Вторник 23 июля 2019
Войти

Регистрация


Преимущественно облачно

21°C

Нижний Новгород

Преимущественно облачно

Суд по делу Сорокина приступил к допросу потерпевшего Александра Новосёлова.

Напомним, что экс-зампред Заксобрания Олег Сорокин обвиняется в получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ), а также соучастии в похищении Александра Новосёлова. По последнему эпизоду также проходят бывшие правоохранители Евгений Воронин и Роман Маркеев.

Сегодня в районном суде после очередной порции ходатайств со стороны защиты суд наконец перешёл к допросу Новосёлова.

По словам потерпевшего, 28 апреля 2004 года в 9 утра он вышел из дома с женой и сел в маршрутку. Чуть позже он увидел в окно, как автобус преследует чёрный автомобиль марки Мерседес, принадлежащий подсудимому Олегу Сорокину.

Выйдя на площади Свободы Новосёлов был схвачен тремя людьми, которые насильно запихали его на заднее сидение Мерседеса. На переднем сидении машины был оперативник Роман Маркеев.

Когда автомобиль доехал до леса под Балахной, к месту прибыл внедорожник, из которого вышли двое. Одним из них был сам Олег Сорокин.

"Маркеев стал снимать на видеокамеру. Человек в черном сзади ударил меня по голове, я упал на колени. Сорокин задрал на себе джемпер, показал на своем теле шрамы и сказал, что это я в него стрелял. Я сказал, что этого не делал, Сорокин сказал, что я вру и ударил меня ногой. Другой человек стал тоже меня бить, – заявил Новосёлов. Прокурор задала вопрос, сколько ударов нанес конкретно Сорокин, на что потерпевший ответил: – 3-4 удара."

Новосёлов также рассказал, что его душили чёрным пакетом, засовывали в рот пистолет, а затем Сорокин достал из машины топор.

"Я стал кричать, чтобы меня не убивали. Я сказал, что дам любые показания, какие требуют", – продолжил он.

Затем похитители потребовали, чтобы Новосёлов дал нужные показания. Сорокин также обещал дать ему денег, если Новосёлов повторит показания в прокуратуре.

На этом заседание закончилось. Допрос продолжится на следующем слушании, которое назначено на 18 января на 9:00.

Нижегородский райсуд отклонил ходатайство адвоката Андрея Юдина о передаче уголовного дела в отношении Олега Сорокина в суд высшей инстанции.

Напомним, что сторона защиты в деле Сорокина обнаружила в материалах документы с грифами "Секретно" и "Совершенно секретно". По словам юристов, это означает, что в ходе заседания может быть разглашена государственная тайна и таким образом слушания должны перейти в закрыты режим и проходить в областном суде.

Сегодня в ходе рассмотрения дела прокурор Елена Шкаредная передала суду ответ замначальника ГУ МВД России по Нижегородской области по вопросу о статусе спорных документов. Согласно ответу, засекреченных документов в материалах дела нет. Копии тех, что в деле имеют гриф "Совершенно секретно", были ранее рассекречены, отметки об этом имеются на оригиналах в архиве.

Суд постановил, что дело не будет передано в областной суд. Заседание продолжается.

Напомним, что экс-зампред Заксобрания Олег Сорокин обвиняется в получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ), а также соучастии в похищении Александра Новосёлова. По последнему эпизоду также проходят бывшие правоохранители Евгений Воронин и Роман Маркеев.

Бочкарёва опять не переведут в СИЗО

  • Понедельник, 14 января 2019 13:06

Нижегородский райсуд оставил главу НРО "Справедливой России" Александра Бочкарёва под домашним арестом.

Напомним, что ФСИН потребовало ужесточить подсудимому депутату ЗСНО Александру Бочкарёва меру пресечения, так как он якобы нарушает условия домашнего ареста. Ранее с аналогичными требованиями выступала прокуратура, однако и их ходатайство не было удовлетворено.

Представители федеральной службы исполнения наказаний утверждали, что Бочкарёв разговаривал со своим приятелем Сергеем Мараховым, их беседы сняли камеры суда. Сам же депутат и его защита настаивали, что разговора как такового не было, а при встрече с собеседником Бочкарёв лишь просил не провоцировать его на нарушение домашнего ареста. В итоге суд счел доводы гособвинения недоказанными.

Федеральная служба исполнения наказаний считает, что подсудимый депутат Александр Бочкарёв нарушает правила пребывания под домашним арестом и должен быть переведён в следственный изолятор.

Напомним, что депутат ЗСНО и глава НРО "Справедливой России" Александр Бочкарёв и политтехнолог Сергей Воронов обвиняются в мошенничестве в отношении однопартийца Дмитрия Дзепы, который передал коллегам за проходное место на выборах в думу Нижнего Новгорода 5 млн рублей, но депутатом так и не стал. С ноября прошлого года Бочкарёв находится под домашним арестом.

В средине декабря прокуратура уже требовала взять подсудимого под стражу, после того как СМИ опубликовали записи того, как он общается (пусть и неохотно) с журанлистами на суде, а также здоровается за руку со свидетелем обвинения, зампредседателя регионального отделения "Справедливой России" Евгением Сабашниковым. В итоги суд принял решение оставить действующую меру пресечения в силе.

Как сообщает "Коммерсант", на этот раз поводом для требования поместить Бочкарёва в СИЗО стали записи видеокамер суда, запечатлевшие, как обвиняемый общается перед заседанием со своим знакомым Сергеем Мараховым.

По информации ФСИН, господин Марахов дожидался парламентария у дверей, поприветствовал как знакомого, справился о его здоровье и ходе судебного процесса. Александр Бочкарёв и сопровождавший его сотрудник ФСИН сделали ему замечание и попросили не провоцировать нарушение условий домашнего ареста, по которым депутату можно общаться только с сожителями, прописанными в доме в Ключищах. Однако Сергей Марахов все равно продолжил задавать вопросы, на которые Александр Бочкарёв, как он сам говорит, не реагировал. Видеозаписи разговоров попали на видеокамеры суда и стали доказательствами.

Адвокат Юлия Фомина пожаловалась на то, что отдельного входа в здание суда для подсудимых нет, а сопровождение, которое могло бы пресечь общение ее подзащитного с другими людьми, ФСИН не предоставила.

По словам потерпевшего Дзепы, Марахов предлагал ему 5 млн рублей, чтобы тот снял обвинения с Бочкарёва.

Судья Мария Дякина отложила разбирательство, обещав вынести решение по ходатайству ФСИН 14 января.

Сторона защиты в деле Олега Сорокина требует передать дело в областной суд и проводить рассмотрение в закрытом режиме, так как в материалах содержатся документы под грифом "Секретно" и "Совершенно секретно".

Сегодня в райсуде продолжилось прерванное вчера заседание по делу экс-зампреда Заксобрания Олега Сорокинаобвиняемого в получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ), а также соучастии в похищении Александра Новосёлова. По последнему эпизоду также проходят бывшие правоохранители Евгений Воронин и Роман Маркеев.

Перейти к рассмотрению по существу и допросу Новосёлова опять не удалось.

Один из адвокатов Сорокина Андрей Юдин подал ходатайство о передаче дела в Нижегородский областной суд. По его словам, районный суд и судья Екатерина Кислиденко не имеют права рассматривать данное дело и проводить заседания в открытом режиме.

"В деле содержатся материалы, на которых стоит гриф «Секретно» и «Совершенно секретно», в том числе указания на используемую аппаратуру и методы проведения эксперимента. В показаниях Маркеева также имеются сведения, представляющие собой государственную тайну. из-за того, что в деле содержится много документов, представляющих собой государственную тайну, то рассмотрение дела в Нижегородском районном суде ведет к нарушению закона и прав подзащитных. Прошу передать уголовное дело для рассмотрения в Нижегородский областной суд", – пояснил юрист.

Бывший правоохранитель Роман Маркеев подтвердил слова адвоката, отметив, что закон запрещает ему разглашать некоторые моменты, связанные с обсуждением данного уголовного дела:

"Любое мое случайно произнесенное слово в этом процессе может привести к тому, что меня осудят потом за разглашение гостайны. Я могу даже сказать, что есть понятия в деле, которые не могу пояснять, например, ЖНС — я не могу это даже публично расшифровать. За любое слово нас потом осудят."

Прокурор Елена Шкаредная заявила, что все документы, которые имеются в деле, не секретные, однако сторона защиты возразила и указала на некомпетентность гособвинителя в данном вопросе. После того, как суд взял перерыв, действительно выяснилось, что на некоторых предоставленных следствиям документах с обратной стороны стоит гриф секретности.

Прокурор попросила прервать заседание, чтобы сделать запрос в правоохранительные органы по поводу того, как предоставлялись документы и были ли они до этого рассекречены. Адвокаты защиты разделились во мнениях, стоит ли поддержать ходатайство о переносе заседания. С одной стороны им выгодно затягивать процесс, с другой – появилась отличная возможность сыграть на некомпетентности обвинения.

"Перед нами парадоксальная ситуация, становится страшно от того, что прокуроры плохо знают дело, они утверждают, что в деле нет секретных документов, а когда им тыкают пальцем и указывают на такие документы, они говорят: «Ой, мы должны проверить». Но ведь в деле нет данных о том, что эти документы рассекречены. То есть грифа секретности недостаточно? – возмутился адвокат Шота Горгадзе. – Такое недоверие к сотрудникам правоохранительных органов удивительно!"

Адвокаты Юдин и Кандин поддержали ходатайство. Адвокат Гуревич потребовал просто передать дело в областной суд. Адвокат Бородин и вовсе обвинил прокуратуру в попытках затянуть процесс.

В итоге суд принял решение удовлетворить ходатайство и дать время для выяснения статуса документов. Следующее заседание пройдёт 14 января, начало суда назначено на 9:00.

Один из подозреваемых в деле Сорокина, бывший правоохранитель Евгений Воронин нанял знаменитого адвоката Шоту Горгадзе.

Вчера в Нижегородском райсуде продолжились слушания по делу экс-зампреда Заксобрания Олега Сорокина, обвиняемого в получение взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ), а также соучастии в похищении Александра Новосёлова. По последнему эпизоду также проходят бывшие правоохранители Евгений Воронин и Роман Маркеев.

Сегодня планировалось начать приступить к допросу потерпевшего Александра Новосёлова, однако за 11 часов заседания этого сделать так и не удалось.

Защита обвиняемых подготовила 12 ходатайств, в том числе, о введение в процесс трех новых защитников для Евгения Воронина и Романа Маркеева (один из них Шота Горгадзе, защищавший депутата Госдумы Александра Хинштейна, певца Валерия Меладзе, телеведущего Владимира Соловьёва и продюсера Иосифа Пригожина), об отводе судьи и прокурора. Кроме того, бывшие оперативники ходатайствовали об отмене адвокатов по назначению.

Ни одно из ходатайств не было удовлетворено.

Около 20:00 Роману Маркееву стало плохо и для него вызвали скорую. Врачи зафиксировали у подсудимого него повышенные давление и уровень сахара в крови (Маркеев более диабетом), но заключили, что состояние не является острым. Тем не менее, прокурор Елена Шкаредная предложила перенести рассмотрение дела на 11 января.

Арбитражный суд Нижегородской области частично удовлетворил иск ООО ПБ "Инженер" к ГУММиД о взыскании 634,5 млн рублей долга по оплате дополнительных работ, выполненных сверх контракта на строительстве станции метро "Стрелка".

Напомним, что в ноябре 2018 года ООО Проектное бюро "Инженер" (организация, как пишет "Коммерсант", аффилирована с  Владиславом Костенко, учредителем ООО СК УС-620, которое выступало генподрядчиком строительства "Стрелки") подало иск на МКУ "Главное управление по строительству и ремонту метрополитена, мостов и дорожных сетей в Нижнем Новгороде".

Ответчик отказывался принимать не предусмотренные контрактом дополнительные работы, выполненные истцом при строительстве новой станции метро в Нижнем Новгороде. Сумма исковых требований на момент обращения в суд составляла 767 млн рублей, однако по итогам разбирательств была уменьшена до 634,5 млн рублей.

В ГУММиДе намерены обжаловать судебное решение, так как не согласны с расчетами ПБ "Инженер".

На этот раз подкачало здоровье адвоката по назначению одного из подсудимых – бывшего правоохранителя Евгения Воронина.

Напомним, что Олегу Сорокину инкриминируют получение взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ), а также соучастие в похищении Александра Новосёлова. По последнему эпизоду также проходят экс-правоохранители Евгений Воронин и Роман Маркеев.

На последнем заседании 20 декабря прокуроры зачитали обвинение, сегодня суд должен был допросить потерпевшего Александра Новосёлова, однако обстоятельства сложились иначе.

В суд не пришёл адвокат Воронина по назначению Кандин. Вчера он сообщил, что не может присутствовать на заседании по состоянии здоровья и с 24 по 28 декабря находится на больничном. Подсудимому направили нового адвоката от государства, но она прочитала лишь три тома материалов дела.

"Надо было производить какой-то кастинг по состоянию здоровья", – пошутил Сорокин.

Сторона защиты считают, что суд можно продолжить лишь после выхода Кандина с больничного. Новый адвокат Воронина Нина Платова прямо заявила, что не готова к защите.

"Как она меня будет защищать, я не знаю. Она читала с 49-го тома. С него в деле мои данные начинаются. Прошу старого адвоката оставить", – сказал Воронин.

Прокурор поддержал защиту, посчитав, что заседание нужно перенести, а также предложил выделить Воронину "запасного" адвоката по назначению, на случай болезни первого. Судья спросила мнения обвиняемого, согласен ли он на двоих адвокатов.

"Вот, Ваша честь, даже посоветоваться не с кем, – ответил Воронин, вызвав в зале смех. – Не знаю."

Суд принял решение перенести заседание, а юриста Платову назначить вторым адвокатом, а не вместо Кандина.

Следующее рассмотрение дела пройдёт уже в 2019 году, график заседаний выглядит следующим образом: 10, 11, 14, 16, 18, 21, 23, 25, 28, 30 января и 1 февраля в 9:00.

Вчера в Нижегородском райсуде завершилось оглашение обвинительного заключения бывшему главе Нижнего Новгорода Олегу Сорокину и экс-сотрудникам милиции Роману Маркееву и Евгению Воронину.

Суд по делу Сорокина традиционно начался со шквала ходатайств стороны защиты, которые судья последовательно отклоняла. Воронину было отказано в перенесении заседания на 30 дней, чтобы его новый адвокат по назначению смог ознакомиться с делом. Сорокину было отказано в допуске в процесс в качестве общественного защитника писателя Захара Прилепина. Адвокатам подсудимых было отказано в ходатайстве об отводе судьи.

После обеда гособвинители зачитали обвинительное заключение. По версии следствия, в 2004 году начальник отдела по раскрытию серийных и заказных убийств Евгений Воронин, участвуя в расследовании покушения на бизнесмена Олега Сорокина, организовал под видом «оперативного эксперимента» захват и вывоз в лес Александра Новоселова. По словам потерпевшего, в лесу его пытали и били, а Сорокин грозился отрубить ногу. Затем в здании ГУВД напуганный Александр Новоселов дал показания по задействованной в покушении машине и заказчику покушения Михаилу Дикину.

Второй инкриминируемый Сорокину эпизод – это взятка «в виде услуги», полученной в 2013 году, когда он работал главой Нижнего Новгорода. По данным гособвинения, Олег Сорокин попросил своего знакомого Мансура Садекова, за $1 млн подкупить руководство ЗАО «Вектрон», которое в ФАС РФ и арбитражном суде оспаривало итоги крупнейшего земельного аукциона по продаже права аренды 453 га в деревне Кузнечиха. В 2014 году Мещанский райсуд Москвы осудил господина Садекова за покушение на коммерческий подкуп и признал, что действовал он по своей личной инициативе, а не с подачи ОВС.

Сорокин и адвокаты раскритиковали обвинение, заявив, что коммерческий подкуп Садекова ему необоснованно пытаются вменить как должностную взятку и следствие не расписало, как, где и когда с ним договаривался Садеков. 

"В обвинении не указано, ЧТО я должен был сделать за эту так называемую взятку, какие полномочия использовать или, наоборот, не использовать. В качестве главы города у меня были только представительские функции, и мне никто из руководителей администрации Нижнего Новгорода не подчинялся. Ни одного решения о распределении земельных участков я не принимал, – недоумевал Сорокин. – Мне неясно, как конкретно я мог оказывать содействие, покровительство или попустительство Мансуру Садекову, который официально был безработным и никаких дел в Нижегородской области не вел? В обвинении ничего не говорится, как, когда и при каких обстоятельствах Садеков договорился со мной о даче взятки."

Касательно похищения Новосёлова обвиняемый пояснил, что исполнял законные требования работников милиции в рамках оперативно-розыскных мероприятий отведенную ему «узкую роль», желая узнать заказчиков его несостоявшегося убийства. 

"Все предыдущие 14 лет Новоселову отказывали в возбуждении уголовного дела, не находя признаков не то что похищения, но даже превышения полномочий cо стороны сотрудников полиции. Более того, его осудили за дачу ложных показаний, а сейчас его ложные показания берутся как правдивые за основу обвинения. Все полностью перевернулось с ног на голову, и я не понимаю, почему", – сказал Сорокин.

Он объявил, что обвинение ему непонятно и свою вину он не признаёт. Позицию непонимания заняли также и бывший полицейские. Они заявили, что оперативный эксперимент 2004 года был санкционирован руководством ГУВД для раскрытия преступления.

"Все, что мне можно предъявить, это то, что не нашел стрелявших. В заключении путаница по поводу того, кто и что с Новоселовым делал. Я не признаю обвинение, оно мне непонятно. Я не признаю себя виновным, т.к. никаких преступлений не совершал", – сказал Воронин.

Маркеев возмутился тем, что ему одновременно инкриминируют и похищение, и превышение должностных полномочий:

"Я так и не понял, проводили мы оперативный эксперимент или нет. Если все документы о проведении эксперимента были подписаны вышестоящим руководством, значит, это был оперативный эксперимент? Тогда где список моих должностных полномочий, чтобы понять, какие из них конкретно были превышены? Если в обвинительном заключении говорится, что во время оперативного эксперимента велась видеосъемка, то где она? Я зачем тогда вел эту съемку? Чтобы себя скомпрометировать? Откуда взялись данные о том, чем закончился эксперимент? Если я превысил свои законные обязанности, то значит я все же исполнял обязанности, и как тогда я мог похитить человека, если я исполнял обязанности?"

Подсудимые заявили, что в заключении "много ляпов" и это "свободное творчество следователя" нужно вернуть прокурорам, однако суд решил продолжить слушание. 25 декабря начнется допрос потерпевшего Александра Новоселова по обстоятельствам его вывоза в лес и происходившим там событиям.

В суде проходят слушания по делу экс-начальника тыла ГУ МВД России по Нижегородской области Ихтияра Уразалина.

Напомним, что бывший тыловик нижегородской полиции Ихтияр Уразалин и директор авторынка «Московский» Иосиф Дриц обвиняются в посредничестве при передаче взятки в 30 млн рублей "неустановленным должностным лицам" из Главного следственного управления (ГСУ) за прекращение в 2014 году уголовного дела в отношении обнальщика Максима Осокина. Якобы при содействии Уразалина взяточники, которых так и не удалось найти, забрали указанную сумму из 44,8 млн рублей налички, изъятой предпринимателя в качестве вещдоков.

В апреле 2014 года деньги по расписке были возвращены следователем Максиму Осокину в тот же день, когда против него было прекращено по амнистии уголовное дело. Однако выяснилось, что инкассаторские мешки с наличкой были почти полностью забиты нарезанной бумагой и силикатными кирпичами.

Уразалин свою вину не признаёт и не понимает, какое вообще отношение имеет к данному делу.

На суде был допрошен Дмитрий Сафонов, который около семи лет работал на Максима Осокина, в том числе его личным водителем. Он рассказал, как в 2014 году вместе с работодателем ездил забирать те самые мешки. По его словам, "деньги" они отвезли в деревню Ройку в арендованный Осокиным дом. Там Дмитрий Сафонов помог шефу занести внутрь мешки, где они их открыли.

"Вместе с некоторой частью наличных там лежали нарезанные пачки бумаги в размер купюр и белые силикатные кирпичи. Явно там была не вся сумма, я знаю, что она была около 40 млн руб. У Осокина было непонимание. В первый момент он нецензурно выругался", – рассказал Сафонов.

Водитель и Осокин рассортировали улов, сложив кирпичи стопкой у стены, а инкассаторские мешки выкинув в подвал. Спустя два года оперативники и следователи СК, осматривая дом в Ройке, обнаружили и кирпичи, и мешки.

Ни об Иосифе Дрице, ни об Ихтияре Уразалине водитель от Максима Осокина ничего не слышал. Арестованный тыловик спросил у свидетеля, почему они не обратились в органы с заявлением о хищении денег, но водитель ответил, что это была «не его проблема» и начальник сам решал, как ему поступать.

Кроме того, были допрошены сотрудники прокуратуры Нижегородской области Владимир Миронов и Роман Тараканов, которые в 2014 году работали в управлении прокуратуры по надзору за следствием и дознанием и участвовали в совещании по «делу Осокина».  По их словам, надзирающий прокурор выяснил, что доказательств собрано мало: полицейские следователи не провели ряд очных ставок, не установили движение денежных средств по счетам, а обвинение в «организованной группе» строилось на показаниях одного обвиняемого.

Дело было возвращено на доследование, а через месяц Осокину изменили обвинение со ст. 172 УК РФ «Незаконная банковская деятельность» на более мягкое по ст. 171 «Незаконное предпринимательство» и прекратили дело по амнистии.

Имя Уразалина в показаниях прокуроров вновь не упоминалось. Он спросил у свидетелей, участвовала ли в истории с возвращением дела каким-либо образом служба тыла и не получали ли тыловики от прокуроров какие-нибудь поручения по делу Осокина. Ответ был отрицательным.