от Садекова взятку в особо крупном размере в виде услуги имущественного характера по оплате собственными денежными средствами последнего в размере 1 млн. долларов США (эквивалент 30720000 рублей) незаконного вознаграждения представителям ЗАО «Вектрон».

С этой целью Сорокин предложил Садекову оказать услугу по оплате собственными денежными средствами в размере 30720000 рублей незаконного вознаграждения представителям ЗАО «Вектрон» за отзыв жалоб и исковых требований из органов Федеральной антимонопольной службы России и Арбитражного суда Нижегородской области по оспариванию результатов указанного аукциона, за отказ от намерения участвовать в данном аукционе и, как следствие, признание действительными результатов проведенных торгов и заключенного по их итогам договора аренды земельных участков с ООО «Инградстрой», в коммерческой деятельности которого был заинтересован Сорокин.

В дальнейшем Садеков, согласившись с предложением Сорокина и выполняя его указания, 01 февраля 2013 года, находясь в г.Канны Французской Республики, сообщил совладельцу ЗАО «Вектрон» Хану, обладающему 30% акций ЗАО «Вектрон» и являвшемуся доверенным лицом Беспалова, которому последний поручил ведение последующих переговоров с Сорокиным, об имевшейся заинтересованности Сорокина в получении права аренды земельных участков ООО «Инградстрой» и предложил отказаться от оспаривания результатов указанного аукциона, в соответствии с которыми ООО «Инградстрой» получило право заключения договоров аренды земельных участков, в обмен на предоставление Беспалову как генеральному директору ЗАО «Вектрон», обладающему необходимыми полномочиями, незаконного вознаграждения в виде денег.

Рассматривая доводы жалоб относительно того, что Сорокин не обладал полномочиями, обеспечивающими возможность совершения в пользу Садекова каких либо действий, апелляционная инстанция находит их не состоятельными.

Как установлено приговором, согласно п.7 ст.26, п.1 ст.38 Устава города Нижнего Новгорода, Сорокин являлся высшим должностным лицом местного самоуправления – главой города Нижнего Новгорода, осуществляющим функции представителя власти и выполняющим организационно-распорядительные функции в органе местного самоуправления, осуществляющим свои полномочия на постоянной основе и одновременно исполняющим полномочия председателя городской Думы города Нижнего Новгорода.

В соответствии с п.п.1-5, 5.1, 6 п.2 ст.39 Устава, Сорокин как глава города Нижнего Новгорода представлял город в отношениях с органами власти всех уровней, гражданами и организациями, действуя при этом без доверенности от имени города Нижнего Новгорода; издавал правовые акты в пределах своих полномочий, а также подписывал и обнародовал правовые акты, принятые городской Думой города Нижнего Новгорода; был вправе требовать созыва внеочередного заседания городской Думы города Нижнего Новгорода; обладал правом внесения в городскую Думу города Нижнего Новгорода проектов правовых актов; инициировал и назначал собрания граждан, опросы граждан, публичные слушания; обеспечивал осуществление органами местного самоуправления города Нижнего Новгорода полномочий по решению вопросов местного значения и отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления города Нижнего Новгорода федеральными чаконами и законами Нижегородской области; в том числе в сфере пользования и распоряжения муниципальной собственностью, земельного, градостроительного и иного законодательства, а также был наделен другими полномочиями в соответствии с п.3 ст.39 Устава.

Согласно приведенным в приговоре доказательствам, суд пришел к правильному выводу, что собранные по делу доказательства в своей совокупности подтверждают намерение и возможность Сорокина совершить действия в пользу Садекова, за которые получена взятка, которые он реализовал.

Сорокин в силу своего положения имел реальную возможность совершать изложенные в обвинении действия в пользу Садекова.

При этом вопреки доводам жалобы адвоката Бурмистрова в приговоре содержатся исчерпывающие выводы о заинтересованности Сорокина в деятельности ООО «Инградстрой».

Анализируя представленные письменные доказательства, суд первой инстанции правильно указал, что они подтверждаются показаниями свидетелей Шмелева, Мизюковой, Садекова, Хана, Беспалова, Халилуллина.

Суд обоснованно признал показания этих свидетелей достоверными, правильно указав, что они согласуются между собой, совпадают друг с другом и объективно подтверждены совокупностью проверенных в суде доказательств.

Ссылки в апелляционных жалобах на то, что допрос свидетеля Шмелева в условиях исключающих его личное восприятие, лишил сторону защиты возможности наблюдать его реакции, чтобы определить, не оговаривает ли он осужденного из неприязни, не могут служить основанием для того, чтобы поставить под сомнение объективность показаний свидетеля, допрошенного в условиях, исключающих его визуальное наблюдение. Показания указанного свидетеля, логичны, последовательны, не содержат предположений, согласуются с иными материалами дела, исследованные судом.

Отказывая стороне защиты в раскрытии данных свидетеля под псевдонимом Шмелев, и снимая адресованные ему некоторые вопросы, которые могли бы его рассекретить, суд правомерно исходил из того, что такое решение обусловлено необходимостью обеспечения безопасности указанного свидетеля, его близких родственников. При этом допрос свидетеля под псевдонимом Шмелев проведен в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 278 УПК РФ, позволяющими в установленном законом порядке его идентифицировать.

Случаев необоснованного снятия и отклонения вопросов, задаваемых стороной защиты, суд апелляционной инстанции не усматривает, поскольку уголовно-процессуальное законодательство позволяет суду устранять вопросы участников, которые заданы как повторные, наводящие, либо не имеющие отношения к конкретному уголовному делу.

Доводы о необоснованном приведении в приговоре в качестве доказательства показаний Беспалова, поскольку он не был допрошен в судебном заседании в связи с его смертью, не основаны на законе.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 281 УПК РФ в случае смерти свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных им показаний.

С целью реализации права сторон на исследование доказательств по делу суд с учетом положений ст. 278.1 УПК РФ обоснованно не установил препятствий для допроса свидетеля Хана с использованием систем видеоконференц-связи. Доказательственное значение полученных таким образом показаний и их допустимость, сомнений не вызывает.

Судья судебного органа по месту нахождения свидетеля в состав суда, который рассматривает дело по существу обвинения, не входит и, совершая необходимый перечень организационных и удостоверительных действий во исполнение поручения, доказательств не получает и не исследует, что свидетельствует об отсутствии влияние такого судьи на содержание доказательств и процесс их исследования.

Доводы апелляционных жалоб стороны защиты об имевшейся провокации со стороны Садекова, Беспалова и Хана судебная коллегия признает несостоятельными, поскольку каких-либо объективных данных, свидетельствующих о понуждении к передаче денежных средств в рамках оперативно-розыскных мероприятий в материалах дела не содержится, а умысел подсудимого Сорокина на совершение преступления сформировался не зависимо от деятельности сотрудников правоохранительных органов, Садекова, Беспалова и Хана. Нарушений положений ст. 89 УПК РФ при использовании результатов оперативно-розыскной деятельности, влекущих признание доказательств недопустимыми в соответствии с требованиями ст. 75 УПК РФ, с учетом доводов апелляционной жалобы, не допущено.

Не усматривается судебной коллегией нарушения требований закона и при оглашении показаний свидетеля Садекова в ходе судебного разбирательства, поскольку, вопреки доводам жалоб, по результатам предпринятых всех возможных мер обеспечить явку данного свидетеля в судебное заседание не представилось возможным. Судом принимались надлежащие меры к вызову и допросу свидетеля Садекова, в результате которых получены сведения о том, что он находится за пределами РФ. Показания свидетеля Садекова были оглашены судом с соблюдением требований уголовно-процессуального закона по причине его нахождения за пределами территории РФ и его фактического отказа явиться в судебное заседание по объективным основаниям, которые были судом подробно исследованы. Из представленных материалов следует, что судом были исчерпаны все меры по обеспечению участия Садекова в судебном заседании ввиду его постоянного проживания и нахождения за пределами Российской Федерации, и с учетом имеющегося от него заявления, в котором он просил огласить его показания. Более того, судебная коллегия исходит из того, что подсудимый Сорокин имел возможность оспорить показания вышеуказанного свидетеля в ходе проведенных по делу очных ставок между ними.

Доводы защиты о том, что заключение специалиста Галяшиной опровергает выводы суда, который не учел характер взаимоотношений Сорокина и Чегодаева, апелляционная инстанция не считает обоснованными, поскольку совокупность приведенных в приговоре доказательств, не свидетельствует об обстоятельствах, исключающих уголовную ответственность Сорокина в получении взятки, в том числе по приведенному доводу защиты.

Оценивая указанные доводы стороны защиты, судебная коллегия приходит к выводу, что при очной ставки с Сорокиным - Садеков сообщал, что он долговые обязательства Чегодаева перед Сорокиным никогда не исполнял, долги за Чегодаева не возвращал, Чегодаев сам был должен ему крупную сумму денег и если бы он что-то возвращал, то Садеков взял бы их себе. Кроме того, как следует из материалов уголовного дела к банковской ячейке, куда были заложены деньги, доступ имели Халлилулин и Беспалов, что в совокупности с иными обстоятельствами опровергает версию защиты, связанную с погашением долга Чегодаева.

При этом судом первой инстанции проверялась версия стороны защиты о гражданско-правовом характере взаимоотношений между Сорокиным и Садековым, а также Чегодаевым и обоснованно, как опровергающаяся приведенными в приговоре доказательствами, получившими надлежащую оценку, отвергнута. Выводы суда мотивированы, являются правильными, с ними соглашается и судебная коллегия.

Судом первой инстанции верно установлено, что при совершении преступления, Сорокин, являясь должностным лицом, действовал с прямым умыслом, получив взятку лично в виде незаконного оказания ему услуг имущественного характера за общее покровительство и попустительство по службе, совершенное в особо крупном размере.

Вопреки доводам жалоб стороны защиты, оснований для вывода о том, что суд вышел за рамки предъявленного обвинения, не имеется.

Квалифицирующий признак взятки «в особо крупном размере» нашел свое подтверждение в показаниях допрошенных по делу лиц и в письменных доказательствах.

Сорокин осознавал противоправный характер своих действий, поскольку им принимались меры для придания своим действиям формально легитимного характера.

Указанные, а также иные доказательства всесторонне, полно и объективно исследованы судом, их анализ и оценка изложены в приговоре. Все приведенные в приговоре доказательства суд, в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ проверил, сопоставив их между собой, и каждому из них дал оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности а в  совокупности достаточности  постановления обвинительного приговора. При этом суд указал в приговоре, по каким основаниям он принял указанные доказательства. Судебная коллегия согласна с данной оценкой собранных по делу доказательств.

В приговоре суда в соответствии с п.2 ст.307 УК РФ приведены доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении Сорокина, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства в качестве доброкачественного источника информации по делу.

Показания Сорокина, отрицавшего свою вину в получении ввязки, судом проанализированы и признаны недостоверными, как опровергаемые совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Приводя показания свидетелей суд обоснованно не усмотрел оснований для оговора подсудимого с их стороны, поскольку между ними не было неприязненных отношений, либо иных причин, способных подвигнуть к оговору. Не усматривает таковых и судебная коллегия.

Судом правильно установлено, что преступления осужденным совершены как должностным лицом, поскольку Сорокин являлся действующим главой города Нижний Новгород, был наделен необходимыми полномочиями, соотносимыми с полномочиями, перечисленными в примечании к ст. 285 УК РФ.

Суд проверил все доводы подсудимых и их защитников, утверждавших о недопустимости доказательств, представленных стороной обвинения. При рассмотрении ходатайства стороны защиты о признании доказательств недопустимыми суд учитывал, в том числе, имелись ли нарушения требований уголовно-процессуального закона, в процессе их получения и фиксации, с учетом чего принимал мотивированное решение, нашедшее свое отражение в приговоре.

В приговоре дана правильная оценка всем исследованным доказательствам, как в отдельности, так и в совокупности, приведены убедительные аргументы принятых решений по этим вопросам, с которыми судебная коллегия полагает необходимым согласиться.

Ходатайства адвокатов об исследовании и приобщении исследований специалистов обоснованно оставлены судом без удовлетворения, поскольку заключения специалиста, о допустимости которых они ходатайствовали, получены в условиях, не позволяющих констатировать выполнение всех необходимых для этого процедур, предусмотренных процессуальным законодательством.

Специалисты, будучи лицами, не предупрежденными в установленном законом порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, материалы уголовного дела непосредственно не исследовали, а обоснование своих выводов осуществляли по не заверенным надлежащим образом копиям дела, не позволяющим на данный момент установить их идентичность с подлинниками.

Нарушений правовых норм, регулирующих основания и порядок производства экспертиз по уголовному делу, а также правила проверки и

оценки оспариваемых стороной защиты заключений экспертиз, которые бы могли повлечь недопустимость заключений экспертов, не допущено.

Суд обоснованно учел, что экспертизы произведены на основании постановлений следователя, вынесенных в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона.

Н производстве экспертиз участвовали компетентные эксперты, имеющие соответствующее образование и определенный стаж экспертной деятельности по различным специальностям.

Проведение исследований с привлечением этих экспертов, компетентность которых не вызывает сомнений, соответствует положениям ч.2 ст. 190, п.60 ст.5 УПК РФ. В деле отсутствуют какие-либо основанные на фактических данных сведения о наличии предусмотренных ст.70 УПК РФ обстоятельств для отвода экспертов, участвовавших в производстве экспертиз.

Заключения экспертов отвечают требованиям ст.204 УПК РФ, содержат полные ответы на все поставленные вопросы, ссылки на примененные методики и другие необходимые данные, в том числе заверенные подписями экспертов записи, удостоверяющие то, что им разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, и они предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных заключений. Представленные на исследование материалы дела были достаточны для ответов на поставленные перед экспертами вопросы.

Суд оценивал результаты экспертных заключений во взаимосвязи с другими фактическими данными, что в совокупности позволило правильно установить виновность каждого из осужденных.

Основанные на предположениях заявления в жалобах о том, что фоноскопические и лингвистические экспертизы является недопустимыми доказательствами, опровергаются содержанием процессуальных документов, исследованных судом первой инстанции.

То обстоятельство, что образцы голоса осужденного Сорокина были представлены с видеозаписью состоявшихся с его участием телепередач, не ставит под сомнения выводы экспертов, так как исследование проводилось по образцам голоса, полученным в установленном порядке, и не ограничивает его права и не является нарушением требований закона.

Судебная коллегия также не усматривает оснований для проведения дополнительных или повторных экспертиз, расширения круга исследуемых вопросов.

Проанализировав и исследовав    представленные сторонами доказательства, суд пришел к верному выводу о доказанности вины Сорокина и необходимости квалификации его действий по ч. 6 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03 июля 2016 года № 324-ФЗ) - получение должностным лицом взятки лично в виде незаконного оказания ему услуг имущественного характера за общее покровительство и попустительство по службе, совершенное в особо крупном размере; при этом привёл доводы, на основании которых принял во внимание как доброкачественные одни доказательства и критически отнёсся к другим доказательствам в качестве таковых.

Доводы жалоб о заинтересованности и заказном характере данного уголовного дела, являются несостоятельными, поскольку не подтверждены материалами дела, по своему содержанию произвольны и голословны.

Относительно доводов стороны защиты о том, что ряд решений процедурного характера не принимались в совещательной комнате, суд апелляционной инстанции исходит из того, что в ч.2 ст.256 УПК РФ дан исчерпывающий перечень видов процессуальных решений, принимаемых в совещательной комнате, с учетом которого нарушений по данному аспекту судопроизводства в суде первой инстанции судебной коллегией не усматривается.

Иные, не указанные в ч.2 ст.256 УПК РФ определения и постановления, по усмотрению суда выносятся в зале судебного заседания и подлежат занесению в протокол заседания. Эти требования уголовно-процессуального закона соблюдены судом первой инстанции, и судебная коллегия констатирует, что нарушений в данной части судом первой инстанции не допущено.

Судебное разбирательство по делу проведено объективно и всесторонне с соблюдением требований УПК РФ о состязательности и равноправии сторон и выяснением всех юридически значимых для правильного разрешения уголовного дела обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, в том числе места, времени, способа совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступлений, с обеспечением сторонам необходимых условий для исполнения их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав, которыми они реально воспользовались.

Сведений о том, что предварительное следствие и судебное разбирательство проводились предвзято либо с обвинительным уклоном и что суд отдавал предпочтение какой-либо из сторон, из материалов уголовного дела не усматривается.

Заявленные в ходе судебного разбирательства ходатайства разрешены судом в установленном законом порядке и по ним приняты решения. Отказ суда в удовлетворении части ходатайств не дает оснований к выводу о необъективности судебного разбирательства. Суд принимает свои решения самостоятельно и независимо от кого-либо, с учетом предмета судебного разбирательства и определению круга вопросов, подлежащих установлению по делу.

Нарушения принципа состязательности сторон, необоснованных отказов участникам процесса в удовлетворении ходатайств, в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, по делу не допущено. Как видно из протокола судебного заседания, суд исследовал многочисленные доказательства, удовлетворяя ходатайства как стороны обвинения, так и стороны защиты. Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, не имеется, равно как из дела не усматривается наличие со стороны председательствующего судьи предвзятости либо заинтересованности по делу.

Доводы о нарушении права осужденных и их защитников на защиту ввиду недостаточного времени, предоставленного для ознакомления с процессуальными документами, являются несостоятельным, поскольку никаких данных о том, что для них были созданы препятствия для ознакомления с этими документами в течение более длительного времени и это помешало им в полной мере реализовать право на защиту, не имеется.

Кроме того, от обвиняемого Сорокина и его защитников, в ходе следствия не поступило ходатайств о предоставлении им для ознакомления приобщенных к материалам дела дисков. Данных о том, что следователь, утаивал наличие дисков, приложенных к заключениям экспертов, судом не установлено, в том числе и из заключения экспертиз, в которых имеются ссылки на данные диски.

Доводы защиты относительно не обеспечения возможности обвиняемому знакомиться с оптическими носителями, являются несостоятельными, поскольку осужденным было обеспечено в полном объеме соблюдение конституционных прав обвиняемого и его защиты в ходе процедуры ознакомления с материалами дела.

Апелляционная инстанция считает несостоятельными также и доводы относительно ограничения права для допроса свидетелей защиты.

По ходатайству стороны защиты в суде были допрошены в качестве специалистов Самищенко, Толстолуцкий, Осадчий и Зиновьев, а также свидетели Романычев, Цыганов и Головко. Их показания приведены в приговоре, им дана надлежащая оценка.

В тех случаях, когда сторона защиты заявляла ходатайства о допросе в судебном заседании лиц, достоверно не располагающих информацией об обстоятельствах преступлений, в совершении которых обвинялись Сорокин, Воронин и Маркеев, а также относительно выяснения обстоятельств, не относимых к предъявленному обвинению, председательствующий обоснованно отказал в допросе их в качестве свидетелей.

При этом, как следует из пояснений стороны защиты, они не являлись очевидцами преступлений, в которых обвинялись Сорокин, Воронин и Маркеев и фактически могли лишь свидетельствовать о достоверности тех или иных аспектов в показаниях свидетелей, положенных в основу приговора, поскольку их оценка относится исключительно к компетенции суда. Факт несогласия с показаниями свидетелей, приведенных в приговоре, сам по себе не является основанием для признания их недопустимыми.

При этом сторона защиты не привела убедительных доводов о наличии в документах, которые не были исследованы судом первой инстанции, а также в показаниях свидетелей каких-либо сведений, ставящих под сомнение виновность осужденных или дающих основания для иной квалификации их действий.

Не установлено, что   уголовное преследование как в отношении Сорокина, так и в отношении Воронина, Маркеева вызвано личностными конфликтными отношениями с кем либо, поскольку объективных данных, подтверждающих это обстоятельство в материалах дела не имеется.

Также необоснованными являются доводы стороны защиты и о других нарушениях норм уголовно-процессуального закона, которые, как указывается в жалобах, были допущены органами следствия и судом, поскольку таких нарушений уголовно-процессуального закона из материалов уголовного дела не усматривается.

Вопреки содержащимся в апелляционных жалобах утверждениям, положенные в основу приговора доказательства не содержат противоречий, которые могли бы повлиять на выводы суда при постановлении приговора.

Все доказательства, положенные в основу приговора, в том числе заключения экспертов, о которых упоминается в апелляционных жалобах, являются допустимыми, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Несогласие осужденных Сорокина, Воронина и Маркеева, а также защитников с оценкой доказательств, данной судом первой инстанции, не предрешает вопроса отмены или изменения приговора.

Принципы презумпции невиновности обвиняемых, равенства сторон и состязательности судопроизводства судом первой инстанции не нарушены.

Дело судом рассмотрено с соблюдением принципа состязательности сторон, предусмотренного ст. 15 УПК РФ. Судом созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты исследованы. Заявленные сторонами ходатайства разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, принятые судом по ходатайствам решения мотивированы и аргументированы.

Из протокола судебного заседания видно, что судом по делу обеспечены стороне защиты и стороне обвинения равные условия и возможности для исполнения ими их процессуальных прав и обязанностей.

Судебная коллегия отмечает, что районный суд по вопросам исследования материалов дела, в т. ч. вещественных доказательств, представленных обвинением по результатам предварительного следствия, принял мотивированные решения на основе оценки позиции сторон, участвующих в деле.

Относительно ходатайств стороны защиты об отложении судебного заседания в связи с состоянием здоровья и плохим самочувствием подсудимых следует, что согласно протокола судебного заседания, они удовлетворялись, судом объявлялись перерывы, приглашалась бригада скорой помощи, истребовались соответствующие медицинские документы из места содержания подсудимых под стражей для решения вопроса о возможности участия подсудимых в судебном заседании по состоянию здоровья.

Отклонение ходатайств подсудимых и их защитников не свидетельствует о предвзятости и необъективности суда. Соответствующие постановления вынесены судом в пределах его полномочий и являются законными, обоснованными и мотивированными.

Доводы жалоб стороны защиты о том, что суд первой инстанции лишил нх возможности обжаловать вынесенные по делу промежуточные судебные решения, в том числе касающиеся заявленных стороной защиты ходатайств, не могут быть признаны обоснованными.

Осужденные и защитники после постановления приговора имели возможность обжаловать вместе с приговором вынесенные судом первой инстанции промежуточные судебные решения. Данным правом осужденные и защитники воспользовались, приведя в апелляционных жалобах на приговор свои доводы относительно вынесенных в ходе судебного следствия промежуточных судебных решений (постановлений), в том числе по вопросам разрешения судом ходатайств, заявленных сторонами.

При этом после постановления приговора осужденные по данному делу лица имели возможность лично или с помощью защитников знакомиться со всеми материалами уголовного дела, в частности, с промежуточными судебными решениями и снимать с них копии.

Доводы апелляционных жалоб стороны защиты о том, что суд в нарушение права на защиту отказал осужденным в удовлетворении ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного заседания, противоречат материалам дела и не могут быть признаны обоснованными.

Частями 6 и 7 ст. 259 УПК РФ предусмотрено, что протокол судебного заседания должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания. При этом протокол в ходе судебного заседания может изготавливаться по частям, и сторонам, по их ходатайству, может быть предоставлена возможность ознакомиться с частями протокола по мере их изготовления.

Как видно из материалов дела, протокол судебного заседания не составлялся по частям, и председательствующий не препятствовал сторонам знакомиться с протоколом после его изготовления.

Более того, после оглашения приговора всем лицам, участвующим в деле был разъяснен порядок ознакомления с протоколом судебного заседания, а осужденным изготовленный в установленный законом срок протокол судебного заседания был каждому вручен, о чем свидетельствуют имеющиеся в деле расписки.

Что касается протокола судебного заседания в целом, то он был изготовлен и подписан после окончания судебного заседания, и стороны, в том числе осужденные, имели возможность ознакомиться с протоколом и подать на него свои замечания.

При этом, замечания, поданные в установленный законом срок были рассмотрены председательствующим, а поданные с нарушением срока - возвращены.

Таким образом, в этой части судом не допущено нарушений закона и права на защиту подсудимых.

Не усматривает суд апелляционной инстанции неполноту предварительного следствия, в том числе и в том, что следователь не удовлетворил все заявленные обвиняемыми и их защитниками ходатайства.

Согласно ст. ст. 17, 87, ч. 1 ст. 88 УПК РФ, оценка доказательств, а также разрешение вопроса о достаточности или недостаточности доказательств на предварительном следствии отнесены к компетенции следователя.

Согласно ч.1 ст.38 УПК РФ следователь уполномочен в пределах компетенции, предусмотренной УПК РФ, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

В силу п.3 ч.2 ст.38 УПК РФ, следователь вправе самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа.

На предварительном следствии и в судебном заседании сторона защиты имела возможность и активно использовала предоставленное право оспаривать решения и действия следователя, заявлять ходатайства о признании доказательств недопустимыми, представлять суду свои доказательства.

Доводы стороны защиты о том, что уголовное дело возбуждено не уполномоченным на то лицом, поскольку как того требует п.9 ч.1 ст.448 УПК в отношении депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации дело должно быть возбуждено руководителем следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации, суд признает несостоятельными исходя из следующего.

Согласно п.3 приказа председателя Следственного комитета Российской Федерации от 17 октября 2014 года № 89 «Об объеме процессуальных полномочий руководителей следственных органов Следственного комитета Российской Федерации» процессуальные полномочия руководителей следственных органов по субъектам Российской Федерации осуществляются в т.ч. руководителем третьего следственного управления Главного следственного управления Следственного комитета РФ, который и принял решение о возбуждении уголовного дела.

Изложенное свидетельствует об отсутствии каких-либо нарушений при возбуждении уголовного дела в отношении Сорокина.

Обвинительное заключение по данному делу составлено с соблюдением требований ст. 220 УПК РФ, в связи с чем у суда не было оснований для возвращения уголовного дела прокурору, вопреки иному утверждению стороны защиты в апелляционных жалобах.

Доводы защиты о том, что по окончании предварительного следствия, а также в ходе судебного следствия обвиняемым и их защитникам не была предоставлена возможность ознакомиться с указанными в жалобе вещественными доказательствами - неосновательны.

Из материалов дела видно, что обвиняемым и их защитникам по окончании предварительного следствия была предоставлена возможность ознакомиться со всеми материалами уголовного дела и вещественными доказательствами по делу.

Поскольку было установлено, что приступившие к ознакомлению с уголовным делом обвиняемые и их защитники явно затягивали ознакомление с материалами дела, то на основании постановлений Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода, вынесенных по ходатайству следователя в соответствии с ч. 3 ст. 217 УПК РФ, был установлен определенный срок для ознакомления с материалами уголовного дела и приобщенными к ним видеозаписями и вещественными доказательствами по делу.

По истечении разумно достаточного срока на ознакомление с материалами дела, установленного судом, следователем были вынесены постановления об окончании ознакомления участвующий в деле лиц с материалами уголовного дела. В связи с изложенным нарушений требований ст. ст. 2 17, 219 УПК РФ в отношении судебная коллегия не усматривает.

Таким образом, вопреки утверждению стороны защиты, право обвиняемых на защиту, включая на ознакомлении с делом на предварительном следствии нарушено не было.

Доводы апелляционных жалоб о том, что установленный судом график судебных заседаний исключал возможность личной подготовки подсудимых к защите и было нарушено их право на свидания с защитниками наедине и конфиденциально, неосновательны, поскольку как усматривается из протокола судебного заседания судом первой инстанции удовлетворялись многочисленные ходатайства подсудимых и их защитников о предоставлении времени для их общения и согласования позиций, а также получения юридической помощи и консультаций, в том числе вне зала судебного заседания. Более того, указанное право было реализовано стороной защиты также на стадии предварительного расследования и ознакомления с материалами дела. В тех случаях, когда суд первой инстанции констатировал в действиях стороны защиты злоупотребление права и в связи с использованием своих полномочий в ущерб интересам других участников процесса и затягивания сроков рассмотрения дела, выносились мотивированные постановления, не согласиться с которыми у судебной коллегии нет оснований.

Доводы стороны защиты о том, что подсудимым Сорокину, Воронину и Маркееву предъявлялось обвинение по признакам состава преступлений, по которым уголовное дело не возбуждалось, являются необоснованными, поскольку нарушений норм УПК РФ при расследовании уголовного дела не имеется.

Так, уголовное дело возбуждено 2 августа 2017 года по признакам преступлений, предусмотренных п.«а» ч.2 ст. 126 и п. «а» ч.3 ст.286 УК РФ в отношении Маркеева, Воронина и иных неустановленных лиц. В одно производство с ним соединено 13 марта 2018 года уголовное дело возбужденное 18 декабря 2017 года по ч.6 ст.290 УК РФ. Сорокину 19 декабря 2017 года предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.6 ст.290 УК РФ. 12 марта 2018 года Сорокину предъявлено повое обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п.«а,в,г» ч.2 ст. 126 и ч.5 ст.33 п.«а,б» ч.3 ст.286 УК РФ. 16 марта 2018 года Сорокину предъявлено новое обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п.«а,в,г» ч.2 ст.126 и ч.5 ст.33 п.«а,б» ч.3 ст.286 УК РФ и ч.6 ст.290 УК РФ. 16 августа 2017 года Воронину и Маркееву, каждому, предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п.«а» ч.2 ст.126 и п.«а» ч.3 ст.286 УК РФ, а 5 марта 2018 года Воронину предъявлено новое обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.33 п.«а,в,г» ч.2 ст.126 и п.«а,б» ч.3 ст.286 УК РФ, а Маркееву - по п.«а,в,г» ч.2 ст.126 и п.«а,б» ч.3 ст.286 УК РФ.

Таким образом, указанное уголовное дело по ст.ст.126, 286 УК РФ было возбуждено по факту выявления противоправных действий, составляющих одно единое событие. Оценив в совокупности все собранные материалы, при наличии к тому поводов и оснований, органы следствия пришли к обоснованному выводу о необходимости дальнейшей квалификации (переквалификации) деяний Маркеева, Воронина и Сорокина, поскольку они связаны как едиными целями, способами и характером действий, совершенных осуждёнными, так и с событиями, по фактам которых возбуждались уголовные дела, соединенные в одно производство, оснований для иных выводов относительно правовой оценки содеянного не имелось.

Нарушений ст. ст. 146, 171, 175 УПК РФ со стороны следственных органов судебная коллегия не усматривает.

Доводы авторов апелляционных жалоб о том, что защита подсудимых была поставлена в неравные условия со стороной обвинения, права защитников в ходе судебного разбирательства в предоставлении доказательств и исследовании материалов дела, в том числе приобщенных к делу вещественных доказательств, неосновательно ограничены, а требования закона обязательного допроса свидетелей нарушены, являются несостоятельными.

Все ходатайства участников процесса, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты, судом первой инстанции разрешены в соответствии с нормами закона, с выяснением мнения всех заинтересованных лиц, с вынесением мотивированных решений, в том числе относительно порядка и регламента исследования представляемых по делу доказательств. Аналогичным образом рассмотрены и разрешены процедурные вопросы, касающиеся взаимодействия суда и участвующих в деле сторон по проверке выдвинутого против подсудимых обвинения, с обеспечением в рамках реализуемого судопроизводства принципа паритетности, равных условий для участия заинтересованных лиц в исследовании обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела по существу, с одновременным исключением ситуаций использования участниками процесса предоставленных им законом правомочий в ущерб законным интересам других участников процесса исходя, в том числе, из положений ст. 6.1. УПК РФ и п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 года № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», в котором указано, что суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса, поскольку в силу требований ч.3 ст.17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц.

Принятые судом меры для конструктивного судебного разбирательства основаны как на адекватной оценке правовой и фактической сложности уголовного дела, поведения участников уголовного судопроизводства при реализации предоставленных им законом прав, так и предопределены требованиями ст. 252 УПК РФ, определяющей круг вопросов, подлежащих исследованию в рамках выдвинутого против подсудимых обвинения, границы проверки доказательств, включая их относимость и допустимость, применительно к существу данного обвинения, составляющего предмет судебного разбирательства.

Все иные ходатайства, на которые ссылались защитники, и которые в настоящее время указаны в доводах апелляционных жалоб, судом первой инстанции были рассмотрены по существу, принятые по результатам рассмотрения ходатайств решения мотивированны, а мотивы принятых решений, положения законов, которыми руководствовался суд, приведены в приговоре.

Сторона защиты, участвуя в судебном заседании при разбирательстве уголовного дела по существу, имела возможность заявить и фактически заявляла ходатайства об исследовании материалов дела, а также приобщенных к делу вещественных доказательств, часть которых, относимая к существу дела была удовлетворена, а вещественные доказательства, не исследованные в суде первой инстанции в связи с отказом от них государственных обвинителей, не приведены в приговоре в обоснование виновности подсудимых.

Не нашли своего подтверждения также доводы о необоснованном отклонении и несвоевременном разрешении судом первой инстанции ходатайств лиц, участвующих в деле, об истребовании, приобщении к делу, исследовании дополнительных (новых) письменных доказательств либо ходатайств о вызове свидетелей.

Доводы жалоб о том, что судом не учтен вступивший в законную силу приговор Мещанского районного суда г. Москвы в отношении Садекова, которым установлены обстоятельства исключающие возможность привлечения Сорокина к уголовной ответственности по ст. 290 УК РФ, а также то, что судом отказано в направлении запроса в Конституционный Суд РФ относительно применения редакции ст. 90 УПК РФ от 29 июня 2015 года № 191-ФЗ судебная коллегия признает необоснованными, исходя из следующего.

Так, согласно ст. 90 УПК Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 декабря 2009 года № 383-ФЗ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Вместе с тем, Конституционный суд в своем Постановлении от 21 декабря 2011 года № 30-П указал, что предмет исследования в каждом виде судопроизводства имеет свои особенности, исходя из которых определяются не только компетентный суд, но и специфика процессуальных правил доказывания по соответствующим делам, включая порядок представления и исследования доказательств, а также основания для освобождения от доказывания. Пределы усмотрения федерального законодателя в решении этих вопросов достаточно широки - при условии соблюдения общих для всех видов судопроизводства конституционных принципов осуществления правосудия и соответствующих международных обязательств Российской Федерации.

Согласно ч.2 ст.77 УПК РФ, на показаниях обвиняемого, не подтвержденных другими доказательствами, не может быть основан обвинительный приговор. Вынесение приговоров по делам, рассматриваемым в особом порядке, представляет собой исключение из этого правила, однако эти исключения касаются только самого обвиняемого, которого осуждают на основании его собственных показаний. Осуждение других лиц на основании приговора, основанного только на показаниях осужденного по другому приговору, когда подсудимые фактически лишены возможности оспаривать такое доказательство, является недопустимым.

Данное толкование нашло свое отражение в принятом 29 июня 2015 года Федеральном законе № 191-ФЗ о том, что приговоры, постановленные в особом порядке, лишаются преюдициального значения.

В новой редакции ст. 90 УПК РФ, гласит, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом, в частности, в соответствии со ст.316 УПК РФ, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Содержание приведенной статьи не имеет никакой правовой неопределенности, свидетельствующей о необходимости приостановления производства по делу и направления запроса в Конституционный Суд РФ.

Ссылка стороны защиты на ст.10 УК РФ о невозможности ухудшения положения лица, в данном случае неприемлема, поскольку, во-первых, в указанной статье идет речь только обратной силе уголовного закона, понятие которого раскрывается в п.57 ст.5 УПК РФ как тождественное Уголовному кодексу РФ, а, во-вторых, согласно ст.4 УПК РФ, при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения.

Таким образом, суд первой инстанции верно оценил и обоснованно не принял во внимание вступивший в законную силу приговор Мещанского районного суда г. Москвы в отношении Садекова и также отказал в удовлетворении ходатайства о направлении запроса в Конституционный Суд РФ.

Относительно доводов защиты о том, что суд первой инстанции не принял во внимание и не дал надлежащей оценке постановлению Европейского суда по правам человека «Новоселов против Российской Федерации», апелляционная инстанция приходит к выводу, что, вопреки данному утверждению указанное постановление исследовано в судебном заседании, учтено и применено, а суд первой инстанции, проанализировав его содержание, сделал обоснованный вывод, что 27 апреля 2004 года Новоселов был похищен сотрудниками милиции, которые выдавали себя за частных телохранителей и в течение нескольких часов под угрозами допрашивали его и избивали. Жестокое обращение было намеренным, а его единственной целью было оскорбить, унизить заявителя, сломить его физическое и психологическое сопротивление и заставить дать признательные показания. Указанный анализ нашел свое отражение и при квалификации действий подсудимых как идеальной совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.126 и 286 УК РФ.

По этим же основаниям в совокупности с иными исследованными в судебном заседании доказательствами несостоятельны доводы стороны защиты по излишнему вменению подсудимым ст. 126 УК РФ.

Доводы жалоб о том, что дело рассмотрено с нарушением правил подсудности и должно было рассматриваться в Нижегородском областном суде, высказаны вопреки материалам дела, поскольку в деле имеется постановление о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну и их носителей от 28 апреля 2004 года, из которого следует, что гриф «секретно» с соответствующих документов снят (т.49 л.д.72-73, т.55 л.д.198-199). Свидетель Цыганов, проходивший службу в 2003-2004 годах па должности заместителя начальника криминальной милиции, исполняющий обязанности начальника криминальной милиции, показал суду, что все документы, приобщенные к уголовному делу, рассекречены. Кроме этого, из протокола судебного заседания (стр. 187,188) следует, что на запрос от 11 января 2019 года от начальника ГУ МВД России Нижегородской области поступил ответ о том, что материалы архивных личных дел бывших сотрудников Воронина и Маркеева в количестве 375 листов на момент предоставления следователю сведений, содержащих государственную тайну, не содержали.

Кроме того, в доводах жалоб стороны защиты указано на нарушение судом первой инстанции требований уголовно-процессуального закона при рассмотрении ходатайств стороны защиты об отводе судьи, поскольку постановления судом вынесены протокольно, без удаления в совещательную комнату и без вынесения отдельных постановлений. Такой вывод стороны защиты не соответствует требованиям и смыслу закона.

Так, согласно ч. 2 ст. 64 УПК РФ отвод судье заявляется до начала судебного следствия. В ходе дальнейшего судебного заседания заявление об отводе допускается лишь в случае, когда основание для него ранее не было известно стороне.

Как видно из материалов дела, стороной защиты уже в ходе судебного следствия многократно заявлялись ходатайства об отводе председательствующего фактически по одним и тем же основаниям. Повторные ходатайства об отводе по существу судом не рассматривались, как заявленные в нарушение требований ст.64 УПК РФ, и приобщались к материалам дела либо заносились в протокол судебного заседания как возражения на действия председательствующего.

В силу требований ч.3 ст.243 УПК РФ, возражения участников судебного разбирательства против действий председательствующего занесены в протокол судебного заседания, а совершение председательствующим каких-либо иных действий после высказанных возражений, являющихся субъективными оценкой и мнением относительно разрешения конкретных ходатайств и проведения процесса в целом, уголовно-процессуальное законодательство не предполагает.

Доводы стороны защиты о том, что судом первой инстанции было нарушено право осужденных на защиту, поскольку им назначались адвокаты в порядке ст. ст. 50, 51 УПК РФ, являются несостоятельными. Как усматривается из протокола судебного заседания, суд первой инстанции не оставлял без внимания ни одного ходатайства подсудимых относительно участия в суде защитников по соглашению, принимая мотивированные постановления, в то числе об отложении рассмотрения уголовного дела для заключения соответствующих соглашений с защитником, с разъяснением положения, что в случае не заключения соглашений будут приняты меры по обеспечению явки защитника по назначению. В силу конкретных обстоятельств судебного разбирательства, учтенных районным судом, с целью реализации права подсудимых и других участников процесса, в том числе на рассмотрение дела в разумные сроки, председательствующим судьей были приглашены адвокаты по назначению, которым не препятствовалось в ознакомлении с материалами уголовного дела и предоставлялось время для согласования позиций с подсудимыми, в связи с чем в судебном заседании объявлялись необходимые перерывы.

Одновременное участие защитников по соглашению с защитниками по назначению, а также игнорирование судом первой инстанции отказа подсудимых Воронина и Маркеева от назначенных им защитников нельзя признать противоречащим закону, поскольку не влияло на эффективность осуществляемой защиты подсудимых, обеспечивало им необходимый уровень представления из прав в суде, а неявка в судебное заседание адвокатов по соглашению не препятствовала продолжению судебного разбирательства, поскольку в судебном заседании участвовали адвокаты по назначению, в полном объеме исполнявшие свои обязанности и активно осуществлявшие защиту подсудимых.

Вопреки доводам адвоката Бурмистрова, судья, председательствующий по делу, рассматривая вопрос о продлении срока содержания под стражей Маркеева и Воронина, не высказывал в своем процессуальном решении суждение об их виновности (невиновности) в совершении инкриминируемых им деяний, равно как и не делал выводов по другим вопросам, которые были предметом рассмотрения при разбирательстве уголовного дела по существу предъявленного им обвинения.

Доводы защитников подсудимых о нарушении их прав из-за не предоставления времени для подготовки к судебным прениям, по мнению судебной коллегии, не могут быть признаны состоятельными, исходя из следующего. Как видно из протокола судебного заседания, 27 февраля 2019 года председательствующий опросила стороны о желании дополнить судебное следствие и в связи с отсутствием дополнений объявил об окончании судебного следствия и переходе к прениям сторон, после чего судебное заседание было отложено на 28 февраля 2019 года. 28 февраля 2019 года, разрешив вопрос о надлежащем извещении лиц участвующих в деле, председательствующий постановил продолжить судебное заседание в отсутствие надлежащим образом извещенных и не явившихся в судебное заседание лиц, начав выслушивать выступления государственных обвинителей и стороны потерпевшего, а затем объявив перерыв более чем на два часа, приступил к выслушиванию прений адвокатов Юдина, Платовой и подсудимого Воронина, затем адвокатов Коптелова, Каталымовой, Бастракова, а подсудимый Маркеев отказался от участия в прениях. После чего, удовлетворив ходатайство подсудимого Сорокина, судебное заседание было отложено на 09 часов 01 марта 2019 года, когда и были продолжены прения защитников Сорокина - адвокатов Богдана, Артемьева, Нагорного, Краченко, Бурмистрова, а также самого подсудимого Сорокина, которые были окончены 4 марта 2019 года, после чего, были произнесены реплики сторон, а каждому из подсудимых было предоставлено последнее слово.

При таких данных, нарушения права на защиту допущено не было.

Относительно доводов стороны защиты о том, что суд должен был указать в резолютивной части приговора об оставлении ареста на имущество до уплаты Сорокиным назначенного судом наказания и возмещения ущерба потерпевшему, в целях недопущения ограничения его прав на добровольную оплату штрафа, однако этого не сделал, каких-либо нарушений суд апелляционной инстанции не усматривает исходя из следующего.

Так, в соответствии с ч.ч.1,3 ст. 68 Федерального закона от 02 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», арест на имущество должника во исполнение судебного акта об аресте имущества, является мерами принудительного исполнения, к каковым относятся действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом- исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу.

Меры принудительного исполнения применяются судебным приставом- исполнителем после возбуждения исполнительного производства. Если в соответствии с законом устанавливается срок для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, то меры принудительного исполнения применяются после истечения такого срока.

Согласно ч.1 ст.31 и ч.3 ст.32 УИК РФ, осужденный к штрафу без рассрочки выплаты обязан уплатить штраф в течение 60 дней со дня вступления приговора суда в законную силу. В отношении осужденного, злостно уклоняющегося от уплаты штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания, судебный пристав-исполнитель производит взыскание штрафа в принудительном порядке.

В силу ст. 103 Федерального закона от 02 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», штраф, назначенный в качестве наказания за совершение преступления, подлежит взысканию. Исполнительный лист о взыскании штрафа за преступление предъявляется к исполнению после вступления приговора в законную силу в соответствующие сроки. Содержащееся в исполнительном листе требование о взыскании штрафа за преступление должно быть исполнено судебным приставом-исполнителем в течение шестидесяти календарных дней со дня вступления приговора в законную силу. Судебный пристав-исполнитель принимает меры по принудительному взысканию штрафа за преступление в общем порядке обращения взыскания на имущество должника, в случаях, когда, штраф за преступление должником в срок для добровольного исполнения. Исполнительное производство по исполнительному листу о взыскании штрафа за преступление оканчивается в случае выплаты штрафа в полном объеме.

Анализ приведенных правовых норм свидетельствует о том, что такая мера принудительного исполнения как арест на имущество во исполнение судебного акта об аресте имущества применяется лишь после истечения шестидесяти календарных дней со дня вступления приговора в законную силу, т.е. после истечения срока для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, в частности, по уплате штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания и уплате задолженности по рассмотренному гражданскому иску.

Таким образом, принятое судом первой инстанции решение об обращении взыскания на арестованное имущество Сорокина в целях обеспечения исполнения приговора по возмещению гражданского иска исполнения наказания в виде штрафа, с разъяснением, что в случае превышения стоимости арестованного имущества размера заявленных исковых требований и размера наказания в виде штрафа, часть арестованного имущества подлежит возврату законному владельцу, вынесено в соответствии с нормами действующего законодательства, и прав Сорокина на добровольную уплату штрафа не нарушает.

Показания допрошенных в суде апелляционной инстанции свидетелей со стороны защиты, а именно Широкова, Фетисовой, Кондакова, Шаровой, Шаронова Кисаровой, Мусихиной Панфиловой, Сазоновой, а также исследование приобщенных письменных доказательств, не могут поставить под сомнение выводы суда первой инстанции по всем исследованным выше вопросам, связанным с осуждением Сорокина, Воронина и Маркеева за совершенные преступления.

С доводом апелляционного представления о несправедливости назначенного Сорокину наказания, судебная коллегия не соглашается.

Автор апелляционного представления, не оспаривая назначенное Сорокину наказание за каждое преступление в отдельности, просит его усилить по совокупности преступлений.

Судебная коллегия не находит, что назначенное Сорокину наказание по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ является чрезмерно мягким и несправедливым, одновременно констатирую его соответствие целям, указанным в ч. 2 ст. 43 УК РФ.

При обосновании вида и размера наказания Сорокину наказания суд первой инстанции учел, что по месту жительства участковым оперуполномоченным и по месту работы он характеризуется положительно, на учете у врача-психиатра, у врача-нарколога не состоит.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Сорокина, суд признал в соответствии с п. «г» ч.1 ст.61 УК РФ наличие у него малолетних детей, а в силу ч.2 ст.61 УК РФ - положительные характеристики с места жительства, места работы, состояние здоровья Сорокина и его близких родственников, в том числе находящихся на его иждивении, а также наличие звания почетного гражданина Семеновского района Нижегородской области, почетного строителя России и наличие почетного знака «Строительная слава».

В отношении Маркеева суд установил, что по месту жительства участковым оперуполномоченным и по месту работы он характеризуется положительно, на учете у врача-психиатра, у врача-нарколога не состоит.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Маркееву, суд признал в силу ч.2 ст.61 УК РФ положительные характеристики с места жительства, места работы, состояние здоровья Маркеева и его близких родственников, в том числе находящихся на его иждивении, наличие благодарственных писем, ведомственных наград.

Приговором в отношении Воронина установлено, что по месту жительства участковым уполномоченным и по месту работы он характеризуется положительно, на учете у врача-психиатра, у врача-нарколога не состоит, имеет удостоверение ветерана боевых действий.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Воронина, суд признал в силу ч.2 ст.61 УК РФ положительные характеристики с места жительства, места работы, состояние здоровья Воронина и его близких родственников, в том числе находящихся на его иждивении, участие в боевых действиях, наличие государственных наград, благодарственных писем.

Обоснованно указано судом на отсутствие по делу обстоятельств, отягчающих наказание Сорокина, Воронина и Маркеева.

В полном соответствии с требованиями закона, суд привел в приговоре мотивы решения всех вопросов связанных с определением вида и размера наказания, назначенного Сорокину, Воронину и Маркееву. Выводы суда о невозможности применения в отношении осужденных положений ч.6 ст.15, ст.64 и ст.73 УК РФ в приговоре мотивированы надлежащим образом и сделаны с учетом всех исследованных данных, характеризующих личность и отношение к содеянному, в связи, с чем суд апелляционной инстанции не усматривает оснований с ними не согласиться.

Суд первой инстанции правильно указал, что положения ч.1 ст.62 УК РФ в отношении Сорокина, Маркеева и Воронина, не применяются ввиду отсутствия смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» ч.1 ст.61 УК РФ.

Обоснованно было назначено Сорокину дополнительное наказание по ч.6 ст. 290 УК РФ в виде штрафа с приведением мотивов и с учетом его материального положения, а Воронину, Маркееву и Сорокину с применением ч. 3 ст. 47 УК РФ дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Требование закона, регламентирующие назначение наказания судом выполнены. Вывод суда о том, что исправление осужденных возможно только в условиях изоляции от общества, мотивирован, дан с учетом всех обстоятельств дела и данных о личности Сорокина, Воронина и Маркеева. Оснований сомневаться в обоснованности данного вывода не имеется.

Оснований для изменения осужденным вида исправительного учреждения, назначенного судом первой инстанции, судебная коллегия не находит. В соответствии с положениями п. «в» ч.1 ст.58 УК РФ для отбывания наказания в виде лишения свободы они подлежат направлению в исправительную колонии строгого режима.

Сведения о награждения Маркеева в период службы медалью «За отличие в охране общественного порядка» судом первой инстанции установлены (стр.833 протокола судебного заседания), и учтены наряду с иными смягчающими наказание обстоятельствами при назначении ему минимального наказания, предусмотренного ч.2 ст. 126 УК РФ, а потому оснований для снижения в связи с указанными обстоятельствами назначенного наказания не имеется.

Отсутствуют основания и для изменения сумм, подлежащих взысканию с осужденных в пользу потерпевших в счет компенсации морального вреда, поскольку при решении данного вопроса суд, руководствуясь положениями ст. 1101 ГК РФ, аргументированно исходил из принципов разумности и справедливости, материального положения осужденных, обстоятельств дела, степени моральных страданий потерпевшего.

Из материалов дела следует, что судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, при этом нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, по делу допущено не было.

Вместе с тем, имеются основания для внесения изменений в приговор.

Так, в силу ст. 297 УПК РФ приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст. 240 ч. 3 УПК РФ были непосредственно исследованы в судебном заседании.

С учетом требований закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы в судебном заседании и не нашли отражение в протоколе судебного заседания.

В обжалуемом приговоре приведены показания Маркеева в качестве подсудимого о том, что Воронин объявлял сотрудникам отдела, что за раскрытие покушения на убийство, Сорокин обещал денежное вознаграждение; в ходе проведения оперативного эксперимента 27 апреля 2004 года они поместили Новоселова в автомашину «Мерседес», при этом они заблокировали Новоселова с двух сторон, чтобы он не нанес вред себе и им, и, подталкивали его к двери машины, а затем усадили Новоселова в автомобиль; в лесном массиве для участия в оперативном эксперименте к ним присоединился Сорокин и еще один сотрудник милиции.

Однако протокол судебного заседания не содержит дословно указанных слов (фраз), что свидетельствует о том, что приведенные показания Маркеева подлежат исключению из приговора.

Кроме этого, судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание как на доказательство виновности Сорокина, Воронина и Маркеева ссылку на их показания, данные ими в ходе очных ставок с потерпевшим Новоселовым и показания Маркеева в ходе следственного эксперимента с его участием, не исключая сами оглашенные и исследованные в действительности протоколы указанных следственных действий, поскольку протоколы названных очных ставок и протокол следственного эксперимента оглашались до начала допроса подсудимых и могли оглашаться лишь в части показаний потерпевшего Новоселова (стр. 308 и 408 протокола судебного заседания).

При этом, судебная коллегия считает, что указанные исключения не влияют на существо приговора и правильность выводов суда первой инстанции по уголовному делу о виновности осужденных.

В этой связи, доводы апелляционной жалобы адвоката Бастракова в вышеназванной части подлежат удовлетворению, а приговор соответствующему изменению.

Судебная коллегия также полагает, что апелляционная жалоба адвоката Нагорного в части не указания в резолютивной части приговора реквизитов для уплаты штрафа, назначенного Сорокину, заслуживает внимания.

Так, согласно ч.4 ст.308 УПК РФ, в случае назначения штрафа в качестве основного или дополнительного вида уголовного наказания в резолютивной части приговора указывается информация, необходимая в соответствии с правилами заполнения расчетных документов на перечисление суммы штрафа, предусмотренными законодательством Российской Федерации о национальной платежной системе.

Поскольку, как того требует ч.5.1 ст.220 УПК РФ, соответствующая информация указана в справке к обвинительному заключению, суд апелляционной инстанции считает необходимым изменить приговор Нижегородского районного суда г. Нижний Новгород от 07 марта 2019 года и внести в резолютивную часть приговора указание, что штраф, назначенный Сорокину в качестве дополнительного наказания, подлежит взысканию на счет государственного органа, являющегося администратором доходов федерального бюджета в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации с приведением соответствующих реквизитов.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.15, 389.18, 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия определила: 

апелляционные жалобы адвокатов Нагорного И.Е. и Бастракова А.В. на приговор Нижегородского районного суда г. Нижний Новгород от 07 марта 2019 года, - удовлетворить частично.

Приговор Нижегородского районного суда г. Нижний Новгород от 7 марта 2019 года в отношении Сорокина Олега Валентиновича, Воронина Евгения Евгеньевича и Маркеева Романа Сергеевича изменить:

  • исключить из приговора указание как на доказательство виновности Сорокина О.В., Воронина Е.Е. и Маркеева Р.С. ссылку на показания Сорокина О.В., Воронина Е.В. и Маркеева Р.С. данные ими в ходе очных ставок с потерпевшим Новоселовым А.В. и показания Маркеева Р.С. в ходе следственного эксперимента с его участием;
  • исключить из приговора приведенные показания Маркеева Р.С. в качестве подсудимого о том, что Воронин Е.Е. объявлял сотрудникам отдела, что за раскрытие покушения на убийство, Сорокин О.В. обещал денежное вознаграждение; в ходе проведения оперативного эксперимента 27 апреля 2004 года они поместили Новоселова А.В. в автомашину «Мерседес», при этом они заблокировали Новоселова А.В. с двух сторон, чтобы он не нанес вред себе и им, и, подталкивали его к двери машины, а затем усадили Новоселова А.В. в автомобиль; в лесном массиве для участия в оперативном эксперименте к ним присоединился Сорокин О.В. и еще один сотрудник милиции;
  • внести в резолютивную часть приговора указание о том, что штраф, назначенный Сорокину О.В. в качестве дополнительного наказания, подлежит взысканию на счет государственного органа, являющегося администратором доходов федерального бюджета в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации: Наименование получателя: Межрегиональное операционное УФК (Следственный комитет Российской Федерации л/с 04951004170); расчетный счет 40101810500000001901; банк получателя: Операционный департамент Банка России г. Москва 701; БИК банка 044501002; ИНН получателя: 7701903677; КПП получателя: 770101001; ОКТМО 45375000; КБК 417 1 16 21010 01 6000 140.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя Шкаредной Е.Д., апелляционные жалобы и дополнения адвокатов Бурмистрова М.В., Лебедева С.Ю., Артемьева Д.В., Нагорного И.Е., Богдана В.И., Платовой Н.Г., Юдина А.И., Бастракова А.В., Кравченко Д.В., осужденных Сорокина О.В., Воронина Е.Е. и Маркеева Р.С. - без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, но может быть обжаловано в порядке гл.47.1 УПК РФ непосредственно в суд кассационной инстанции.

Прочитано 1428 раз

Последние комментарии

  • Гость сказал Ещё
    Кровати менять научились. А девочек менять не пробовали? Менее, чем минуту назад
  • Гость сказал Ещё
    Опередил Путина . 10 минут назад.
  • Гость сказал Ещё
    Раньше я почему плохо управлял - потому что у меня... 14 минут назад.
  • Гость сказал Ещё
    А работать когда начнёт? 16 минут назад.
  • Гость сказал Ещё
    Незыгарь : Глава Нижегородской области Глеб Никитин... 17 минут назад.