Среда 19 февраля 2020
Войти

Регистрация


Облачно

2°C

Нижний Новгород

Облачно

Теневой банкир обвинил высокопоставленных полицейских во взяточничестве

  • Четверг, 14 февраля 2019 08:57

Нелегальный обнальщик Максим Осокин дал в суде показания против нескольких высокопоставленных полицейских чинов, обвинив их в вымогательстве взятки.

Напомним, что бывший тыловик нижегородской полиции Ихтияр Уразалин и директор авторынка «Московский» Иосиф Дриц обвиняются в посредничестве при передаче взятки в 30 млн рублей "неустановленным должностным лицам" из Главного следственного управления (ГСУ) за прекращение в 2014 году уголовного дела в отношении обнальщика Максима Осокина. Якобы при содействии Уразалина взяточники, которых так и не удалось найти, забрали указанную сумму из 44,8 млн рублей налички, изъятой предпринимателя в качестве вещдоков.

Что примечательно, об участии Уразалина в коррупционной схеме Осокин ничего не сказал, обличая в основном полицейское следствие.

Как сообщает "Коммерсант", теневого банкира Максима Осокина доставили на допрос в суд в наручниках и под конвоем: он сам проходит обвиняемым по делу о незаконной банковской деятельности с миллиардными оборотами.

На суде он рассказал, что в 2012 году сотрудники УБЭП в рамках возбуждённого против него уголовного дела сперва изъяли 22 млн рублей в принадлежащем ему ЧОПе "Тигр", а затем 22 млн при обысках в офисе банка "Богородский". По словам Осокина, при последующем пересчёте выяснилось, что 9 млн рублей пропали: их якобы украли работники УБЭП.

Спустя полтора года расследования работавший у Осокина бывший опер познакомил его экс-начальником Следственной части Главного следственного управления (СЧ ГСУ) Владимиром Воликовым. Тот в свою очередь дружил с действующим начальником СЧ ГСУ Альбертом Витушкиным.

В марте 2014 года Воликов в качестве посредника передал Осокину информацию, что за 20 млн рублей СЧ ГСУ может переквалифицировать обвинение в "незаконной банковской деятельности" в "незаконное предпринимательство" и дело прекратят по амнистии.

"Доказательная база по делу и в самом деле была слабая. Поэтому предложение меня устроило", – рассказал Осокин.

Со стороны банкира основным условием было возвращение оставшихся изъятых 22 млн рублей и договоров займа и расписок еще на 100 млн, а также снятие ареста с расчетных счетов фирм, где лежало еще около 60 млн.

Сейчас Владимир Воликов обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч.5 ст.291.1 УК РФ, а также ч.4 ст.291.1, ч.3 п. «б» ст.291.1, а именно в обещании посредничества во взяточничестве, а также посредничестве во взяточничестве. Бывший правоохранитель находится под домашним арестом.

По распоряжению Осокина, его кассир выдал их общему с Воликовым знакомому 10 млн рублей "предоплаты". Однако процесс застопорился, когда в ситуацию вклинился другой посредник Иосиф Дриц. На встрече с ним Осокин узнал, что Дриц в деталях знаком с подробностями уголовного дела. Тот уговаривал решать вопросы именно через него.

"Дриц мне говорил, что надо будет поделиться и с прокуратурой тоже, так как о моей ситуации знают многие", – заявил банкир.

В итоге ценник вырос до 40 млн рублей. По словам Осокина, новый «решальщик» называл ему среди интересантов фамилии Альберта Витушкина и начальника ГСУ Александра Пильганова, которым якобы надо дать по 5 млн рублей, и еще по 10 млн — начальнику нижегородского ГУВД Ивану Шаеву и заместителю прокурора области Евгению Денисову.

"Я обсудил этот вопрос с Воликовым, но он сказал, что бессилен что-либо сделать: с участием господина Дрица количество коррупционеров увеличилось и возврата к предыдущей сумме быть не может. Себе за посредничество Дриц просил 3 млн рублей", – рассказал Осокин.

Новый посредник заверил, что после этого все вопросы с банком будут закрыты. Но Осокин отказался "помощи" Дрица.

Тем не менее, как заявил свидетель, далее события разворачивались именно по новой схеме: 21 апреля 2014 года в СЧ ГСУ прекратили его уголовное дело по амнистии, а следователь выдал ему инкассаторские мешки с деньгами под расписку о получении 44 млн рублей. В мешках кроме денег были кирпичи и нарезанная бумага. Осокин рассчитывал на возвращение 14 млн рублей (в общую сумму 40 млн взятки вошли 10 млн "предоплаты"), но насчитал только 11 млн.

"На следующий день я встретился с Воликовым насчет недостающих 3 млн, но он свел все к шутке: мол, их на сигареты растащили за долгое хранение", – рассказал свидетель.

Через два года Осокин явился с повинной о даче взятки. Обнальщик объяснил это тем, что посредники обещали, что проблем с банком «Богородский» не будет, однако банк впоследствии взыскал 22 млн рублей с МВД и следователя, а полиция регрессом взыскала деньги с Осокина.

Прочитано 3612 раз