Вторник 23 июля 2019
Войти

Регистрация


Преимущественно облачно

22°C

Нижний Новгород

Преимущественно облачно

ФНС Нижегородского района подала иск о банкротстве муниципального предприятия «Нижгортранс» из-за 2 млн рублей долгов.

МП "Нижгортранс" было создано администрацией Нижнего Новгорода в 2017 году. Оно привлекло внимание общественности, когда депутат гордумы Евгений Лазарев поинтересовался у мэрии, почему недавно купленные городом ЛиАЗы переданы в собственность "Нижгортранса" и сдаются в аренду "Нижегородпассажиравтотрансу".

Чиновники пояснили, что из-за плачевного финансового положения НПАТ автобусы могут быть изъяты судебными приставами, поэтому их было решено "спрятать" в новом муниципальном предприятии.

"В создании второго автопредприятия нет ничего противозаконного", – заявил тогда сити-менеджер Сергей Белов.

Замглавы города Наталия Казачкова добавила, что бесплатно передать имущество не позволяет закон, поэтому были установлены минимальные тарифы. По всей видимости, в мэрии решили, что раз они сдают автобусы в аренду самим себе, то и налоги платить не надо, но у ФНС другое мнение на этот счёт. Теперь делом будет заниматься арбитражный суд.

Суд по делу Олега Сорокина перешёл к исследованию доказательств.

12 февраля около 9 часов прокурор зачитывала материалы из 17 томов уголовного дела. Гособвинителем были перечислены документы по аукциону с участием Инградстроя, представленные министерством инвестиций Нижегородской области; документы об избрании Олега Сорокина депутатом гордумы, Заксобрания, главой города; справки полученные по запросам ЗАО Вектрон от Мингосимущества Нижегородской области, а также материалы жалобы компании в ФАС России по поводу аукциона и т.д.

Были также озвучены данные о доходах Сорокина и его семьи, а также о доходах Садекова и сведения о движении средств на его счетах. Прокурор также ознакомила суд с протоколами обысков в декабре 2017 года в Инрадстрое, УК Столица Нижний и дома у Сорокина. Когда в списке изъятого имущества звучат деньги, Сорокин в шутку спрашивает, где они сейчас лежат.

"На них наложен арест, хранятся в следственном комитете", – объясняет прокурор.

Обвинение перешло к зачитыванию результатов лингвистической и технической экспертизы аудиозаписи разговора между Ханом, Садековым и Сорокиным, который был записан Ханом в отеле Маджестик в Каннах. Эксперты не смогли установить идёт ли в разговоре речь о передачи денег, т.к. предмет передачи не был вербализован. Кроме того, не удалось установить, принадлежит ли голос на записи Сорокину.

Как и говорил на допросе Хан, разговор с Сорокиным вёлся общими фразами и касался инвестиций в город, а тема взятки не обсуждалась напрямую. Об этом можно судить и по зачитанной прокурором расшифровке беседы. Вот, в частности, часть того, что говорил Хану Сорокин:

"Что касается интереса к некоторым аукционам, которые проходят в городе и области, если такой интерес есть, то тогда декларируйте свое участие, официально совершенно подайте заявку, примите участие. Если нужен какой-то совет дружеский на эту тему, пожалуйста, обращайтесь, потому что есть генплан развития города, есть понимание власти, для чего тот или иной участок предназначен. Если вы без этого понимания собираетесь работать, то по сути нужно понимать, что это (неразборчиво) мы на будущее встречаемся, будем советоваться, как-то взаимодействовать. Есть еще несколько аукционов в ближайшее время, которые пройдут, маленькие, большие, пожалуйста, welcome! Приходите, платите деньги, принимайте участие."

На этом заседание закончилось и было перенесено на 13 февраля, 9:00.

На суде по делу Александра Бочкарёва были допрошены маркетолог ООО «Рынок Народный» Наталья Васильева, знакомый Дмитрия Дзепы Максим Астахов, нижегородский политтехнолог Илья Ластов и другие.

Напомним, что депутат Бочкарев и политтехнолог Сергей Воронов обвиняются в мошенничестве в отношении однопартийца Дмитрия Дзепы, который передал коллегам за проходное место на выборах в думу Нижнего Новгорода 5 млн рублей, но депутатом так и не стал.

Как сообщает "Коммерсант", в суде продолжился допрос свидетелей. Маркетолог ООО «Рынок Народный» Наталья Васильева рассказала, что деньги на избирательный счёт партии в "Сбербанке" вносились по её паспорту. В частности, средства несколько раз через неё просила внести помощница Александра Бочкарева Татьяна Гриневич. Происхождением этих денег Васильева никогда не интересовалась.

Приятель потерпевшего Дзепы Максим Астахов рассказал, как тот пытался весной 2017 года вернуть свои 5 миллионов рублей обратно. Он дважды возил Дзепу к офису компании «Саюс» на набережной Федоровского. Для встречи с Бочкарёвым потерпевший одалживал у Астахова диктофон. Позднее аудиозаписи этих переговоров легли в основу уголовного дела. По словам Максима Астахова, у «Справедливой России» перед Дмитрием Дзепой остались обязательства по его включению в проходные кандидаты с 2010 года, когда коммерсант по просьбе Александра Бочкарева снял свою кандидатуру с выборов в гордуму. Якобы его пообещали сделать депутатом в 2015 году, но потребовали деньги, чтобы сохранить его место в партийном списке.

Другие кандидаты в депутаты от "Справедливой России" рассказали, что открывали собственные предвыборные счета. Гендиректор ООО «Рентинвест» Егор Куртыгин на выборы в ЗСНО в 2016 году собирался выдвигаться от "Единой России", но проиграл праймериз, и тогда Бочкарёв предложил ему избраться от "СР". По словам Куртыгина, ему предлагалось финансировать свою компанию, покупая у близких Александру Бочкарёву коммерческих структур крупу и оплатив концерт Эдиты Пьехи. Покупать гречку и выступление певицы Куртыгин отказался, заплатив через Гриневич лишь за билборды с партийной символикой. В результате за неделю до выборов НРО "Справедливой России" сняло кандидатуру Куртыгина с выборов за "неисполнением партийных обязательств".

"Коммерсант" также пишет, что в перерыве между допросами свидетелей представители УФСИН и гособвинитель опять ходатайствовали об аресте Александра Бочкарева. Ранее попытки перевести депутата в СИЗО дважды провалились.

Вчера в суде по делу Олега Сорокина допросили бизнес-партнёра директора ЗАО "Вектрон" Александра Беспалова Евгения Хана и двоюродного брата Мансура Садекова Иршата Халиуллина.

Напомним, что суд перешёл к рассмотрению эпизода со взяткой. По версии следствия, в период 2012-2013 годов Мансур Садеков, действуя в интересах Сорокина, попытался передать 1$ миллион представителям ЗАО "Вектрон", которые жалобами в УФАС мешали аффилированной с Сорокиным фирме "Инградстрой" выиграть конкурс на 400 гектаров земли в Кузнечихе для строительства ЖК.

11 февраля заседание суда перешло в малый зал с оборудованием для телеконференций, чтобы была возможность дистанционно связаться со свидетелями. Первым был допрошен Евгений Хан. В 2012 году он купил у директора "Вектрона" Александра Беспалова акции компании, чтобы участвовать в аукционе по аренде земельного участка более 400 га в Нижнем Новгороде, где участок и подробности аукциона не помнит, этим занимался Беспалов. Своей профессиональной деятельностью Хан называет инвестиции.

Хан рассказал, что с Садековым его познакомил Беспалов, объяснив, что тот представляет интересы Сорокина. С Садековым он общался по поводу отзыва жалобы ФАС. На совместных встречах с Сорокиным эти вопросы не поднимались по просьбе Садекова. Он объяснил это опасениями скомпрометировать Сорокина, т.к. разговоры могут записываться.

С Сорокиым Хан встречался дважды: в 2012 году в нижегородском кремле и в 2013 году в Каннах в отеле Маджестик. По словам свидетеля, оба раза разговор шёл на общие темы, Сорокин был доброжелателен, говорил об инвестициях в город, призывал к участию в аукционах, говорил корректно, но не конкретно. В общении 1 на 1 с Садековым же речь шла уже об отзыве жалобы и соответствующем вознаграждении за это.

"Мне потом объяснил Садеков, чтобы мы забрали жалобу, речь шла о миллионе долларов. Но я всегда говорил Садекову, что деньги меня не интересуют, меня всегда интересовали проекты и их реализация, – Хан передал эту информацию Беспалову, а затем решил выйти из проекта: – Сам я решил больше не участвовать в проекте, брать деньги мне было неинтересно, а продолжать проект было бессмысленно, т.к. Сорокин был главой города, без его разрешения мы не смогли бы сделать ничего."

К допросу свидетеля приступил Олег Сорокин. Первые несколько минут подсудимый уточнял детали участия Хана в долях Вектрона, узнавал о его отношениях с Садековым и Беспаловым, спрашивал о профессиональной деятельности свидетеля. Интересности начались, когда слово перешло к адвокатам. 

Михаил Бурмистров начал задавать не связанные с делом вопросы: знаком ли свидетель с Козловым Сергеем Борисовичем, вёл ли он какие-либо инвестиционные проекты в Озёрске, в связи с чем было возбуждено уголовное дело в отношении главы Озерского района Козлова. Хан отвечал "не помню", а судья снимала вопросы. Внезапно сторона защиты кинулась обвинять свидетеля.

"Бурмистров: эти вопросы имеют непосредственное отношение к делу! В отношении Козлова было возбуждено уголовное дело по взятке, так же как и в отношении Сорокина, затем он был оправдан.
Сорокин: прошу судом дать оценку. Защитой доподлинно установлено, что свидетель Хан являлся штатным полицейским провокатором, который работал в связке с агентами УБЭП, но его сообщники уже осуждены в данный момент!"

По словам защитников, Евгений Хан участвовал в деле главы Озерского района Сергея Козлова. Хан приехал в этот район и планировал купить земельный участок, хотя денег на это у него не было. Летом 2009 года Хан обратился в полицию с заявлением, что глава района Сергей Козлов вымогает у него взятку за совершение сделки по продаже земельного участка. После этого было заведено уголовное дело по ч.4 ст. 290 УК РФ, основную часть проверочных и оперативных мероприятий с Ханом выполнил оперуполномоченный Сергей Пирожков, которого затем осудили по делу Дениса Сугробова. В том деле были и свои посредники Максимов и Софонов, которые играли примерно ту же роль, что в деле Олега Сорокина играет Садеков. В Московском горсуде суд присяжных впоследствии оправдал Козлова.

После замечаний судьи Сорокин и защитники отошли от этой темы, однако впоследствии в ходе допроса опять вернулись к ней через несколько минут.

"Сорокин: принимали ли вы участие в судебных заседаниях по взяткам или коммерческому подкупу?
Хан: да, в качестве свидетеля по одному делу.
Сорокин: а под другой фамилией?
Свидетель молчит.
Сорокин: помните эти дела? Сколько их было?
Судья: суду это неинтересно!
Сорокин: возражаю, суд должен выяснить возможность провокации со стороны свидетеля!
Судья: суд это выяснит!"

Следующим был допрошен свидетель Иршат Халиуллин – двоюродный брат Садекова. Он распоряжался деньгами Садекова по доверенности, так как тот часто находился заграницей. В марте 2013 года двоюродный брат попросил его встретиться с Беспаловым и положить 1$ долларов в ячейку в банке. О том, зачем нужны были эти деньги Халиуллин не знал.

Свидетель также рассказал, отвечая на вопросы прокурора, что сейчас Садеков находится за пределами России.

Следующим "свидетелем" стал директор ЗАО "Вектрон" Александр Беспалов. Лично присутствовать на заседании суда он не смог по причине смерти, поэтому прокурор подала ходатайство о необходимости зачитать его показания 2013 и 2014 года. Суд получил справку из Ростовского госпиталя о том, что Беспалов умер в 2014 году, свидетельства о смерти в суде нет.

Сторона защиты протестовала против оглашения его показаний и не поверила в смерть свидетеля.

"Мы свидетельства о смерти не видели, только справку из Ростовского морга, а такие справки, как всем известно, делаются как прикрытие для действующих спецсотрудников. Он умер в 00:00, не там, где проживал. И свидетель смерти только один, его сосед по палате. Я против оглашения показаний, т.к. не установлен факт смерти. А то у нас тут инвесторы безработные, теперь мертвые без свидетельства о смерти", – возмутился Сорокин.

Суд пришёл к выводу, что оснований не доверять выписке из ЗАГСа нет, и прокурор огласила показания. Допрос касался переговоров и телефонных разговоров Беспалова с Садековым и Халиуллиным, которые записывались. Кроме того, в разговоре со следователями Беспалов утверждал, что получал указания от Хана, тогда как в суде Хан сказал, что лишь передавал информацию Беспалову, чтобы тот принимал решения сам.

Суд объявил, что на следующем заседании перейдёт к рассмотрению доказательств. Оно назначено 12 февраля, 9:00.

На суде по делу Олега Сорокина прошёл допрос свидетеля, депутата Думы Нижнего Новгорода Евгения Лазарева.

Напомним, что суд перешёл к рассмотрению эпизода со взяткой. По версии следствия, в период 2012-2013 годов Мансур Садеков, действуя в интересах Сорокина, попытался передать 1$ миллион представителям ЗАО "Вектрон", которые жалобами в УФАС мешали аффилированной с Сорокиным фирме "Инградстрой" выиграть конкурс на 400 гектаров земли в Кузнечихе для строительства ЖК.

8 февраля была допрошена свидетель Анна Мизюкова, которая в период с 2008 по 2014 год занимала должность заместителя министра госимущества и земельных ресурсов и занималась организацией земельных аукционов.

По словам экс-чиновницы, на аукцион Минимущества было выставлено 14 участков одним лотом, участие в торгах принял лишь "Инградстрой". Аукцион был признан несостоявшимся и компании было предложено заключить договор аренды. После этого представители ЗАО "Вектрон" и "ЖБК-Строй" подали жалобы на процедуру конкурса. Их претензии в основном касались недостаточного количества времени на подачу документов.

Отвечая на вопросы прокурора, Мизюкова отметила, что организации, подавшие жалобы, не участвовали в аукционе. На вопрос об аффилированности Сорокина с "Инградстроем" она не дала однозначного ответа, однако уточнила, что эта компания входит в ГК "Столица Нижний".

Допрос экс-чиновницы Олег Сорокин начал с благодарности за "градостроительный ликбез":

"Добрый день, Анна Владимировна! Вы сегодня в отличие от секретного свидетеля провели отличный ликбез, спасибо. Я сегодня вам буду задавать вопросы, ответы на которые, как и вы, знаю, но на них нужно ответить для суда. Прошу председательствующего объявить технический перерыв перед допросом. Анна Владимировна, у меня к вам убедительная просьба говорить максимально расширенно, потому что то, о чем мы будем говорить, не все понимают, в том числе те, кто делал обвинительное заключение."

Отвечая на вопросы подсудимого, свидетель рассказала, что Сорокин не мог давать указания министерству госимущества, условия аукциона были равны для всех, сам он был открытым, а документация стандартной, включая и сроки подачи заявок. Мизюкова пояснила, что проект планировки и межевания (ППМ) по обсуждаемой территории разрабатывался в департаменте градостроительства и проходил через общественные слушания. От участников конкурса требовалось лишь внести предложение по ППМ в свободной форме. 

"В законодательстве нет конкретных требований к этому, должно быть просто представление о том, какие объекты будут размещаться, например, простое перечисление объектов", – объяснила Мизюкова.

Свидетель рассказала, что приходившие в Минимущества представители "Вектрона" не могли толком сформулировать свои претензии, кричали и обвиняли всех в коррупции. Тем не менее, после того, как УФАС перенесло сроки конкурса, заявку на участие они подавать не стали.

Напомним, что по словам "тайного свидетеля" Сорокин в ответ на услугу Садекова по передаче взятки "Вектрону" должен был помочь ему с выделением участков под АЗС. Как заявила Мизюкова, Сорокин на тот момент, исполняя представительские функции главы города при двуглавой системе, таких полномочий не имел. 

"Глава города вообще не занимался участками, если земля была в муниципальной собственности, то распоряжался глава администрации, если в областной, то правительство региона", – пояснила свидетель.

Участки под АЗС, в частности, выделялись исходя из целесообразности, которую определяла рабочая группа, где председательствовал Дмитрий Сватковский. Сорокин в неё не входил.

Во время перерыва Сорокин обвинил прокуроров в некомпетентности:

"Позорище! Обвинение не могут нормально составить, ни в чем не разбираются! План планировки и межевания от предложений по планировке не отличают!"

Суд вызвал свидетеля Евгения Лазарева, которому принадлежала фирма "ЖБК-Строй", также подававшая жалобы на аукцион по участкам в Кузнечихе.

По его словам стоимость участков в Кузнечихе составляла порядка 3,5 млрд рублей, тогда как Минумещства с учётом задатка отдавало их в аренду под строительство за 1 млрд. 

"Я говорил, что параметры не соответствуют размеру участка, тут что-то схимичили. Если бы был меньше размер задатка и не надо было бы предоставлять предложение по планировке и межеванию территории, то больше компаний бы заявились. Мы не смогли предоставить. Обратились в специализированную организацию, нам сказали, что предложения по планировке будут стоить около 7 млн рублей, это займет 6 месяцев. Надо было запросить технические условия", – рассказал Лазарев.

Поняв, что они не сумеют выполнить условия аукциона в срок, "ЖБК-Строй" подали жалобу в антимонопольный комитет. Срок подачи заявок был перенесён на месяц, но и этого времени оказалось недостаточно.

Прокурор попросила свидетеля Мизюкову уточнить касательно требований по "проекту планировки, межевания и застройки".

"Лазарев неправильно называет документ! – заявила экс-чиновница. – Проект планировки и межевания не требовался! Это градостроительный документ! Нужны были только предложения, они подавались в свободной форме."

К допросу Лазарева приступил Сорокин. По словам свидетеля, для подготовки документов к аукциону были необходимы технические условия. Сорокин пояснил ему, что они прилагаются к конкурсной документации и доступны для всех желающих.

Лазарев: все равно, все организации нам сказали, что 6-9 месяцев.
Сорокин: но точно вы не знали, что в конкурсной документации всегда находятся технические условия?
Лазарев: знал, но они бывают просроченные.
Сорокин: вы знаете такие случаи?
Лазарев: бывают.
Сорокин: а вообще зачем нужны технические условия для подготовки предложения?
Лазарев: но невозможно же опираться только на кадастр, вы же понимаете, какие-то условия должны быть.
Сорокин: почему вы думаете, что технические условия нужны?
Лазарев: те компании, куда мы обращались, нам говорили, что надо.

Сорокин также объяснил, что в городе есть средние компании, которые могут сделать предложение по ППМ за 2-3 недели.

Лазарев рассказал, что не синхронизировал свои действия с "Вектроном", но решил отозвать жалобу, когда узнал, что представители "Вектрона" обратились в московскую ФАС. Он также рассказал, что Сорокин был аффилирован с ГК "Столица Нижний", ранее он был руководителем, а затем передал доли своей жене.

Суд объявил допрос свидетеля Евгения Лазарева законченным. Заседание было перенесено на 11 февраля, 9:00.

Канавинский райсуд Нижнего Новгорода признал недействительными школьный аттестат и диплом колледжа экс-депутата Гордумы Валерия Гельжиниса.

Суд наконец поставил точку в истории с поддельными документами об образовании Гельжиниса.

По итогам разбирательств выяснилось, что бывший депутат окончил школу с академической справкой вместо аттестата в связи с переходом в колледж, а из Астраханского морского колледжа был отчислен за неподобающее поведение. Адвокаты Гельжиниса настаивали, что дипломом о среднем образовании их подзащитный обладает, т.к. якобы был восстановлен в колледже, но эта информация не подтвердилась в суде.

Диплом о среднем профессиональном образовании и школьный аттестат были признаны недействительными.

Напомним, что Валерий Гельжинис в конце января покинул Думу Нижнего Новгорода, заявив, что ему предложили работу в Москве.

В суде по делу Олега Сорокина закончился допрос свидетеля под псевдонимом "Шмелев".

Напомним, что экс-зампреда ЗСНО Олега Сорокина обвиняют в получении взятки от Мансура Садекова "в виде незаконного оказания услуг имущественного характера в особо крупном размере за общее покровительство и попустительство по службе". В 2012 году аффилированная с Сорокиным фирма "Инградстрой" выиграла аукцион Минимущества на заключение договоров аренды 14 земельных участков общей площадью 453 га в Нижнем Новгороде.

ЗАО "Вектрон" подало жалобу в ФАС на итоги конкурса. По версии следствия, Олег Сорокин, будучи заинтересованным в деятельности "Инградстроя" и реализации заключенных им договоров, в период с октября 2012 по март 2013 предложил своему знакомому Мансуру Садекову оказать услугу: заплатить 1 млн долларов США в качестве незаконного вознаграждения генеральному директору "Вектрона" Александру Беспалову за отзыв жалоб и исковых требований и отказ от дальнейших притязаний на указанные участки. Садеков в итоге был арестован за попытку передачи денег и осуждён за попытку коммерческого подкупа.

На заседании 7 февраля 2019 года свидетель, пожелавший остаться анонимным, под псевдонимом "Шмелев" рассказал, что инициатором передачи взятки был сам Садеков. Сорокин же был не против и в случае успеха помог бы Садекову с выделением участков под АЗС.

Из ответов свидетеля стало понятно, что он лично знаком с Сорокиным и Садековым, а о многих обстоятельствах конкурса, споров с антимонопольной службой и обстоятельствах передачи взятки ему известно "в связи с его профессиональной деятельностью". Адвокаты и Сорокин несколько раз пытались задавать Шмелеву не совсем связанные с делом наводящие вопросы, чтобы, по всей видимости, выяснить его личность, но суд эти вопросы снимал.

У Шмелева также спрашивали о деятельности Инветсовета. Он рассказал, что его решения официально носили рекомендательный характер и принимались по голосованию большинства, однако Сорокин мог оказывать влияние на других членов этого органа.

Вчерашнее заседание длилось около 15 часов, были просмотрены видеозаписи следственного эксперимента и принято решение перейти к рассмотрению второго эпизода со взяткой Садекова.

Ещё 5 февраля суд окончил опрос свидетелей по делу о похищении Новосёлова и намеревался перейти к рассмотрению вещественных доказательств, включая видеозаписи "оперативного эксперимента" в Балахнинском лесу, однако тем вечером приставам не удалось настроить видеопроигрыватель.

Утром 6 февраля техника заработала и, после традиционных ходатайств адвокатов об отводе судьи, начался просмотр. Видео представляло из себя получасовую запись того, как Новосёлов сидит в машине и записывает показания, попутно споря с кем-то за кадром о том, он ли стрелял в Сорокина или нет. Кадров непосредственно допроса не было.

Сторона защиты заявила, что Новосёлов не выглядит так, будто его два часа избивали. По их словам, его одежда выглядела чистой, на руках не было следов наручников, на лице и губе не видно крови или ссадин. Потерпевший и его адвокаты объяснили это плохим качеством съёмки и тем, под каким углом держалась камера.

Далее суд перешёл к допросу свидетелей по второму эпизоду. Напомним, что Олегу Сорокину инкриминируют получение взятки "в виде незаконного оказания услуг имущественного характера" от Мансура Садекова.

По версии следствия, в 2013 году по поручению Сорокина его бывший приятель Садеков должен был передать компании «Вектрон» $1 млн, чтобы та не препятствовала компании «Инградстрой» (контролируется женой Олега Сорокина Эладой Нагорной и его бизнес-партнерами) выиграть конкурс на аренду 453 га земли под жилищную застройку.

Слушание по второму эпизоду началось с допроса свидетеля, выступающего под псевдонимом. Допрос свидетеля проходил с использованием программы, изменяющей голос. Сам свидетель в зале не присутствовал — связь с ним происходила посредством аудиоаппаратуры.

Аноним рассказал о том, как проходил в 2012 году конкурс на получение земли в Советском районе. По словам свидетеля, Сорокин был заинтересован в победе "Инградстроя". Изначально фирма победила, но затем итоги конкурса были обжалованы "Вектроном" и ЖБК-Строй. Сорокин лично пытался уладить вопросы с антимонопольной службой, но у него не получилось. При этом Теодорович якобы пытался решить вопрос в пользу Сорокина, но у него не получилось.

Далее аноним рассказал, что Садеков был в очень хороших отношениях с Сорокиным, и предложил ему решить вопрос с конкурсом.

"Садеков по собственной инициативе договорился с представителями «Вектрона» по поводу жалобы антимонопольной службы. Садеков договорился с представителями «Вектрона» по поводу снятия всех претензий компании по поводу этого аукциона. Размер вознаграждения за это составлял 1 млн долларов. Сорокин был не против передачи Садековым денег «Вектрону», но не настаивал. В случае если бы Садеков решил вопрос с «Вектроном», Сорокин уступил бы ему часть участков", – объяснил свидетель.

Начав допрос свидетеля, Сорокин спросил, боится ли тот его. Свидетель ответил, что опасается. Далее было несколько вопросов о том, было ли в проведённом конкурсе что-то необычное, а также уточняющие вопросы по деятельности фирм, обжаловавших итоги торгов.

Свидетель рассказал, что ему неизвестно, оказывал ли Сорокин Садекову какие-либо услуги, также ему ничего неизвестно о фактах, когда Садеков давал бы Сорокину деньги за какие-либо услуги или наоборот — когда Сорокин давал бы Садекову деньги за какие-либо услуги. Также свидетелю неизвестно о каких-либо финансовых взаимоотношениях Сорокина с фирмами «Инградстрой» или «Вектрон». По словам свидетеля, лично Сорокин не передавал деньги «Вектрону», но Садеков по просьбе Сорокина — да.

За полчаса до полуночи было решено отложить судебное заседание до 12:30 7 февраля.

В Нижегородском районном суде в закрытом режиме прошли предварительные слушания по делу депутата ЗСНО Вадима Жука.

Напомним, что парламентарий обвиняется в совершении преступления предусмотренного ч. 2 ст. 200.3 УК РФ (незаконное привлечение средств дольщиков). В 2014 году фирма депутата Жука построила дом без разрешения властей и продала квартиры в нём. Здание до сих пор не введено в эксплуатацию.

На суде адвокаты Жука ходатайствовали о возвращении дела в прокуратуру.

"В обосновании своей позиции заявители указали, что в обвинительном заключении указаны сведения о потерпевших, но отсутствует указание на характер и размера вреда, причиненного им преступлением, предусмотренным ч. 2, ст. 200.3 УК РФ. Орган предварительного следствия не установил характер и размер вреда, причиненного преступлением потерпевшим, тогда как эти обстоятельства входят в предмет доказывания по уголовному делу", – сообщает пресс-служба суда.

Гособвинение возражало против возвращения дела, так как не увидело для этого оснований. В итоге суд ходатайство защиты не удовлетворил.

Новое судебное заседание состоится 7 февраля, оно будет проходить в открытом режиме.

На суде по делу Олега Сорокина продолжился допрос свидетелей, в том числе и Михаила Дикина, который отсидел 12 лет за покушение на Сорокина.

После того, как суд закончил допрос свидетелей из рядов бывших правоохранителей, зал вновь открыли для СМИ.

Слово дали врачу Дмитрию Колчину из больницы, где в 2004 году проходил лечение потерпевший Новоселов, профессору Сергею Измайлову, который консультировал лечащего врача Новосёлова, судмедксперту Ольге Яканиной, которая проводила экспертизу состояния Новосёлова.

У медиков спрашивали в каком состоянии был потерпевший, задавали уточняющие вопросы касательно его травм, интересовались, были ли у него на руках следы от наручников и дежурила ли у его палаты охрана. По словам врачей, у Новосёлова было множество ссадин, ему диагностировали сотрясение мозга и повреждение почек. На вопрос об охране они ответили, что возле палаты Новосёлова постоянно находился кто-то из его знакомых.

Когда дело дошло до допроса Михаила Дикина, подсудимые с ним почти не говорили, оставив право задавать вопросы адвокатам. Он назвал подсудимого Евгения Воронина организатором похищения Новосёлова. По его словам, тот летом 2004 года в ТЦ "Арбат" вымогал у него деньги, угрожая сфабриковать дела и "повесить несколько убийств".

На вопрос судьи, есть ли у Дикина неприязненное отношения или основания оговаривать подсудимых Сорокина, Воронина и Маркеева, он ответил: 

"Неприязненные отношения есть, оснований оговаривать нет. Они все трое сфабриковали против меня дело."